Что бывший сержант полка Кадырова рассказал о казнях в Чечне в 2017 году

16 марта 2021
Сулейман Гезмахмаев и его личное удостоверение сотрудника МВД Чечни. Иллюстрация: «Новая газета».

«Новая газета» опубликовала рассказ Сулеймана Гезмахмаева, бывшего сотрудника МВД Чечни и свидетеля массовых внесудебных преследований и казней. Это вторая часть расследования издания о внесудебных казнях в Чечне, которые, по информации журналистов, местные сотрудники ФСБ и МВД проводили в 2017 году. 

По информации издания, Сулейман Гезмахмаев, старший сержант полка патрульно-постовой службы полиции имени Ахмата Кадырова МВД по Республике Чечня (далее — полка им. Кадырова), принимал непосредственное участие в незаконных задержаниях жителей Чечни. 

В декабре 2016 и январе 2017 года он задерживал людей, охранял их в подвале на базе полка и стал свидетелем пыток, которым их подвергали.  

«Задержанные все были подвергнуты пыткам электричеством, избиение дубинками, резиновыми шлангами, а также истязания при помощи 100 литровой пластмассовой бочки синего цвета наполненной водой, в которую вниз головой опускается задержанный подвешенный за ноги к крючку, закрепленному на потолке», — приводит «Новая газета» отрывок из письма, написанного Гезмахаевым в 2017 году и переданного автору расследования Елене Милашиной (орфография и пунктуация оригинала сохранены - прим. ред.). 

По словам Гезмахмаева, в убийстве как минимум 13 незаконно задержанных лично участвовал двоюродный брат Рамзана Кадырова, Турпал-Али Ибрагимов.

По информации газеты, Гезмахмаев также лично участвовал в допросах задержанных и стал свидетелем казни по меньшей мере 13 из 27 чеченцев, расследование обстоятельств гибели которых в ночь на 26 января 2017 года легло в основу первой части расследования «Новой газеты». 

В первой части расследования журналисты «Новой» уже опирались на показания Сулеймана Гезмахмаева. Однако до публикации второй части его имя не объявляли публично из соображений безопасности.  

Увольнение 

Гезмахмаев ушёл со службы в полке им. Кадырова после того, как его сослуживец и близкий друг Сулейман Саралиев был убит по подозрению в гомосексуализме. 

По словам Гезмахмаева, Саралиев вынужден был задушить одного из задержанных, Махму Мускиева, в ночь массовой казни в январе 2017-го в подвале полка имени Кадырова.  

«Сулейман сказал мне, что не может забыть лицо Мускиева в тот момент, когда его убивали […] Он всё время говорил, что ему по ночам снится Махма Мускиев, не мог спать нормально, подсел на "Лирику". У него стало навязчивой идеей рассказать кому-то о казни», — утверждает Гезмахаев.

В итоге они вдвоём поехали на встречу с приятелем Саралиева по имени Минкаил, который работал «то ли в следкоме, то ли в прокуратуре», чтобы рассказать о случившемся. Минкаил попросил дать ему неделю, чтобы посоветоваться с начальством, но на связь так и не вышел.   

В конце марта 2017 года Гезмахмаев (в это время он находился на больничном отпуске) узнал, что в полк имени Кадырова приезжал вице-премьер республики и ближайший соратник Кадырова Абузейд Висмурадов. 

Он привёл с собой некоего задержанного парня, который указал, что Саралиев — гомосексуал, и сказал, что ранее был с ним вместе на квартире. На следующий день Саралиев был похоронён без похоронных ритуалов

Гезмахмаев полагает, что с его другом могли «расправиться как с геем, потому что он рассказал о казни задержанных чеченцев». 

Эвакуация

В конце апреля 2017 года Гезмахмаев с семьёй уехал из России через Беларусь сначала в Польшу, а затем в Германию, где попросил политическое убежище. 

Миграционные службы отказали Гезмахмаеву и его семье в убежище на основании «Дублинского правила», согласно которому убежище предоставляют власти той страны, через границу которой проситель въехал в Европейский Союз. 

В Польше Гезмахмаеву грозила тюрьма за нарушение миграционных правил, кроме того, в этой стране большая чеченская диаспора с крепкими связями с республикой. 

Во второй части расследования журналистка Елена Милашина рассказывает, как вместе с правозащитниками и адвокатами «Новая газета»  организовала операцию по эвакуации Гезмахмаева сначала из Евросоюза, а затем из России. 

Вернувшись из Польши в Россию, Гезмахмаев с семьёй прожили здесь полтора года, из соображений безопасности не выходя на контакт с родными и близкими. Сейчас они эвакуированы из России. 

Перед публикацией второй части расследования с показаниями Гезмахмаева в другую страну также эвакуировали его родственников из Чечни. 

«Список 27-и» 

Публикация показаний Гезмахмаева — это очередная часть расследования «Новой газеты» о массовых преследованиях и внесудебных казнях в Чечне, которым издание занимается больше четырёх лет. 

Предыдущая часть расследования посвящена обстоятельствам внесудебной казни 27 жителей Чечни 26 января 2017 года, свидетелем которой стал Гезмахмаев. 

[Читайте подробно: «Новая газета»: Российские силовики заставляли похищенных присягать ИГИЛ, а потом убивали

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, комментируя эту публикацию, сказал, что она «не может рассматриваться как доказательство неких внесудебных казней» и что её должны изучать правоохранительные органы, в распоряжении которых она находится. 

«Новая газета» продолжала расследование, несмотря на окончательный отказ российских следственных органов возбудить уголовное дело о внесудебных казнях в марте 2018 года. 

______________________________________________________________________

Мы в соцсетях: Телеграм, Одноклассники, Instagram, Facebook. Подпишитесь и читайте подробные новости с Кавказа!