Голос из Панкиси | От «кризиса Панкиси» до сегодняшних дней

31 января 2018
Луиза Мутошвили (Лука Пертаия /OC Media)

Луиза Мутошвили, 27 лет, Панкисское ущелье

Пять лет назад я начала преподавать в государственной школе в Дуиси, в Панкисском ущелье. Это полностью изменило мою жизнь. Я занималась преодолением языкового барьера в регионах с этническими меньшинствами. Сама я кистинка и грузинский язык не родной мне, поэтому хорошо понимаю  проблемы с которыми сталкиваются не его носители.

В школе преподаю грузинский на русском отделении. Мой ученики — дети, которые приехали сюда во время войны в Чечне. С недавних пор я еще и заменяю учителя истории.

«Кризис Панкиси» и сегодняшний день

Я проделала долгий путь, чтобы добиться того, что имею. Сама была школьницей в 2000-х годах, когда был «кризис Панкиси». Это был тяжелый период для всей страны, а у нас, у молодых, не было никаких возможностей. Единственное яркое пятно в нашей жизни был Фонд регионального развития Кахети, где мы могли узнать что-то новое и познакомиться с интересными людьми.

Там впервые стали поднимать такие темы как права человека или гендерные проблемы. Раньше о таком мы даже не задумывались. Моя семья не полностью поддержала мое решение посещать тренинги. Они говорили, что какие-то «сороселеби» (сторонники американского филантропа Джорджа Сороса) пытаются запудрить нам мозги.

С 2013 года я начала работать в Фонде и теперь мы пытаемся заново отстроить разрушенные со времен кризиса мосты между кистинцами и грузинами. Мы вовлекаем молодых людей в разную деятельность, а также помогаем женщинам получать образование и разрабатывать собственные бизнес-проекты.

Конечно, со того времени многое изменилось. Во время моей учебы не было электричества, газа, информация до нас не доходила. Здесь игнорировалось грузинское законодательство. Панкиси был закрыт и процветал наркобизнес.

Вина, естественно, лежит не только на местных жителях. Государство это поддерживало. У нас не было адекватной учебной программы, которая помогла бы расширить кругозор. Сегодня молодым людям в этом отношении повезло. Они очень разные и прогрессивные. Они борются за улучшение среды.  

Укоренившаяся стигма

К сожалению, мы не смогли преодолеть стигму, которая окружает Панкиси с момента кризиса. После спецоперации 22 ноября 2017 года о нас все вспомнили, «Панкиси» звучало отовсюду, а иногда и в несправедливо негативном контексте. СМИ и правительство внесли в это немалую лепту. Голословные комментарии и плохое освещение вопроса негативно повлияли на образ ущелья.

Некоторые комментарии в Facebook вызывали у меня слезы. От людей исходила ужасная агрессия. Но винить никого не могу. Много факторов способствовали формированию такого отношения к Панкиси.

Честно говоря, если, к примеру, мой брат был бы причастен к преступной группировке, то это ни на чтобы не повлияло. Я считаю, что каждый должен нести ответственность. Никого не радует возможность оказаться в такой ситуации.

Кистинцы же на протяжении всей жизни с грузинами никогда не предпринимали каких-либо преступных действий против государства. Я горжусь, что мы являемся одной из наиболее хорошо интегрированных наций.

Мы не радовались, когда молодые люди уехали в Сирию. Матери из Панкиси очень часто обращались в МВД с призывом усилить контроль на границе. Но, к сожалению, реальность такова, что даже несовершеннолетние смогли пересечь ее и в итоге погибли в Сирии.  

Комплексность проблемы

Есть всего пара причин, почему граждане Грузии уезжают сражаться в Сирию. Это многоуровневая проблема. Часто говорят, что главная причина заключается в экономических условия, но это не правда. Приезжайте в Панкиси и убедитесь, что в отличие от других регионов люди здесь живут лучше.

Это могло быть причиной в отдельных случаях, но не единственным или даже главным мотивом. Пропаганда «Исламского государства», антирусские нарративы, проблемы с идентичность также способствовали этому.

Несмотря на то, что каждый уехавший принимал решение самостоятельно, мы должны рассмотреть комплексно все факторы, заставившие сделать такой шаг, который в конечном итоге нанес вред нам, нашей стране или многим людям.

Роль женщины

Роль женщин в решении этих и других проблем очень важна. В настоящее время мы очень много слышим о феминизме, гендерных отношениях и женской активности. Хотя я соблюдаю традиции, это не мешает мне быть феминисткой. Совру, если скажу, что в Панкиси таких женщин много. Мне приходиться часто заставлять их проявлять активность, не игнорировать проблемы. Пример одного человека является большим стимулом для других.

Я мотивировалась этой идеей в 2014 году, когда решила участвовать в местных выборах. Невообразимое явление для местных жителей — молодая женщина в политике. Впервые в нашем сообществе женщина во всеуслышание заявила, что хочет быть частью политической жизни.

Новость не вызвала восторг и у моих родственников, друзей, общины, деревни. Каждый день я слышала: «Чего ты добиваешься?», «Знаешь же, что проиграешь, так почему не остановиться?» В такие моменты очень важна поддержка семьи, особенно мужчин. Если бы мой отец не встал на мою сторону, я бы ничего не добилась.  

Учитывая преобладающие отношения к этому вопросу, я и не думала о победе. Знала, что играю в игру, которую заведомо проиграю, но важно было с достоинством это сделать. Очень страшно было проиграть с большим отрывом.

В консервативном обществе, где власти все еще играют большую роль, а все мои конкуренты были людьми с большим авторитетом, в итоге от победы меня отделяло 12 голосов. Я не проиграла выборы, а показала девушкам, что они могут добиться всего. Стереотип, что у них нет никаких шансов, рухнул.

Думаю, люди должны рисковать. Во время выборов мне было очень тяжело, но я ни о чем не жалею. По крайней мере, кто-то должен был сделать это, мы не должны бояться делать первые шаги. Мы должны быть сильными, преодолевать препятствия, и путь к этому лежит через образование. Это то, во что я верю: образование приносит независимость.

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас