[Голос из Тбилиси] Женщины Грузии: Ликуна Чачибаия, 21 год

30 июля 2017
(Nino Baidauri/Women of Georgia)

Женщины в Грузии часто обделены правом голоса. Их мнения, мечты, стремления и достижения часто зациклены и вращаются вокруг мужчин. Проект «Женщины Грузии» дает героиням возможность высказаться и рассказать обо всем своими словами. Мы собрали 150 различных историй со всей страны. На протяжение нескольких месяцев OC Media будет публиковать их на английском и русском языках. Ниже о себе рассказывает Ликуна Чачибаия.

«Я выжила»

29 мая, ровно пять лет назад, я упала с девятого этажа. Несмотря на то, что шансов уцелеть практически не было, я выжила. Хотя из-за этого происшествия моя семья потеряла все, а я получила еще один шанс насладиться жизнью.

За три дня, что я был в коме, мне ампутировали руку. Из-за того, что я была без сознания, согласие дали родители. Это было необходимо сделать, так как в противном случае могла развиться гангрена и я бы не выжила. Придя в себя, я оказалась прикованной к кровати, никто не знал, какая будет реакция на новость. Но врачи перешептывались: «Она не знает. Мы не можем сказать ей». Стало понятно, что что-то не так. Подвигала ногами ­ — я их чувствовала и уже была этим довольна. Моя голова была повернута налево и пристегнута — так и поняла, что правой руки уже нет.

Сначала думала, что потеряла голос. Не было сил произнести даже самое важное для меня слово: «мама». Это меня и напугало, думала, никогда не смогу больше говорить. На деле причиной всему этому был аппарат, к которому я была подключена. Когда его отключили, я смогла произнести первые слова: «хочу к маме» — счастливее меня в тот момент не было никого.

Мне необходимо было ее увидеть и когда она вошла, я спокойно спросила, почему мне не сказали, что ампутировали руку. Не было шока, депрессии или чего-то еще в этом роде. Мама обрадовалась, что я так спокойно все приняла.  

«Почему я?»

(Nino Baidauri/Women of Georgia)

Я думала о вещах хуже, чем потеря руки и не придавала большое значение сколько их у меня будет. Просто продолжала жить обычной жизнью. Больше скажу, сейчас я более успешна, стала умнее. Реабилитационный период был коротким. Вернувшись домой, сначала было нелегко, так как есть огромное количество вещей, которые привыкла делать правой рукой, а тут надо было переключаться на левую. В такие моменты думала: «Почему именно я?».

Но я смогла с этим справится. Решил не тратить на это много времени. Депрессия не длилась долго. Однажды, проснувшись и побыв наедине с собой, решила, что должна быть сильной. Мне дали второй шанс на жизнь, и я должна сделать что-то особенное.

«Люди вокруг делали меня счастливой и живой»

Иногда я забывала, что у меня не было правой руки. Я ее автоматически протягивала и понимала, что: «Ой, у меня же ее нет». Из-за этого больше комплексовала моя семья, чем я. Они не стыдились меня. Просто это сложно 16 лет растить ребенка и внезапно принять тот факт, что у нее нет руки. Когда я начала выходить на улицу, сначала прятала руку, затем перестала. Спасало то, что люди вокруг делали меня живой — родители и брат. Неважно, одна у тебя рука или две, когда понимаешь, как тебе повезло снова быть с любящими людьми, то о каких комплексах идет речь?

«Больше всего раздражало то, что меня жалели»

(Nino Baidauri/Women of Georgia)

На момент происшествия, я окончила девять классов. Но решила продолжить учебу и в том же классе. Ребята разделился на две стороны. Одна меня поддерживала, а другая — смотрела свысока. Иногда они подшучивали надо мной, спрашивали, как я расчесываю волосы или делаю маникюр. Это раздражало и иногда мне приходилось очень грубо и жестко отвечать. Но в один момент поняла, что просто бесполезно таким людям что-то доказывать.  

Я потеряла многих друзей. Не потому, что они стыдились меня, а потому, что не понимали, что произошло и что мне нужно было. Они меня жалели и это ужасно раздражало. Если вы дружите со мной, не надо жалости. Просто поддерживайте отношения, которые у нас были раньше.

«Я очень хотела танцевать»

Я хотела заняться чем-то помимо учебы. Очень хотела танцевать. Один очень дорогой мне человек поставил для нас танец, и я поняла, что у меня получается. Тогда мне захотелось поучаствовать в шоу талантов «Ничиери». Честно говоря, по определенным причинам первый танец у нас провалился, но мы перешли в полуфинал. После этого вся моя жизнь изменилась. Со мной связались из Центра паралимпийских игр и предложили попробовать себя в плавание. Они были уверены, что у меня все получится, они видели потенциал.

«Для меня нет ничего невозможного!»

Сначала получалось ужасно. На 25-метровой дистанции приходилось отдыхать дважды. Однако я смогла с этим справится и через месяц поехала в Португалию на свои первые соревнования. На старте я была на одной линии с сильнейшими пловчихами в мире, прыгнув в воду, начала сражаться как настоящий спортсмен. Поняла, что должна достигнуть их уровня, не имела права сдаться. Я чувствовала ту страсть, которая движет всеми пловцами. Через месяц после соревнования, примерно за 15 минут до наступления моего дня рождения, мне позвонил Гиорги с поздравлениями. Я ответила, что до дня рождения еще рано, но оказалось, он поздравлял с получением лицензии на участие в Параолимпийских играх в Рио! Это был самый большой подарок, который я когда-либо получал в жизни. В тот момент поняла, что я полноценный человек и для меня нет ничего невозможного!

Не могу сказать, что нет ограниченных возможностей, конечно, они есть. Существуют барьеры, трудности и на самом деле достаточно существенные, но нельзя допустить, чтобы они как-то на нас воздействовали. Мы должна преодолеть их, перепрыгнуть через них. Мы можем это сделать. Человек может все.

(Нино Гамисония)

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас