[Голос из Тбилиси] Женщины Грузии: Нино Хажомия, 40 лет

1 марта 2017
Нино Хажомия (Нино Баидаури/Женщины Грузии)

Женщины в Грузии часто обделены правом голоса. Их мнения, мечты, стремления и достижения часто зациклены и вращаются вокруг мужчин. Проект «Женщины Грузии» дает героиням возможность высказаться и рассказать обо всем своими словами. Мы собрали 150 различных историй со всей страны. На протяжение нескольких месяцев «OC Media» будет публиковать их на английском и русском языках. Ранее мы уже делились историей 19-летней Шалалы Амирджановой из города Марнеули. Ниже о себе рассказывает Нино Хажомия.

Я не могла иметь детей из-за некоторых проблем со здоровьем. И никогда не смогла бы их завести, если бы не медицинский прогресс. 13-летний Саба — наш с мужем биологический ребенок, зачатый с помощью искусственного оплодотворения (ЭКО). Раньше я всегда говорила, что рождение сына сродни чуду. В церкви, правда, сейчас идет волна против прогрессивных идей. У меня был серьезный спор со священником, который сказал, что я буду проклята из-за экстракорпорального оплодотворения: «Бог хотел, чтобы вы были бездетный». На что я ответила довольно резко: «Если бы Бог этого хотел, ЭКО не прошло бы успешно», — и посоветовала ему проклясть кого-нибудь другого.

Роды прошли хорошо, хотя у меня был риск выкидыша на протяжении всех 9 месяцев. Всю беременность я не могла избавиться от мысли, что хочу завести второго ребенка, которого обязательно усыновлю. Это было связано с одним случаем из прошлого.

Несколько лет назад для телевизионной программы «60 минут» я готовила репортаж о трехлетнем мальчике из детского дома в городе Коджори. Однажды я застала его складывающим одежду перед сном, а после он клал ее под подушку вместе с обувью, чтобы никто не мог их украсть и ему не пришлось бы ходить голым следующие дни. Я была в шоке. Такое не забывается. Тогда я решила, что независимо от того, сколько у меня будет детей, одного я обязательно усыновлю и дам ему теплый, семейный уют.

Когда Сабе было полтора года, нас с мужем внесли в список семей, ожидающих очереди на усыновление.

Наши родители достаточно негативно отреагировали на наше решение. Моя верующая мать всеми силами пыталась отговорить меня. Говорила, что это «позор», что генетика имеет значение, и мы не знаем, кто может вырасти из приемного ребенка. Я никого не слушала.

Возможно, многие не знают, но в Грузии существует два способа усыновления детей: легальный и нелегальный. Второй заключается в нахождении беременной женщины, которая не хочет делать аборт или не в состоянии, но хочет родить ребенка, чтобы позже отдать на усыновление. Женщине заранее платят и из роддома малыша уже выписывают с фамилией приемной семьи. Это происходит в региональных родильных домах, где легко договориться с врачами. Некоторые дети продаются за 2 000, 5 000 или 10 0000 долларов США.

Нино Хажомия (Нино Баидаури/Женщины Грузии)

Я выбрала законный путь. Мы подали официальное заявление, где можно было указать основные критерии внешности вашего будущего ребенок — например, желаемый цвет кожи, волос, глаз, физические особенности и даже этническую или религиозную принадлежность. Мы не пытались ускорить процесс и готовы были взять любого малыша. Но даже несмотря на это, срок ожидания составлял 10 лет!

Через четыре года, я позвонила в агентство, где сказали, что мы 662-ые в списке. Это означало, что наша очередь придет, только когда мне будет 70-80 лет! Во всем виновато несовершенство законодательных документов. В стране много детей, нуждающихся в родительской заботе, но если их кто-то навещает в детском доме хотя бы раз в полгода, то считается, что они потенциально могут вернуться в свои семьи. Чаще всего это дальние родственники, которых ребенок не знает. В результате они так и остаются в приюте до совершеннолетия. Вот почему усыновление ребенка – длительный процесс.

Наши десять лет ожидания закончились 28 декабря 2013 года. Я готовилась к наступлению нового года, когда мне позвонили и сказали, что есть малыш из приемной семьи в городе Рустави, на которого можно посмотреть. Это был 9-месячный Николоз. Сначала, я подумала, что меня кто-то разыгрывает, потому что по моим расчетам, очередь еще не подошла. После я узнала, что от Николоза все отказались.

Я решила встретиться с мальчиком на следующий день. Сабе на тот момент было уже 11 лет.

Ночь была бессонной и самой тяжелой в моей жизни. На какой-то момент мне стало ужасно страшно. Боялась, что все внимание все равно будет уделяться Сабе, а Николоз не будет чувствовать себя комфортно. Я не хотела совершить ошибку на радость своих родственников. После ночи сомнений, решение было принято в пользу Николоза. И как только я увидела малыша, закутанного в полотенце, поняла, что именного его ждала 10 лет.

Дальше были формальности: суд, регистрация, встречи с социальными работниками – это заняло около двух месяцев. Все это время я думала о биологической матери Николоза, чувствовал какую-то солидарность по отношению к этой женщине. Может быть, ей тяжело, нету денег на еду, на заботу о ребенке и пришлось отказаться от него?! Я решила найти ее, поговорить как женщина с женщиной, и предложить ежемесячную финансовую поддержку, если она захочет вернуть ребенка. Нашла район и село, где она жила, но потом остановилась. «Нет, сынок, ты уже был большим мальчиком, когда пришел к нам». Если Ника продолжит спрашивать, где он жил до этого, отвечу: «Ты был в одной очень хорошей и заботливой семье, а потом переехал к нам».

После того как Николоз стал членом нашей семьи, мы стали праздновать два дня рождения: 28 февраля — день, когда мы его забрали и 13 марта — его настоящий день рождения. Я думаю, это поможет ему принять все постепенно, и мы также найдем способ легко ему все объяснить.

Я не считаю, что от ребенка нужно скрывать усыновление из-за опасности психологической травмы. Хуже будет если он узнает все от так называемых доброжелателей. Тогда ребенок просто будет обвинять вас во лжи.

Интересно буду ли я ревновать, если Ника захочет увидеть и переехать к своей биологической матери, когда вырастет. Но у нас нет никаких оснований для этого. Мы хотели детей не потому, что нам нужен был кто-то, кто бы заботился о нас в старости, а потому, что хотим вырасти детей любящими и сформировавшимися личностями.

Социальный проект «Женщины Грузии» осуществляется по инициативе организации «Голос женщины»

Авторы: Маико Читаиа, Ида Бахтуридзе, Нино Гамисония

Фотографы: Нина Байдаури, Саломе Цопурашвили

Проект осуществляется в партнерстве с Национальным демократическим институтом (NDI) и при финансовой поддержке Шведского агентства международного развития и кооперации (SIDA). #womenfromgeorgia

Мы благодарим всех женщин, которые поделились с нами историями.