Ингушская волонтёрская группа прекратила свою работу из–за давления властей

19 февраля 2020
Фото: ФортангаОрг.

Волонтёрская группа «Неотложка» в российской республике Ингушетия прекратила свою деятельность после давления властей на нескольких её членов. Группа оказывала помощь арестованным после протестов против чечено–ингушского договора об обмене землями. 

«Неотложка» была создана летом 2019 года после арестов десятков участников мартовского протеста в Магасе протеста против договора об обмене землями. Эта группа приобретала и доставляла в следственные изоляторы продукты питания, лекарства и предметы первой необходимости на добровольные пожертвования граждан.

Инициатор «Неотложки», Борис Кодзоев, сообщил о её роспуске 13 февраля в группе организации в Facebook.

«Мы больше не можем заниматься этим системно и без потерь, а рисковать чьей либо судьбой, я не беру на себя ответственность», — написал Кодзоев. 

«Более семи месяцев наши волонтеры, стиснув зубы, делали все возможное и невозможное, чтобы облегчить положение заключенных, и их семей. Хотел бы сказать спасибо всем, кто участвовал во всем этом, морально и физически вкладываясь в каждую передачу».

29 января прошёл обыск дома и на работе у одного из волонтеров проекта, Аси Аушевой. Аушева работает в Мемориальном комплексе жертвам репрессий. 

Протестующая с плакатом, призывающим освободить заместителя директора Мемориального комплекса Зарифу Саутиеву, которая была арестована 13 июля 2019 года. Фото: Елизавета Александрова-Зорина.

После обыска Аушеву вызывали в Центр по противодействию экстремизму в Ингушетии и в Кабардино–Балкарии в связи с её деятельностью в «Неотложке». 

По сообщению «Кавказского узла», силовики давили на Аушеву, обвиняя «Неотложку» в «финансировании экстремистов», имея ввиду арестованных лидеров ингушского протеста, которых обвиняют в создании экстремистского сообщества.

В январе-феврале в прокуратуру и Центр по противодействию экстремизму Ингушетии (Центр «Э») также неоднократно вызывали Азу Халухаеву — координатора проекта. Основателя группы Бориса Кодзоева 5 февраля вызывали для беседы в главное управление Министерства внутренних дел России по Москве.

«Задавали вопросы по поводу деятельности «Неотложки», — сказал Кодзоев OC Media. — «Кто создал организацию, кто в ней состоит, как распределяются деньги, кто их получает, кому я их отдаю, есть ли документальное подтверждение наших трат?».

Давление на «Неотложку» вызвало негативную реакцию среди ативистов в социальных сетях. Магомед Беков, адвокат одного из арестованных лидеров протеста, Мусы Мальсагова, назвал преследование «Неотложки» незаконным.

«Кроме как бандитским наездом на благотворительный проект не назовешь то, что творят отдельно взятые структуры в отношении волонтеров проекта «Неотложка» по оказанию помощи родственникам заключенных, по покупке и доставке продуктов питания в следственные изоляторы где их содержат», — написал он на свой странице в Facebook. 

Протест в Магасе

Митинг 26—27 марта с требованием отставки Юнус-Бека Евкурова, который являлся на тот момент главой Ингушетии, и отмены соглашения с Чечней 2018 года о демаркации границ закончился стычкой протестующих с сотрудниками «Росгвардии».

Согласно спорному соглашению, подписанному в сентябре 2018 года Евкуровым и главой Чечни Рамзаном Кадыровым, около 340 квадратных километров (около 9 %) территории Ингушетии было передано Чечне.

В апреле полиция начала обыски и аресты в домах участников несанкционированного митинга 27 марта. По этому делу было арестованы десятки людей, которые обвиняются в применении насилия в отношении представителей власти. Те из арестованных, кто являлся лидерами протеста, обвиняются в организации применения насилия. 

Нескольким арестованным суд уже назначил от четырех до 21 месяцев колонии-поселения. Правозащитный центр «Мемориал» объявил шестерых арестованных лидеров протестов «политзаключенными».

«Слежка» за активистом

Другой волонтёр «Неотложки», Мухаммад Ажигов, написал 16 февраля на своей странице в Facebook, что заметил за собой слежку.  

Ажигов сказал OC Media, что ему позвонил друг и сообщил, что «другого нашего друга вызывали в Центр «Э», интересовались у него мной и Юнусом Ведзижевым».

Ведзижев, который не связан с группой «Неотложка», предположительно  14 февраля открыл огонь по полиции.

Как сообщается, перестрелка произошла после обыска дома Ведзижева, в ходе которого было обнаружено оружие и боеприпасы.

Ажигов сказал OC Media, что Ведзижев позвонил ему в день обыска, так как его мать живёт по соседству с Ажиговым.

«Спрашивал, проходит ли обыск в доме его матери, которая является моей соседкой», — сказал Ажигов.

По словам Ажигова, их разговор продлился всего несколько секунд, а на следующий день он заметил за собой слежку. 

Ажигов сказал, что он опасается, что власти планируют подкинуть ему улики или попытаться связать его с делом Ведзижева.

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас