Конфликт председателя парламента Чечни Даудова с дагестанским историком из–за новой чеченской башни на границе

29 июля 2019
Магомед Даудов. (Parlamentchr.ru)

Председатель парламента Чечни Магомед Даудов вступил в онлайн–ссору с дагестанским историком Зурабом Гаджиевым из–за строительства традиционной сторожевой башни на чеченско–дагестанской границе.

Даудов гневно отреагировал на заявления Гаджиева о том, что сторожевая башня построена чеченской стороной на землях Ботлихского района Дагестана. 

«Что это? Очередной «дорожный знак» в условиях бездорожья? [...] Или памятный подарок к юбилею событий 1999?», – написал Зураб Гаджиев, историк и член Общественной комиссии по определению границ Дагестана и Чечни.

Он опубликовал этот пост в Facebook 18 июля вместе с видео чеченской сторожевой башни около села Ансалта Ботлихского района республики Дагестан. Шестиэтажная башня, построенная в 2018 году, вызвала новый спор между Чечней и Дагестаном по поводу надлежащего разграничения границ между соседствующими республиками. 

В этом посте, который Гаджиев позднее удалил, он имел в виду вторжение вооруженных подразделений из Чечни в Ботлихский район Дагестана 7 августа 1999 года, а также недавний инцидент, когда жители Дагестана снесли чеченский дорожный знак, заявив, что он был незаконно установлен на их земле. 

[Читайте на OC Media: Чечня и Дагестан приостановили демаркацию границы и Жители Дагестана снесли чеченский указатель на границе недалеко от Кизляра]

После того, как Гаджиев удалил этот пост, он разместил фото кадастровой и спутниковой карт, которые показывают, что эта башня находится на территории Дагестана. 

«Провокационные» высказывания

Башня около села Ансалта. (Зураб Гаджиев)

20 июля председатель парламента Чечни Магомед Даудов, как цитирует его «Грозный Информ», назвал Зураба Гаджиева «горе-историком», а его высказывания о сторожевой башне «провокационными». 

«Цель ясна – разжигание межнациональной розни, — следует далее цитата. — Вы представляете, этот горе-правдоруб даже не побрезговал связать местонахождение башни на исконно чеченской земле с событиями 1999 года».

Даудов предложил назначить время и место оппонентам с дагестанской стороны, чтобы внимательно выслушать их доводы. 

Тем не менее, он еще раз повторил, что башня возведена на территории Чечни.

«Уверяю, всё встанет на свои места, — как сообщается, сказал Даудов. — В гости? Добро пожаловать! Провокации? Жёстко пресечём, согласно законам РФ [Российской Федерации]». 

22 июля на сайте администрации Ботлихского района Дагестана появился комментарий главы района Магомеда Патлухаева, который утверждает, что башня установлена на территории Веденского района Чеченской Республики, а ее фундамент был заложен еще в 2016 году. 

«Тогда на место выезжала комиссия с участием главы села Ансалта, специалистов по земельным вопросам и представителей местного джамаата, которые подтвердили, что сооружение строится именно на территории соседней республики [Чечни]. Жители села Ансалта также приняли участие в закладке фундамента башни», – заявил Патлухаев.

Глава села Ансалта Гайдарбек Гайдарбеков также высказался по этому поводу. В заявлении, опубликованном администрацией Ботлихского района, Гайдарбеков говорит, что, согласно ныне действующей карте, башня установлена на территории Чечни. 

«В 1982 году в нашем селе проводились плановые работы по уточнению границ. В нашем распоряжении есть архивный документ — выписка из Госакта 1949 года, она соответствует уточненным границам в 1982 году. По этим меткам, в декабре 2018 года совместно с джамаатом указали границы между селом Ансалта и Чеченской Республикой», — сказал Гайдарбеков.

Он добавил, что посетил место, где была построена башня, вместе с бывшим главой Ансалты (1980–1985), и тот указал на линию демаркации границы и подтвердил, что башня действительно была построена на чеченской территории.

Правительство Дагестана не ответило запрос о комментарии.

«Юмористическая» история

Гаджиев сообщил OC Media, что в его распоряжении есть обращение жителей села Ансалта от 8 февраля 2019 года ко главе Дагестана Владимиру Васильеву и спикеру Народного собрания Дагестана Хизри Шихсаидову, в котором они выступали против строительства чеченской сторожевой башни на землях Ботлихского района. 

По его словам, отсутствие реакции со стороны властей района и республики и побудило местное население заявить через него, что сторожевая башня построена незаконно на территории Дагестана и без согласования с ними. 

Гаджиев рассказал, что это обращение подписал, в том числе, и глава села Ансалта Гайдарбек Гайдарбеков — несмотря на то, что в данный момент он заявляет обратное. 

В своей публикации на Facebook 23 июля Гаджиев поставил под сомнение заявление Гайдарбекова о посещении им башни с бывшим главой села, назвав это заявление «юмористическим».

«Он взял с собой старика 83 лет […] в декабре на высоту 2060 метров, по глубокому снегу, по единственной крутой тропе, трудно проходимой даже летом, — написал Гаджиев.  — Не даром кадастровые инженеры сейчас для съемок на этом участке ждали июня».

Он добавил, что даже если заявление Гайдарбекова — правда, в условиях снежной зимы было невозможно определить линию границы.

Гаджиев также отметил, что, согласно карте 1956 года, село Ансалта находилось на значительном удалении от границы Чечни.

Шамиль Хадулаев, представитель правительственной комиссии по демаркации границ Дагестана и Чечни, рассказал OC Media, что у него состоялся разговор с Даудовым о границе. 

По словам Хадулаева, Даудов сказал, что территория, на которой построили башню, до 1983 года принадлежала Дагестану, но затем президиум Верховного совета Дагестана принял решение о взаимном обмене участками с Чеченской республикой, и сейчас эта земля относится к Чечне. 

Хадулаев отметил, что башня стоит прямо на границе с Дагестаном, но если смотреть внимательно, можно заметить, что башня расположена на чеченской стороне.

В ноябре 2018 года часть села Ансалта, вместе с озером Казеной-Ам, участком в 700 гектаров вдоль Андского хребта и 164 гектарами в Гумбетовском районе были на короткое время отмечены на карте на сайте чеченского парламента как часть территории Чечни.

Спорные сделки о границах Чечни

Продолжающийся процесс определеия границы оказался крайне спорным вопросом в Дагестане.

В феврале жители граничащих с Чечней районов Дагестана потребовали больше прозрачности в этом процессе.

Шахбан Хапизов, дагестанский историк и член общественной комиссии по определению границ Дагестана и Чечни, сказал OC Media в апреле, что в Дагестане есть несколько потенциально проблемных участков, на которые претендует Чечня.

По его словам, среди них — верховье реки Чагири в Цумадинском районе Дагестана, часть села Ансалта в Ботлихском районе Дагестана и территория площадью 74 гектара недалеко от Кизляра.

Переговоры о границе между двумя республиками начались спустя несколько месяцев после подписания соглашения об обмене землей между главами Чечни и находящейся к Востоку от нее Ингушетии.

Подробности спорной сделки, подписанной 26 сентября главой Ингушетии Юнус-Беком Евкуровым и его чеченским коллегой Рамзаном Кадыровым, изначально держались в секрете от общественности. Позже стало известно, что Ингушетия передаст Чечне 340 квадратных километров, около 9 % своей территории.

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас