Лавров обвиняет Южную Осетию в чрезмерной реакции на кризис в Цнелиси

23 января 2020
Министр иностранных дел России Сергей Лавров. Официальное фото.

Министр иностранных дел России Сергей Лавров обвинил Южную Осетию в чрезмерной реакции на установку грузинского полицейского блокпоста возле села Цнелиси (Уиста) в Южной Осетии.

На пресс-конференции в пятницу Лавров обвинил в кризисе грузинские власти, но добавил, что реакция Южной Осетии была также «чрезмерной». Он призвал «обе стороны к сдержанности».

Власти Южной Осетии отреагировали на кризис в конце августа, ограничив любое передвижение на контролируемую Грузией территорию «на неопределенный срок». По меньшей мере один человек умер после того, как ему было отказано в разрешении выезд в Тбилиси для лечения.

Спор о территории между Цнелиси, контролируемым Южной Осетией, и контролируемым правительством Грузии селом Чорчана привел к росту напряженности в течение лета.

Этот спор перешел в активную фазу в августе после того, как грузинские силы безопасности установили блокпост в лесной буферной зоне между этими двумя селами.

Власти Южной Осетии ответили на это возведением собственного блокпоста в Цнелиси.

[Читайте подробности на OC Media: Южная Осетия со своей стороны также приказала построить блокпост в ходе последней эскалации на границе]

Кроме закрытия блокпостов Раздахан и Синагури (Синагур), власти Южной Осетии и российские пограничники продолжали арестовывать и штрафовать отдельных лиц, зачастую — из местного населения, — за «незаконное пересечение границы».

Грузинские власти неоднократно требовали вновь открыть блокпосты на заседаниях Механизма предотвращения и реагирования на инциденты (МПРИ), но власти Южной Осетии настаивали на своем условии, что для этого надо удалить грузинский блокпост.

Встречи МПРИ, которые с начала кризиса носят «технический» характер, проводятся при содействии ОБСЕ и Миссии наблюдателей Европейского союза в Грузии (МНЕС) — невооруженной гражданской миссии в Грузии с 2008 года.

В середине октября силы безопасности Южной Осетии ненадолго задержали нескольких наблюдателей МНЕС.

На своей пресс-конференции Лавров назвал кризис под Цнелиси «подтверждением» необходимости «делимитации и демаркации границы между Грузией и Южной Осетией».

Этот высокопоставленный российский дипломат также предупредил США и НАТО, чтобы они прекратили своей деятельностью в Грузии «подталкивать Тбилиси к конфронтации с Москвой».

Подводя итоги прошлого года, Лавров сказал, что Россия продолжала помогать «становлению Абхазии и Южной Осетии как современных демократических государств», и продвигалась вперед в рамках отдельных двусторонних межправительственных комиссий с ними.

Гуманитарный кризис

Безвыходное положение осложнило гуманитарную ситуацию в Южной Осетии, особенно среди населения Ахалгорского (Ленингорского) района Южной Осетии, преимущественно состоящего из этнических грузин.

Грузинские власти потеряли контроль над районом во время войны в августе 2008 года.

29 октября МНЕС подвергла критике власти Южной Осетии за закрытие пунктов пропуска, заявив, что это «лишает местные общины оперативной и адекватной медицинской помощи».

Заявление было сделано после смерти 70-летней жительницы Ахалгори Марго Мартиашвили, которой запретили пересекать границу для получения медицинской помощи.

2 декабря Совет безопасности Южной Осетии разрешил жителям, не имеющим «ни российского, ни южноосетинского гражданства», пользоваться пропускным пунктом Раздахан для получения медицинской помощи или пенсий на территории, контролируемой Грузией.

Тамара Меаракишвили, журналистка и активистка из Ахалгори, заявила OC Media, что это «лишь частично облегчило ситуацию для некоторых тяжело больных людей».

«Почему-то, если вы в состоянии передвигаться и не находитесь при смерти, даже если вы очень больны, вы не попадете в список на госпитализацию».

По ее словам, власти Южной Осетии до сих пор разрешили лишь 26 из 72 пенсионеров в Ахалгори пересечь блокпосты.

Она заявила, что иногда помогает отмечать южноосетинских чиновников в Facebook, поскольку это привлекает внимание СМИ, которые задают больше вопросов о том, что они делают для жителей Ахалгори.

«Недавно они сказали, что работают над этим. Я не знаю, как они работают, но если вам не удается открыть дорогу в течение пяти месяцев, вы должны по крайней мере обеспечить людей едой и лекарствами хотя бы через Владикавказ или с помощью Красного Креста», — сказала Меаракишвили в интервью OC Media.

Президент Южной Осетии Анатолий Бибилов посетил Ахалгори 26 декабря, но столкнулся с возмущением местных жителей.

Встреча парламентариев Южной Осетии с жителями Ахалгори. Фото: Тамара Меаракишвили

Бибилов повторил, что удаление грузинского полицейского блокпоста возле Цнелиси — это единственное предварительное условие для открытия пропускного пункта, и настаивал на том, что это единственный способ реагирования на «опасность», которую представляют грузинские власти для населения, проживающего по соседству.

По словам Меаракишвили, встреча вызвала у жителей Ахалгори еще большее разочарование.

Она сказала, что парламентарии Южной Осетии, посетившие Ахалгори 22 января, высказали мнение, что местным жителям не остается ничего иного, кроме как постепенно покинуть регион.

Паата Закареишвили, занимавший должность государственного министра Грузии по примирению в 2012–2016 годах, заявил, что заявление Лаврова «может означать улучшение условий» для разрешения кризиса.

В беседе с OC Media, Закареишвили предположил, что «российское руководство может быть озабочено растущим недовольством жителей Ахалгори из-за закрытия блокпостов».

«Особенно показательной была встреча [президента Южной Осетии Анатолия] Бибилова с ними в прошлом месяце, на которой было много представителей российской армии, ставших свидетелями настроений народа. Слухи быстро распространяются, и, возможно, случилось так, что известие о недовольстве среди местных жителей достигло Лаврова».

По словам Закареишвили, Россия хотела бы сохранить стабильность в регионе и избежать кризиса.

«Тот факт, что Лаврову был задан такой вопрос — а это обычно организуется заранее и решается самим министерством иностранных дел — и он говорил об этом долго и подробно, — не случайность».

Закареишвили не исключил, что скоро могут произойти «некоторые изменения в ситуации для жителей Ахалгори».

Для удобства читателей, редакция предпочитает не использовать такие термины как «де-факто», «непризнанные» или «частично признанные» при описании институтов или политических позиций в Абхазии, Нагорном Карабахе и Южной Осетии. Это не отражает позиции редакции по их статусу.

Подпишитесь на наш Телеграм-канал и читайте подробные новости с Кавказа!

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас