Мнение | Феминистки в Азербайджане — кто они?

5 марта 2021
Иллюстрация: Робин Фаббро/OC Media

Борьба за свои идеалы вынуждает феминисток в Азербайджане противостоять государству и обществу. Отождествлять их с теми, кто отвергает слово на Ф и судить о них по истории феминисток на Западе — это пренебрежение к их борьбе. 

Недавно OC Media опубликовали статью Рамиля Заманова, в которой он утверждал, что для успеха феминизма на Кавказе он должен идти рука об руку с квир-правами.

Хоть я и согласен с заголовком, всё же я обнаружил для себя некоторые фундаментальные недоразумения в отношении конкретного контекста и борьбы, с которой сталкиваются феминистки в Азербайджане — поскольку я не следил за развитием событий и трудностями феминистских и квир движений в соседних странах Южного Кавказа, не думаю, что будет правильно на моём месте говорить «за них». 

Для полного понимания и оценки трудности работы азербайджанских феминисток, нам необходимо понять, кто они и кем не являются, а также поместить их в определённый исторический контекст.

Женская правозащитная группа или феминистское движение

Заманов утверждает, что «либеральный феминизм» остаётся доминирующим в Азербайджане, определяя либеральный феминизм как «концепцию прав женщин, в основном связанную с экономическими и политическими проблемами, с которыми женщины сталкиваются в обществе». Он рассматривает либеральных феминисток в качестве тех, кто работают в НПО, женских инициативных группах и других органах, преследующих заявленную цель — достижение гендерного равенства. 

Но являются ли они феминистками? Я уверен, что если бы мы спросили почти любую из них: «Вы феминистка?», они бы просто сказали — нет. Так происходит из-за того, что быть феминисткой в Азербайджане — спорная и зачастую очернённая деятельность, а вовсе не обсуждение прав женщин в офисе модного здания.  

Согласно основным средствам массовой информации и государственной пропаганде Азербайджана, слово на Фэто не о правах и борьбе женщин, оно о том, чтобы «быть лесбиянкой», «быть бесстыдной», о «ненависти к мужчинам» и «занятии чем-то аморальным». 

Иными словами, проблема заключается в классификации. В Азербайджане существует заметное различие между активистами движения за гендерное равенство и феминистским движением — и это различие мы должны признать, если хотим уважать совершенно разные социальные условия, в которых действуют эти группы. Одни из них являются признанной частью существующего порядка вещей, других же ставят в противоположность первым.

Успех

Заманов выдвигает идею вовлечения в общественную жизнь квир-персон для помощи феминистским движениям в достижении успеха. Больше людей, больше шансов на поддержку, верно? К сожалению, это не так уж просто. Азербайджан до невозможности гомофобная страна, по мнению ILGA-Europe, это наихудшее место для квир-людей в Европе — принять раскрепощение квир-персон как свою собственную задачу приравнивается к зарождению общественной ненависти и отчуждения.   

В ближайшем будущем обычные маркеры того, что понимается под успехом, такие как принятие нового законодательства, развитие социальных сетей, или заметное место в мейнстримном дискурсе — ничего из этого не будет достигнуто, если мы вступим в борьбу за права квиров.

Но это не подразумевает, что квир-инклюзивность или квир эмансипация не должны рассматриваться феминистками как равнозначная или даже «сестринская» борьба. В конечном счёте, это вопрос ценностей, а не немедленного инструментального преимущества, и в долгосрочной перспективе, квир-инклюзивность поможет создать своего рода перекрёстное движение союзников с возможностью бросить вызов более глубоким структурным проблемам.

Перекрёстный и квир-инклюзивный феминизм

Несмотря на малое количество реально достигнутых результатов, за последние несколько лет феминистские общины стали более заметными в общественной и политической сферах. 

Заявленные цели феминистских организаций — новые структуры по борьбе с убийствами женщин, новое законодательство по борьбе с домашним насилием, ратификация Стамбульской конвенции — не были достигнуты. Однако предпосылки для их достижения в определённой степени уже установлены. Было сформировано движение, которое может влиять на всеобщий дискурс, и сейчас оно обретает свою основу.

Прислушиваясь к самим феминисткам, мы видим, что в их выступлениях принимали участие и квир-персоны. И они также выступают против насилия и дискриминации по признаку гендерной идентичности и сексуальной ориентации. 

В деятельности таких организаций, как Femiskop, Fem-Utopia и Nafas, нет исключения для ЛГБТИК+ — они делятся критически гендерными и квир-теориями в попытке их популяризировать, анализируют местные азербайджанские особенности, критикуют текущие социально-политические события и развивают новое квир-феминистское медиапространство.

Заметки на будущее 

Говоря о феминизме, включая его связь с борьбой за квир эмансипацию, мы говорим также об исторической специфике. Эти движения и борьба возникли с пустого места и были сформированы в весьма конкретных условиях, которые также сдерживают их будущее развитие.

Хотя найти сходства между феминистскими движениями в Азербайджане и на Западе не так сложно, а порой и неизбежно — в конце концов, мы живём в глобальном, взаимосвязанном и цифровом мире, — между ними прослеживаются свои различия.

Тенденции эксклюзивности в западном феминизме, которые вызвали дискуссии, к примеру, о белом и гетеронормированом характере, не представлены в Азербайджане подобным образом. 

Относительная незрелость современного феминистского движения Азербайджана означает, что оно было сформировалось  более отчуждённым — более радикальным в отношении общественного большинства. В настоящее время феминизм в западных странах является достаточно распространённым явлением для того, чтобы стать регулярным инструментом рекламы. Что касается Азербайджана — его регулярно встречают дубинки полицейских.

Барьеры, с которыми сталкивается феминистское движение в Азербайджане, также относительно уникальны и зачастую имеют принципиально иной характер, чем те, с которыми сталкивается феминистское движение на Западе. Для того, чтобы движение стало динамичным и более способным, азербайджанскому правительству придётся ослабить строгие законы об НПО и общественных союзах и ассоциациях для защиты прав мирного собрания каждого.

Всё это означает, что без знания того, что из себя представляет феминистское движение в Азербайджане (и с точки зрения самих феминисток), мы не можем понять его проблемы, а без понимания этих проблем — нам будет трудно бороться их преодолеть.

____________________________________________________________________

Мы в соцсетях: Телеграм, Одноклассники, Instagram, Facebook. Подпишитесь и читайте подробные новости с Кавказа!

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас