Жизнь на армяно-азербайджанской границе: в одиночестве и под обстрелом

13 июня 2017
Коханаби (/OC Media)

Нарушения режима прекращения огня являются обычным явлением по обе стороны границы между Арменией и Азербайджаном. Село Коханаби, находящееся в 300 метрах от границы, не является исключением. Из-за постоянного града стрельбы жизнь там становится практически невозможной, а правительство, заботясь о себе, покинуло жителей деревни.

[Читайте на азербайджанском — Azərbaycan dilində oxuyun]

Коханаби в районе Товуз является ближайшей азербайджанской деревней на границе с Арменией. Всего 300 метров отделяют ее от армянского военного форпоста. Десять лет назад в деревне проживало 125 семей, теперь осталось 35-40 человек. Те, кто не хочет покидать свои дома, просыпаются почти каждое утро под звуки стрельбы.

Один из жителей деревни 48-летний Магомед Махаммадов говорит, что у них не получалось даже сажать урожай в собственных дворах, чтобы обеспечить себя пропитанием.

«Наша деревня находится очень далеко от столицы района, поэтому нам приходится искать работу только здесь. А что могут делать жители деревни?! Либо держать скот, либо выращивать культуры. Земля орошается. Картофель здесь хорошо растет. Сейчас как раз настало время для посева, но мы не можем им заниматься. Люди, живущие в более укромных домах, в глуби деревни, конечно, в этом плане могут работать в любое время. Мы же — только поздно ночью. При звуке работающих лопаток может начаться стрельба. Были случаи, когда жители получали серьезные ранения или вовсе становились инвалидами», — говорит Махаммадов OC Media.  

Махаммадов жалуется, что правительство не помогает даже субсидировать коммунальные расходы. «У нас нет никакого дохода. Мне приходится работать где угодно, лишь бы что-то заработать. Девять человек живут на пенсию моих родителей. Зимой плата за газ и электроэнергию намного выше, чем летом. Прошлой зимой она достигла 80 манат (47 долларов США). А их пенсия — 120 манат (70 долларов США). Как на это можно жить?», — говорит он.

Дома в темноте

Сурайя Тагиева (/OC Media)

В Коханаби скот держит только семья Тагиевых. Хотя под стрельбой уже погибло семь коров. С армянского форпоста отчетливо виден их дом. Сурайя Тагиева говорит, что в домах нельзя и света включить, сразу же раздаются звуки автоматов.

«Мы каждый год ремонтируем крышу и окна, и каждый год умирает наш скот. Правительство нам ничего не компенсирует. Они должны ценить нас, потому что мы защищаем нашу деревню, как солдат, как пограничники. Если мы уйдем, село опустеет. Нас осталось всего несколько человек», — говорит она.

В Коханаби много заброшенных домов. От пулеметов разрушены крыши, разбиты окна, а пустующие кирпичные дома ясно иллюстрируют, как паника поразила деревню.

Другая жительница Коханаби Салтанат Аббасова живет одна в двухэтажном доме. Она говорит, что после смерти мужа ни один из ее пятерых детей не остался в деревне, потому что невозможно было жить в таких условиях. Некоторые из них отправились за границу и начали бизнес, другие переехали в районную столицу и другие деревни. Несмотря на то, что ей 80 лет, он

Салтанат Аббасова (/OC Media)

а не покидает дом, куда пришла как невестка и новая хозяйка. Она пытается выживать на пенсию в 68 манат (40 долларов США). Оплачивать счета за электроэнергию она не может. Живет от пенсии до пенсии, одна и в полной темноте.

«У нас нет никаких возможностей, мы не можем работать. А деньги за электричество приходится отдавать постоянно. Если мы не платим, то свет отключают. Они говорят, что мы хорошо справляемся с тем, что умеем, а если здесь так невыносимо, то можем уйти. Главное, чтобы мы платили. Стрельба продолжается каждый вечер», — говорит Аббасова.

Пустые школы: без образования нет будущего

Другая жительница деревни Гулрук Алиева говорит, что в деревне нет будущего для молодых людей. Школьники по дороге в школу постоянно прячутся. Некоторые семьи из-за страха вовсе не отпускают детей на учебу.

«У меня трое детей. В школе они появляются только один или два раза в неделю. Хотя это ничего не дает, в таких условиях невозможно учиться. Однажды началась такая интенсивная стрельба, что все остались дома. Нам едва удается содержать детей тем немногим, что есть. Как вы представляете, мы можем отпускать их под пули?!», — говорит она.

Алиева рассказывает, что, если девочки подрастают и выходят замуж за мужчин из соседних деревень, то у них хоть какой-то шанс на спасение появляется. Здесь же невестки в 15-17 лет играют в куклы вместе со своими детьми.

По словам властей Товузского района, за последние два года 14 мирных жителей получили ранения в результате стрельбы из-за границы в приграничных селах.

Глава Коханаби Садик Абилов на вопрос о компенсации ответил, что, несмотря на военное положение, социальная ситуация в деревне не так уж плоха. Ущерб, вызванный стрельбой, был зарегистрирован Чрезвычайной комиссией и направлен в Национальный совет. Хотя ответ до сих пор не получен.

Никаких поощрений…

Коханаби (/OC Media)

Товузский районный отдел газа и Министерство энергетики говорят, что ни о какой концессий не может быть и речи. Они настаивают, что жители, использующие счетчики, должны платить независимо от условий и места жительства.

В 2014 году Национальная ассамблея обсудила концессии для людей, проживающих в приграничных деревнях. В то время депутат Эльман Мамедов заявил в интервью азербайджанскому изданию Modern.az, что люди, живущие в этих районах, должны быть освобождены от коммунальных расходов. Разговоры до дела так и не довели.

Экономист Зохраб Исмаил говорит, что определенные скидки для деревень и районов, находящихся в состоянии войны, необходимы. По его словам, бюджета Азербайджана достаточно, чтобы освободить этих людей от коммунальных расходов.

Директор берлинского Института каспийских военных исследований Джасур Сумаринли говорит, что у правительства нет четкой политики касательно пограничных районов.

«Столкновения между странами угрожают жизни людей на приграничных территориях. Они также наносят ущерб их имуществу. К сожалению, в стране ничего не делается, чтобы предоставить гражданам безопасность или компенсировать потери. У власти нет четкой политики урегулирования конфликта, и правительство не заинтересовано в положении людей, живущих на фронтах», — заявляет Сумаринли.

Он считает, что необходимо создать программу для повышения безопасности, включающую политическую, военную и экономическую поддержку.

Более 5 000 человек постоянно сталкиваются с опасностью и ужасающими условиями в приграничных селах Товузского района.

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас