Аналитика | Как работают в Грузии негативные агитации и контакт партий с избирателями

4 декабря 2018

CRRC-Грузия анализирует, насколько эффективны негативные агитации и контакт политических партий с избирателями в Грузии.

В среду грузины отправятся на первый в истории второй тур президентских выборов и в последний раз проголосуют методом прямого всеобщего голосования. Выборы проходят на неравных условиях — глава благотворительного фонда партии «Грузинская мечта» обещает списать долги более 600 000 человек, примерно одного из шести избирателей, имеющих право голоса, после выборов.

Кроме того, число избирателей, имеющих право голоса, увеличилось почти на 10 000 человек за период между первым и вторым турами — аномальный рост числа избирателей за такой короткий срок.

Помимо проблемы с честной конкуренцией, международные наблюдатели осудили негативный тон предвыборных кампаний. В то же время, несмотря на неравные условия, кандидаты проводили агитацию по всей стране. Несмотря на то, что негативные агитации, как правило, сталкиваются с критикой, а контакт партии с избирателями оценивается положительно, эти два метода объединяет то, что они оба, вероятнее всего, работают.

В первом туре Саломе Зурабишвили — независимый кандидат, поддерживаемый правящей партией «Грузинская мечта», — набрала около 615 000 голосов — это на четверть миллиона меньше того, что «Грузинская мечта» набрала на парламентских выборах 2016 года.

Кандидат от оппозиции Григол Вашадзе, поддерживаемый Единым национальным движением (ЕНД) и другими оппозиционными партиями, собрал около 600 000 голосов. Это превышает число голосов, полученных ЕНД в 2016 году, на 125 000. Важно отметить, что ЕНД удалось получить большую часть этих голосов после крупного раскола партии вслед за выборами 2016 года. В результате была создана партия «Европейская Грузия», кандидат которой пришел третьим в первом туре голосования, набрав около 11% голосов.

Результаты первого тура застали руководство «Грузинской мечты» врасплох. Это заставило их незамедлительно собраться и обсудить новую стратегию кампании по проведению предвыборной кампании. Негативная агитация была неотъемлемой частью этой стратегии.

Действуя негативно

Разумеется, и «Грузинская мечта», и ЕНД предпочли скорее просто быть негативными, чем «действовать» негативно в первом раунде. Как заявила Миссия БДИПЧ ОБСЕ по наблюдению за выборами, «в предвыборной кампании преобладали противоречивые темы, которые поляризуют общественное мнение, содержат негативную агитацию и рождают жесткое противостояние между «Грузинской мечтой» и ЕНД».

В ходе предвыборной кампании второго раунда «Грузинская мечта» начала новую атаку, в которой десятки видео и рекламных баннеров были направлены на то, чтобы вызвать негативное отношение к ЕНД. ЕНД также проводит негативную кампанию против «Грузинской мечты» и ее лидера Бидзины Иванишвили, через широкое негативное освещение событий на телеканале «Рустави-2».

Остается лишь ждать, во что выльется стратегия каждой партии, но судя по исследованию CRRC-Грузия, проведенному Национальным демократическим институтом, в котором было опрошено примерно 1200 респондентов до и после выборов в 2016 году, можно предположить, что контакт с избирателями, скорее всего, увеличит поддержку как правящей партии, так и оппозиции. Однако негативная агитация, похоже, приносит оппозиции только пользу.

Во время парламентских выборов 2016 года связь между партиями и избирателями была выгодна как правящей партии. так и ЕНД: избиратель, с которым налаживалась связь во время избирательной кампании, был на 11 % более вероятным сторонником правящей партии после выборов, чем те, с кем не было контакта. Контакт с избирателями увеличил вероятность поддержки ЕНД на 5 %, но не дала никаких результатов небольшим оппозиционным партиям.

Кроме того, негативная агитация, как видно, усиливает поддержку партии, подразумевая, что негативная агитация ведет к тому, что появляется антипатия к определенной партии или партиям. Если до выборов 2016 года избиратель был негативно настроен в отношении какой-либо партии, то он на 7% больше склонялся поддержать ЕНД и на 5% — другую оппозиционную партию.

Данные CRRC-Грузия свидетельствуют о том, что, если негативная агитация срабатывает, — то есть, еще больше настраивает людей против партии, — она может принести дополнительные голоса, как минимум, для оппозиции.

Если контакт партий с избирателями приносит пользу обеим сторонам, а негативная агитация выгодна лишь оппозиции, то как же работают эти методы в совокупности?

Согласно данным CRRC-Грузия, контакт с избирателями полезен для правящей партии независимо от того, был избиратель негативно настроен в отношении какой-либо партии или нет. Тем не менее, ЕНД получило поддержку избирателей, с которыми был установлен контакт во время предвыборной кампании, когда те были негативно настроены к другим партиям до выборов.

Читатели должны быть осторожны, оценивая результаты опросов с 2016 по 2018 годы. К примеру, результаты за 2018 год будут указывать на противоречивое будущее политической конкуренции в Грузии.

У оппозиционных партий есть явный стимул для проведения негативной агитации; действительно, как видно, их агитационные кампании успешны, когда избиратели отрицательно относятся к партиям. Однако, несмотря на то, что оппозиция, по всей видимости, остается в выигрыше от негативной агитации, необходимо помнить о том, что начав негативную агитацию, будет сложно предотвратить эффект присоединения к большинству, следующий за ней.

С другой стороны, контакт партии с избирателями очень важен, и для правящей партии имеет значение, положительно или негативно настроен избиратель. Это обеспечивает мотивацию, по крайней мере до выборов, для того, чтобы партии могли общаться со своими избирателями, что является прозрачным позитивным фактором для демократии в Грузии.

Коба Турманидзе, директор CRRC-Georgia. Код репликации для анализа данных, использованных в этой статье, можно получить здесь.

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас