Аналитика | Насколько прозрачна горнодобыча в Армении?

11 декабря 2017
Золотая шахта в Сотке, Армения (Photolur /Ampop)

Горная добыча является одним из важнейших секторов экономики Армении. На нее приходится наибольшая доля экспорта, составляющую более половины общей стоимости. 9 марта 2017 года Армения стала кандидатом в Инициативу прозрачности добывающих отраслей (ИПДО). Это означает, что страна в установленные сроки должна провести серию реформ, чтобы соблюсти стандарты прозрачности и подотчетности.

Ситуация

Армения богата природными металлами: железо, медь, молибден, свинец, цинк, золото, серебро, алюминий и редкие металлы, которые, естественно, встречаются в вышеупомянутых рудах. Медь и молибден наиболее значимы для страны. В крупнейшей шахте страны Каджаранском медно-молибденовом руднике содержится 2,24 миллиардов тонн запасов руды — 6 процентов мирового запаса молибдена. Именно на эту шахту приходится 60 процентов оборота горной добычи в стране. Учитывая его запасы и текущие темпы добычи (18 миллионов тонн в год), шахта может проработать еще в течение 100-120 лет.

Согласно данным Министерства энергетической инфраструктуры и природных ресурсов, в стране имеется 670 твердых полезных ископаемых, 30 из которых являются металлами. 1 января 2017 года в стране лицензию получили 431 горнодобывающее компании, 28 — занимаются металлами. Наибольший удельный вес в экспорте армянских металлов приходится на долю меди, золота и молибдена. Из 28 рудников в 18 добывают полиметаллы и золото, 9 — медь и молибден, и в 1 — железо.

В горнодобывающем секторе работают около 10 000 человек. Номинальная месячная зарплата составляет 345 000 драм (710 долларов США), что вдвое превышает среднюю заработную плату в стране (высокая зарплата обусловлена высокой стоимостью продукта, рентабельностью сектора и профессиональной опасностью для жизни).

Согласно официальным данным, в 2015 году 16,4 процентов всего объема промышленного производства страны приходилось на горнодобывающую промышленность — 221 миллиардов драм (456 миллионов долларов США), в следующем году — 16,7 процентов и 239 миллиардов драм (494 миллионов долларов США). На горнодобывающую отрасль в 2015 году приходилось 4,4 процентов ВВП, в 2016 году показатель упал до 2,6 процентов.

Тем не менее, доля промышленности при экспорте остается более 50 процентов, причем только одна медь занимает 23-26 процентов.

В результате горнодобывающая промышленность и связанные с ней отрасли являются важным источником государственных доходов — компании, работающие в секторе, являются значимыми  налогоплательщиками. В 2016 году работа 11 из 1 200 крупнейших налогоплательщиков была связана с добычей полезных ископаемых, а налоги, уплачиваемые этими компаниями (включая таможенные и другие пошлины), составили около 39,1 миллиардов драм (81,4 миллионов долларов США).

Отсутствие прозрачности

Несмотря на экономическое значение сектора, доступной информации касательно владельцев шахт и их акционеров нет. На официальных сайтах компаний также ничего не сказано о них. Однако есть надежда, что членство в ИПДО обязует их обеспечить большую прозрачность.

Второе по величине Техутское медно-молибденовое месторождение в провинция Лори на севере Армении принадлежит Vallex Group. Шахта начала функционировать в конце 2014 года. Согласно сайту компании, в ней содержится 454 млн тонн руды с 0,36 процентной концентрацией меди и 0,02 процентов молибдена. Ожидается, что завод сможет перерабатывать до 7 миллионов тонн в год.

Добычей золота прежде всего занимается шахта Сотк (Гегаркуник). Золото добывают и в шахте Шаумян, принадлежащая Dundee Precious Metals. В шахте Амулсар Lydian International содержится низкая концентрация золотой руды, но зато в больших объемах. Последняя получила лицензию в 2012 году, а ее строительство планируется завершить весной 2018 года. Первый золотой слиток будет готов уже в марте 2018 года.

По данным сайта Lydian International, рудник содержит запасы (что означает концентрацию не менее 0,2 грамма на тонну) на 67 миллионов тонн. Фактическая средняя концентрация металлов в руде в этой шахте составляет примерно 0,79 граммов на тонну золота и 3,68 граммов на тонну серебра. Они сообщают, что намерены эксплуатировать рудник в течение 10 лет, производя 5 700 килограммов золота в год. Годовой доход, рассчитанный по текущим рыночным ценам, составит в среднем около 200 миллионов долларов в год.

Предыстория

Горной добычей в Армении занимаются веками. Добыча меди в Алаверди (провинция Лори) началась в 1770 году, а в Капане — в 1840 году. Шахту Каджаран открыли в середине XX века.

В советские годы шахты и фабрики Капана, Алаверди, Агарака, Зода (Сотка) и Арарата были гигантами армянской горнодобывающей промышленности. Армения сыграла значительную роль в горнодобывающем секторе СССР и стала третьей по величине республикой по добыче руд после России и Казахстана.

После распада Союза горнодобывающие компании, которые ранее принадлежали государству, начали приватизировать. Процесс продлился до середины 2000-х годов, после чего у государства не осталось доли в сфере добычи полезных ископаемых.

Приватизация крупнейшего Зангезурского медно-молибденового завода в 2004 году была самой примечательной. 60 процентов акций компании получила немецкая фирма Chronimed, 15 процентов — армянская компания Makur Yerkat, а у Armenian Molybdenum Production и Zangezur Mining — по 12,5 процентов. Номинальная стоимость акций составила всего 132 миллиона долларов США.

Аргументация

В каждой стране значительная часть общества всегда критикует расширение горнодобывающей промышленности. В основном это заключается в том, что неустойчивое развитие сектора связано с экологическими рисками и ущербом для окружающих районов.

По этой причине экологические движения протестуют против неустойчивого использования природных ресурсов, а иногда даже требуют прекратить добычу вообще. С середины 2000-х годов в Армении зародились экологические движения, которые активизировались с началом запуска новых шахт.  «Сохраним Техут» была одной из самых значимых гражданских инициатив Армении. Ее цель состояла в том, чтобы предотвратить функционирование одноименной шахты.  Vallex Group получила на нее лицензию в 2007 году, но работать она начала только в 2014 году. Такая задержка частично была связана с этими гражданскими инициативами.

Большим результатом стало то, что теперь горнодобывающие компании считаются с общественными движениями. Не случайно членство ИПДО включает в себя активное участие гражданского общества в мониторинге и аудите горной промышленности.

Партнерский материал был подготовлен Акопом Сафаряном и отредактирован Суреном Дехеряном, над инфографикой работали Наре Ованнисян и Астхик Геворгян. Первоначально статья была опубликована на сайте Ampop в 8 мая 2017 году.