Аналитика | Что стоит за растущей напряжённостью между Ираном и Азербайджаном?

13 октября 2021
Ильхам Алиев и Али Хаменеи. Иллюстрация: Робин Фаббро/OC Media

Вторая война в Нагорном Карабахе привела к сдвигу в динамике власти в регионе, чем Иран глубоко недоволен — особенно когда речь идёт об отношениях Азербайджана с Израилем. 

В последние дни внимание всего мира резко переключилось на Кавказ и всплеск открытой враждебности между Ираном и Азербайджаном. 

Непосредственной причиной возникшей недавно напряжённости, как оказалось, стал въезд иранских топливных грузовиков в контролируемую Арменией часть Нагорного Карабаха — акт, который Баку считает незаконным. После этого инцидента Баку закрыл проходящую через Азербайджан часть главной автомагистрали Армении Горис-Капан, передал дипломатическую ноту иранскому послу и задержал иранских водителей, судьба которых пока остаётся неизвестной. 

Это сопровождалось и другими раздражающими Иран событиями, включая серию военных учений с участием Азербайджана, Турции и Пакистана, а также антииранскую риторику со стороны азербайджанских официальных лиц. 

Впервые за десятилетия Исламская Республика Иран провела широкомасштабные военные учения на своей северной границе с Азербайджаном. Тем временем Баку начал совместные военные учения с Анкарой. 

Параллельно с учениями между двумя странами также началась словесная война. Хотя Тегеран не может согласиться с Баку по многим вопросам, в настоящее время у него есть две основные проблемы: возможность использования Израилем территории Азербайджана в разведывательных и военных целях против Ирана и возможность того, что Азербайджан может захватить южную Сюникскую область Армении и разорвать связи Ирана с Арменией. 

Правда слова министра иностранных дел Ирана Амира Абдоллахиана о том, что «мы никогда не потерпим существования ложного сионистского режима» вблизи иранской границы, ни «изменений в региональных границах и геополитике» не отражают эту обеспокоенность.

С точки зрения Тегерана, именно Тель-Авив пытается дестабилизировать регион и создать атмосферу недоверия между двумя соседними странами. Название текущих учений ясно даёт всё понять: «Завоеватели Хайбара» — отсылка к битве при Хайбаре 628 года, когда Пророк Мухаммад победил евреев Хайбарского региона, которые, согласно исламским источникам, подстрекали арабские племена против мусульман Медины. В Исламской Республике считают, что Израиль использует районы, отвоёванные Азербайджаном, для разведывательных операций против Ирана. 

Тегеран уже давно обвинил Баку в содействии израильской разведке в убийствах иранских учёных-ядерщиков в 2010-2012 годах, а в 2012 году Министерство иностранных дел Ирана вызвало посла Азербайджана в Иран и оформило ему ноту протеста. 

В то время как Азербайджан утверждает, что дружба между Тель-Авивом и Баку не направлена и не будет направлена против какой-либо третьей стороны, как в настоящем, так и в будущем, Иран придерживается противоположной точки зрения. 

Использование израильских дронов Государственной пограничной службой Азербайджана для контроля границы с Ираном, а также участие израильских компаний в проектах, осуществляемых в отвоёванных Азербайджаном в прошлом году районах иранской границы, лишь усиливают подозрения Тегерана. 

Тот факт, что победа Азербайджана во Второй войне в Нагорном Карабахе была достигнута с помощью израильских дронов, привёл к предположениям, что поддержка Тель-Авива всё же не осталась безответной. Сомнения сводятся к тому, что Израиль чего-то хотел от Азербайджана, и это что-то, вероятнее всего, имеет отношение к Ирану. 

В своей речи на сентябрьской Генеральной Ассамблее ООН премьер-министр Израиля Нафтали Беннетт заявил: «В ядерной программе Ирана наступил переломный момент. Также, как в и нашем терпении. Слова не останавливают вращения центрифуг [...] Мы не позволим Ирану приобрести ядерное оружие».

Резкие комментарии Беннета последовали за суровой риторикой израильского военного руководства. В январе начальник штаба израильских сил обороны Авив Кохави публично заявил, что Армия обороны Израиля (ЦАХАЛ) готовит свежие «оперативные планы» для мощного военного удара. В августе он заявил, что прогресс Ирана в ядерной области побудил ЦАХАЛ «ускорить свои оперативные планы», на что у них был новый бюджет. А в сентябре, что ЦАХАЛ «значительно ускорили» подготовку к действиям против ядерной программы Ирана.

Даже после того, как президент Ильхам Алиев лично отрицал присутствие Израиля в Азербайджане, его сфотографировали широко улыбающимся и гладящим израильский дрон Хароп в Джабраиле на иранской границе. 

Тем временем посольство Азербайджана в Иране отметило годовщину прошлогодней войны, разместив фотографию азербайджанского солдата с израильской штурмовой винтовкой Тавор. Азербайджан сознательно привлекает внимание к влиянию Израиля на страну.

И в данной ситуации, у Тегерана больше причин для того, чтобы быть более чувствительными к угрозе от Израиля, чем когда-либо. 

Эта проблема усугубляется тем, что Иран также чувствует себя изолированным от региональных игроков в послевоенном Южном Кавказе. В то время как российские солдаты служат в качестве миротворцев в Нагорном Карабахе, а совместный турецко-российский центр наблюдения следит за прекращением огня, Исламская Республика остаётся в стороне. Несмотря на то, что Иран граничит с территориями, отвоёванными Азербайджаном во время войны, Баку не пригласил ни одну иранскую компанию к участию в процессе постконфликтного восстановления. 

Недоверие к Ирану не ограничивается только Азербайджаном. В последние недели Грузия без названных на то причин отказывает во въезде некоторым иранским жителям, имеющим вид на жительство в стране. 

Учитывая все факторы, недавние ирредентистские претензии Азербайджана на земли, связывающие Армению с Ираном, вызывают страх не только в Ереване, но и в Тегеране. Трёхсторонняя российско-армяно-азербайджанская декларация от ноября 2020 года предоставила Азербайджану право транзита в Нахичевань из южной Армении (Сюникская область). Это транзитное соединение в Азербайджане называют «Зангезурским коридором», который президент Алиев угрожал открыть силой, если его не откроют добровольно. 

Затем, 7 июля, Азербайджан объявил о реорганизации своих внутренних экономических регионов, которые включали новый граничащий с Сюником регион, называемый «Восточный Зангезур», — подразумевая, что существует и «Западный Зангезур», то есть Сюник. Ильхам Алиев подтвердил это намерение в своей речи спустя несколько дней. 

«Да, Западный Зангезур — это земля наших предков», — сказал он. «Мы должны вернуться туда и мы вернёмся».

Несмотря на то, что такие выступления в основном используются в популистских целях и предназначены для внутренней аудитории, они всё же воспринимаются весьма серьёзно в Тегеране. Утрата связи с Арменией означает для Ирана потерю лёгкого доступа в регион и необходимость иметь дело с Азербайджаном, поощрённым  заклятым врагом, Израилем. 

Тегеран действует осторожно, посылая точечные сигналы в Баку. Исламская Республика хотела бы вновь подтвердить свои «красные линии» национальной безопасности, установить надёжный уровень сдерживания и вновь подтвердить свою неоспоримую региональную роль, которая была запятнана недавними событиями в области безопасности в регионе. 

В конечном счёте, дестабилизация её северных границ нежелательна для Ирана, который страдает от массовых санкций и участвует в многочисленных геополитических и военных проектах на Ближнем Востоке. Однако, зная о трудном положении, в котором оказался Тегеран, Азербайджан не боится отвечать достаточно вызывающе. 

Несмотря на рост напряжённости, впереди серьёзные дипломатические события. В скором времени в Тегеране состоится трёхсторонняя встреча представителей Министерств иностранных дел Турции, Азербайджана и Ирана. До тех пор дипломатический корпус в Иране и Азербайджане поддерживает регулярные контакты друг с другом. 

Другого пути не существует. Если начнётся война между двумя странами, то Азербайджан и Иран, несомненно, окажутся в проигрыше, и выгоду от этого получат только третьи стороны. 

Для удобства читателей редакция предпочитает не использовать такие термины, как «де-факто», «непризнанные» или «частично признанные» при описании политических институтов и должностей в Абхазии, Нагорном Карабахе и Южной Осетии. Это не отражает позиции редакции по их статусу.

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас