Анализ | Как COVID-19 может повысить уровень смертности всех возрастных групп в Грузии

Памятка с информацией о COVID-19 в автобусе в Тбилиси. Фото: Тамуна Чкареули/OC Media.

В центре большинства разговоров о COVID-19 как в Грузии, так и повсюду, — повышенный риск смерти пожилых людей. Хотя пожилые люди чаще умирают от вируса, моделирование предполагает, что риск умереть может одинаково возрасти для людей всех возрастов.

Поскольку уровень смертности в результате пандемии коронавируса во всем мире возрастает (более 65 000 смертей по состоянию на 5 апреля, и число смертей удваивается каждые 5,5 дней), всё больше дискуссий ведётся вокруг различных сценариев, с которыми столкнутся страны в ближайшие недели и месяцы.

До настоящего времени место Грузии в этих дискуссиях было ограничено похвалами на местном и международном уровне за эффективное урегулирование ситуации с двумя смертельными случаями по состоянию на 5 апреля и умеренным увеличением числа случаев по сравнению с большинством европейских стран.

[Следите за нашими постоянными обновлениями о коронавирусе на Кавказе]

Грузия, как минимум, смогла выиграть драгоценное время, чтобы подготовиться к тому, что ещё впереди.

Быстрые действия властей и агрессивное отслеживание контактов (отчасти благодаря возможностям тбилисского исследовательского центра Лугара), по всей видимости, стали причиной успеха, который мы видим на данный момент.

Тем не менее, решающим фактором в замедлении вспышки болезни, вероятно, станет общественная поддержка мер социального дистанцирования, так как Грузия вступает в фазу неконтролируемого внутреннего распространения.

28 марта, когда в стране было зарегистрировано 90 случаев, Амиран Гамкрелидзе, руководитель Национального центра по контролю заболеваний и общественного здоровья, подтвердил, что «прецедент передачи вируса внутри страны весьма вероятен» после того, как не удалось определить источник заражения в двух новых неподтвердившихся случаях.

2 апреля тесты, проведённые у семи сотрудников Национального банка Грузии, дали положительный результат, и появились предположения о возможной передаче заболевания через прикосновение к наличным.

В то время, как власти все ещё пытаются отследить каждый случай, учитывая растущее число людей на карантине (более 5 000), это становится сизифовым трудом.

Наихудший сценарий

Используемая модель рассматривает наихудший сценарий — изучение риска смерти в течение следующего года для жителей Грузии разных возрастных групп в 2020 году. Этот риск сравнивается с риском смерти для тех же возрастных групп в обычный год.

В среднем, пожилые люди чаще умирают от COVID-19, чем молодые.

Согласно аналитическому центру Gallup, «пожилым людям тяжелее бороться с инфекцией, поскольку снижается количество и эффективность лейкоцитов, необходимых для выявления и устранения инфекций. Риск явно существует и для молодых людей, хотя он значительно ниже».

Тем не менее, риск умереть у пожилых людей и так выше, чем у молодых возрастных групп, в любой другой год.

Эти расчёты показывают, что у взрослых людей всех возрастных групп риск смерти увеличивается примерно одинаково, независимо от сценария.

В случае наихудшего сценария, вероятность смерти взрослых жителей Грузии всех возрастов в 2020 году будет примерно в два раза выше, чем в обычный год.

Эти расчёты основаны на данных демографии Грузии (для определения риска смерти в обычный год) и данных о смертности в Китае для COVID-19 (размер выборки — 44672).

У этой модели есть определённая гибкость. Например, средний уровень смертности от вспышки вируса в Грузии может отличаться от показателя, наблюдаемого в Китае, из-за таких факторов, как разное общее состояние здоровья населения, готовность системы здравоохранения, доступность лечения и т. д.

Кроме того, эта модель учитывает растущий консенсус о том, что около половины случаев заражения как таковые никогда не регистрируются (например, бессимптомные инфекции), если не проводится комплексное тестирование.

Наихудший сценарий предполагает применение в борьбе с пандемией подхода «коллективного иммунитета», для достижения которого должно заразиться до 60% населения мира.

Эта стратегия направлена ​​на замедление, то есть, на выравнивание кривой, а не на непосредственную остановку распространения вируса. Таким образом, есть надежда, что можно предотвратить полный крах систем здравоохранения, а также экономики, в то время как растущее число выздоровевших пациентов естественным образом уменьшит способность вируса к распространению.

Объясняя этот подход, журнал «MIT Technology Review» пишет: «Если вирус продолжит распространяться, в конце концов заразится и (если выживут) приобретут иммунитет так много людей, что это приведёт к тому, что вспышка пройдёт сама по себе, поскольку микробу будет всё тяжелее и тяжелее найти восприимчивого к нему хозяина».

В первые дни вспышки COVID-19 в Европе некоторые правительства (особенно британское), по-видимому, воспринимали коллективный иммунитет как возможную стратегию выхода из катастрофы.

Тем не менее, этот подход сразу же подвергся критике, и нетрудно понять, почему: число погибших при таком сценарии может потенциально достичь масштабов, которые не может позволить себе оправдывать ни одно демократически избранное правительство.

Предположим, что спустя год 60 % населения Грузии, 2,2 миллиона человек, будут заражены вирусом. Согласно современным оценкам, почти половина случаев заражения этой инфекцией протекает бессимптомно. Ожидается, что из оставшихся пациентов около 20 % (более 220 000 граждан Грузии) потребуется госпитализация, а 5 % (более 55 000 человек) потребуется интенсивная терапия — всё это в течение промежутка времени в несколько месяцев.

При таком сценарии нагрузка на систему здравоохранения Грузии почти наверняка превзойдёт пределы её возможностей.

Исходя из этого мы можем предположить, что общий коэффициент смертности может быть в два раза выше, чем в случае с Китаем (где умерло 2,3% зарегистрированных пациентов), и ближе к тому, что, по-видимому, испытывают такие страны, как Италия, Испания или Франция.

Этому могут также способствовать неблагоприятные условия здоровья, такие как высокий уровень использования антибиотиков в Грузии и то, что в стране один из самых высоких показателей курения в мире.

Тем не менее, следует иметь в виду, что на столь ранней стадии уровень смертности от пандемии, как известно, трудно прогнозировать, и в предстоящие недели и месяцы оценки могут значительно снизиться.

Такой наихудший сценарий может привести к заметному увеличению смертности среди взрослых любого возраста, как показывают следующие цифры.

Средний риск смерти в следующем году для разных возрастных групп населения Грузии: синий — в обычный год (данные 2018 года); красный — в 2020 году, если развитие пандемии COVID-19 пойдёт по наихудшему сценарию.
Возрастание (в %) риска смерти в 2020 году при наихудшем сценарии COVID-19. Чёрные столбцы погрешности учитывают неопределённость (95%-ный интервал доверия) данных о смертности в Китае.

Как видно, средний риск смерти для всех возрастных групп увеличивается примерно на 100% по сравнению с обычным годом. Из этих цифр были исключены несовершеннолетние, поскольку неопределенность, связанная с этой возрастной группой, слишком велика.

Если можно говорить о каком-либо различии, мы можем увидеть, что для взрослых в возрасте 20 и 60 лет показатель риска возрастает больше всех, в то время как у взрослых в возрасте 40 и 80 лет уровень риска растёт более умеренно.

Тем не менее, учитывая несколько источников неопределенности, я бы не стал это утверждать.

Окажутся ли молодые люди в зоне основного риска?

Этот важный урок был точно суммирован в блоге Брукингского института Катариной Фенц и Хоми Харасом:

«В Китае более 50% умерших от COVID-19 — это люди старше 70 лет, хотя в большинстве случаев COVID-19 заболели люди в возрасте до 70 лет. Молодые люди интерпретировали это как признак того, что им не нужно беспокоиться о вирусе, в то время как стариков предупреждают быть особенно осторожными. Это правда, что у молодых людей меньше шансов умереть от COVID-19, чем у пожилых людей, но у них также меньше шансов умереть практически от любого другого риска для здоровья».

Этот простой факт может иметь этические последствия для борьбы с пандемией коронавируса в среднесрочной перспективе.

После того, как первую волну болезни удастся обуздать с помощью решительных мер, каков дальнейший путь, пока не появится вакцина? Мы ведь не хотим поддерживать текущий уровень социального дистанцирования более года?

Одно из предлагаемых решений, число сторонников которого растёт, заключается в том, чтобы постепенно нормализовать жизнь людей трудоспособного возраста, которые затем перенесли бы основной удар пандемии, в то время как пожилые люди продолжали бы дистанцироваться от общества. Хотя этот подход имеет смысл с экономической точки зрения и действительно значительно сократил бы общую смертность (по сравнению с наихудшим сценарием), он также в конечном итоге подвергнет младшие поколения непропорционально большему риску смерти по сравнению со старшими поколениями.

На самом деле, ни одна страна или регион до сих пор не приблизились к катастрофическому сценарию, описанному выше. Даже в густонаселенном городе Ухань, где возник новый коронавирус, по оценкам, только у около 0,5% жителей к концу вспышки был COVID-19.

Если не произойдёт второй волны инфекций, смертность в результате коронавируса может составить всего 2 % всех смертей в Ухане в этом году. Но это если можно доверять правительства официальным данным, тогда как новые отчёты предполагают, что действительное число может быть ближе к 30 %

Наихудший сценарий просто напоминает нам, почему меры социального дистанцирования смертельно серьёзны. В одной только Грузии они могут помочь спасти 50 000 жизней в 2020 году.

Возможные масштабы пандемии в Грузии на данном этапе остаются крайне непредсказуемыми. Тем не менее, независимо от возможного уровня смертности, любое увеличение смертности, вероятно, в одинаковой степени затронет все возрастные группы, если только одна возрастная группа не будет защищена от вируса намного сильнее, чем другие.

Версия этой статьи была впервые опубликована 1 апреля 2020 года на сайте covidingeorgia.com. Читайте здесь более подробную информацию об используемой методологии и здесь о расчётах и исходном коде.

Подпишитесь на наш Телеграм-канал и читайте подробные новости с Кавказа!

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас