Быть бахаи в Армении

27 декабря 2019
Община бахаи в Армении. Фото: Chai Khana

Небольшая община бахаи проживает в Армении больше века; сегодня они ищут свое место в новом послереволюционном порядке.

«Я до сих пор стараюсь молчать о своей религии. Я знаю, что это неправильно, но я до сих пор боюсь. Мои родители в этом отношении строги, они принимают только Армянскую Апостольскую Церковь».

Астхик (не настоящее имя), 28 лет, является последовательницей веры бахаи; она одна из примерно 500 бахаистов в Армении.

«При обсуждении любой религии в моем окружении мои друзья называют всех «сектантами», они их не принимают, но это результат невежества», — говорит Астхик в интервью OC Media.

По ее словам, ее путь в бахаизме начался, когда она была маленькой.

«В поисках понимания себя я начала изучать учения различных религиозных меньшинств», — говорит Астхик. «С детства я чувствовала, что то, что я должна исповедовать, — не мое».

«Не прошло и года, как я открыла для себя учение бахаи».

Астхик не любит говорить о своей вере. Она говорит, что это очень личное; тем не менее, она также беспокоится, что окружающие люди могут понять ее неправильно.

Она вспоминает недавно произошедший инцидент, когда ее сотрудница была уволена, по ее словам, только потому, что принадлежала к религиозному меньшинству.

«Она была вынуждена уйти, потому что она была «другой»», — говорит Астхик. «Боюсь, я тоже «другая» в их глазах».

Она до сих пор не рассказала своим друзьям и родственникам о своей вере. «Я уверена, что так или иначе найду в себе силы быть полностью открытой для всех».

История бахаи в Армении

Вера бахаи, возникшая в Персии в 19 веке, моложе большинства главных религий. Эта вера монотеистична и постулирует, что все основные мировые религии, их пророки и священнослужители истинны и легитимны, и видит будущее с равным и сплоченным человечеством.

Последователи веры также были подвержены большому историческому преследованию, особенно в исламском мире, в частности, в Иране, где вера не считается независимой и законной религией, а скорее отступничеством от ислама.

В Армении община бахаи возникла, когда Армения еще находилась в составе  Российской империи. В 1889 году русский суд признал веру бахаи независимой религией. Административный орган общины был распущен в 1938 году по требованию советского правительства и был восстановлен после распада СССР.

Иршат Мадьяров. Фото: Армине Аветисян / OC Media

«В последний раз мы проводили расчет числа последователей бахаи в Армении в 2004 году. Тогда нас было 500 человек», — рассказывает OC Media 42-летний последователь бахаи Иршат Мадьяров. «С 2004 года мы не проводили переписи. Наша религия говорит, что нет необходимости устанавливать границы, различать людей».

Мадьяров преподает английский в Американском университете Армении. Он переехал в Армению из России со своей семьей 10 лет назад.

«Я всегда думал о духовной жизни», — говорит он. «Двадцать пять лет назад я начал изучать религии: Коран, Библию. Я имел посещал различные религиозные собрания».

«В веру бахаи я пришел, потому что она не ограничивала меня».

Мадьяров является членом национального духовного собрания общины бахаи Армении. Каждый год в апреле сообщество тайным голосованием избирает девять представителей, которые занимаются вопросами сообщества в течение года, а также организуют мероприятия и поддерживают связь со СМИ и правительством.

«Одни и те же цветы в разных садах»

Гаянэ Унанян. Фото: Армине Аветисян / OC Media

«Мы не занимаемся прозелитизмом. [В вере бахаи] это запрещено», — говорит 32-летняя Гаянэ Унанян, также член национального духовного собрания общины.

Она является членом общины бахаи уже 10 лет.

«Когда я впервые познакомилась с идеологией религии и начала посещать общину, мои родители были сильно обеспокоены. Почему-то они подумали, что я собираюсь навредить себе», — рассказывает Унанян.

Но когда ее брат тоже решил принять веру бахаи, отношение родителей Унанян изменилось.

«С этого момента мои родители успокоились», — говорит она.

Унанян также нашла понимание и среди своих коллег.

«На работе все знают о моей вере. У меня нет проблем», — говорит Унанян. «Хоть и в Армении очень распространено дискриминационное отношение к религиям [меньшинства]».

Согласно переписи 2011 года, 92,7% населения Армении являются последователями Армянской Апостольской Церкви. Официальной статистики об общине бахаи нет.

Хикаят и Эдвард Манасян встретились в Узбекистане, где родилась Хикаят. Они встретились, когда Эдвард, который родом из Нагорного Карабаха, навещал своих родителей, проживающих тогда в Узбекистане.

«Мне было 20 лет, когда я встретил Хикаят. Мы оба были последователями бахаизма», — рассказывает Эдвард.

Эдвард Манасян. Фото: Армине Аветисян / OC Media

Эдвард, которому сейчас 45 лет, впервые узнал об учении бахаи, когда жил в Нагорном Карабахе.

«Я искал и нашел свою веру, основанную на религии и [научном подходе]», — говорит Эдвард. «И благодаря моей вере я нашел свою вторую половину, — Хикаят».

Эдвард, адвокат и член Адвокатской палаты Армении, говорит, что никогда не сталкивался с проблемами из-за своей веры, в то время как жизнь Хикоят была более сложной.

«Мои родители - мусульмане», — рассказывает Хикаят. «После распада СССР я находилась в религиозном поиске. Но я обрела душевное спокойствие, когда начала изучать веру бахаи. Когда мои родители узнали о моей вере, они были в шоке».

«Сначала они не приняли меня. Эта проблема решилась со временем», — говорит Хикаят, которой сейчас 42 года. В настоящее время она работает менеджером в частной фирме в Ереване.

«Даже сейчас, когда люди узнают о моей вере, они называют меня мусульманкой. Многие не знают о наших убеждениях, многие путают нас с мусульманами».

Их дочь, 18-летняя Мариам, которая учится в Американском университете Армении, также последовательница веры бахаи.

«Я стала исповедовать бахаизм не из-за того, что это вера моих родителей», — рассказывает она OC Media. «По учению бахаи, когда человеку исполняется 15 лет, он может решить, к какой религии он принадлежит. Когда мне исполнилось 15, я уже точно знала, кто я и что мне нужно».

24-летний брат Мариам также является последователем бахаи. Ее младшему брату только 12 лет, и у него еще есть время для выбора своего религиозного пути.

«В моем окружении многие даже не представляют, что такое бахаи. Я даже не говорю об этом; в этом нет необходимости», — говорит Мариам, добавляя, что нет необходимости в подсчете числа последователей этого учения.

Мариам. Фото: Армине Аветисян / OC Media«Мы все одинаковые, одни и те же цветы в разных садах», — говорит она.

Степан Даниелян, эксперт по религиозным вопросам и председатель ереванского НПО «Центр сотрудничества за демократию», говорит, что за последние 10 лет, — особенно после революции, — отношение к религиозным меньшинствам изменилось.

«Общество стало более образованным, информированным и терпимым. Хотя год назад СМИ и телевидение, а иногда и школы, сеяли нетерпимость к религиозным меньшинствам в обществе, благодаря усилиям нового правительства сегодня такой проблемы нет», — сказал он OC Media.

«В течение прошедшего года средства массовой информации сохраняли нейтралитет», — добавил он.

Все географические названия и термины, используемые в данной статье, являются словами автора, и не обязательно отражают точку зрения редакции OC Media.

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас