Чеченские суды: инструмент в руках власти и кнут для нее

22 мая 2017
Руслан Кутаев (Новая газета)

Ни для кого не секрет, что суды в России находятся на службе у власти. Это хорошо видно в Чечне, где руководство республики ведет войну с судебными органами и возбуждает сфабрикованные уголовные дела против всех, кто публично высказывается вразрез их линии.

В начале мая в Грозном прошло два судебных заседания по резонансным уголовным делам. Одно — дело публициста-исследователя Ризвана Ибрагимова. Его обвиняют в разжигании межнациональной розни в своих книгах. Второе дело в отношении Руслана Кутаева — чеченского политика и общественника, уже отсидевшего из вынесенных судом 3 года. Его адвокат Петр Заикин подал прошение на условно-досрочное освобождение, однако апелляция была неудовлетворена, по причине того, что заключенный накануне получил взыскание от тюремного начальства за нарушение дисциплины.

Вопрос депортаций 1944 года

Руслан Кутаев, уверенный в том что суд откажет ему в этом, даже не захотел присутствовать на процессе. Его дело как известно всем участникам судебного разбирательства от начала до конца было сфабриковано. Человеку, которому около 60 лет, и как сообщается, за всю жизнь не пил и не курил и занимался лишь бизнесом и общественной работой, подкинули наркотики и посадили на четыре года в колонию строгого режима. Это был повод, а причина его преследования в том, что 23 февраля 2014 года он провел конференцию посвященную депортации чеченского народа, где многие из участников, и он в том числе достаточно резко выступили в отношении федеральной власти, которая не исполняет Закон о реабилитации репрессированных народов.

[Читайте подробнее о годовщине депортации: Безграничной скорби вайнахов исполнилось 73 года]

Тема выселения чеченцев в последние годы стала запрещенной. Власти даже поменяли дату, когда ее отмечают. С 23 февраля, со дня когда началось выселение в 1944 году, на 10 мая, когда в 2004 году был похоронен погибший во время взрыва отец нынешнего главы Чечни Ахмат Кадыров. Всех участников конференции в 2014 году вызвали для «отчитки» к главе администрации Магомеду Даудову. Лишь Кутаев Руслан отказался это сделать. За подобное ослушание он и был наказан по всей строгости закона, который как говорится в русской пословице является дышлом. Куда повернул — туда и вышло. Суд, видя все признаки явно сфабрикованного дела, все-таки принял решение о заключении оппозиционного политика в тюрьму.

Пытки в подвале

Дело Ризвана Ибрагимова не имеет под собой явной политической подоплеки, однако, интерес в обществе к нему, и то как идет это дело позволяет оценить качество судебного делопроизводства в Чечне. Писателя написавшего книги о богоизбранности чеченского народа и его коллегу Абубакара Дидиева, тоже автора нескольких книг по этой тематике похитили сотрудники МВД и несколько дней держали в подвале, где подвергали пыткам электрическим током. После обоих доставили на аудиенцию к главе Чечни, где заставили принести извинения. Сам Ризван Ибрагимов уверен в своей правоте и намерен защищаться всеми законными методами. Однако, он тоже скептически относится к судам.

Вот что он написал в своем комментарии на сайте «Кавказ.Реалии»:

«Все, что происходило далее — это сплошной криминал с участием сотрудников Отдела по особо важным делам Следственного Управления СК РФ по ЧР, ЦПЭ, Прокурора Республики, иных прокуроров, районных судей, психиатров, дагестанских экспертов и телевидения. Цель такого пренебрежения правосудием — создать видимость того, что книги Ибрагимова действительно являются экстремистскими, чтобы претворить в жизнь обещание Апти Алаудинова Главе Чеченской Республики: «Однозначно его литература будет признана экстремистской, так как она призывает к межнациональной, межконфессиональной [ненависти]…».

Верховный суд против Рамзана Кадырова

Нынешнее руководство Чечни постоянно «зачищает» любую возможность конфронтации любой государственной структуры, вне зависимости от ранга, будь то федеральное подчинение, или республиканское. И достаточно одного малейшего повода усомниться в лояльности, то руководство структуры меняют. В мае прошлого года глава Чечни Рамзан Кадыров жестко раскритиковал Верховный суд и в частности председателя Магомеда Каратаева. Он обвинил их, самое странное, в вынесении несправедливых приговоров. Казалось, тут надо было радоваться, что сотни и тысячи сфабрикованных дел возможно будет пересмотрено, однако, позже выяснилось, что неугодным стал именно председатель суда, который не входит в круг близких и доверенных людей главы республики.

Поначалу Магомед Каратаев, воспринял такое сообщение, как попытку опорочить руководство Верховного суда. Об этом он высказался публично в интервью СМИ.

«Он [Кадыров] от души высказал свои эмоции, будем надеяться, что, когда истина будет раскрыта, он свое мнение изменит. Я даже не предполагаю, а уверен, что это заказ, определенные люди работают над тем, чтобы опорочить руководство Верховного суда», — сказал Каратаев.

Однако, через неделю руководитель Верховного суда, по рангу имеющий право возбудить дело и против самого Кадырова, сдал позиции, как говорится без боя и согласился уйти в отставку. Те несколько дней, которые прошли между первым интервью и вторым, которое идет внизу текста, Каратаев потратил на согласование с федеральным центром. Но там, по обыкновению махнули рукой, что означает лишь одно «Да не спорь ты с ним. Все равно не останешься в выигрыше. Его сам Путин ведь поддерживает». И вот, через неделю появилось новое заявление Магомеда Каратаева, который сложил с себя полномочия председателя Верховного суда.

«Предложение главы [Чечни Рамзана Кадырова] уйти в отставку я принимаю и приношу перед ним и чеченским народом извинения. Заявление о прекращении полномочий мной написано», — заявил судья.

На этом проблемы с Верховным судом не закончились. На пост председателя был назначен Тахир Мурдалов. Однако, спустя несколько месяцев к нему со своей охраной ворвался на то время председатель парламента Чечни Магомед Даудов. По информации «Кавказ.Реалии», он угрожал убить судью, если он не покинет пост. Тот отказался ответив: «Убить — не мужество, на большее ты не способен, мне терять нечего».

Видимо такая конфликтная ситуация уже надоела федеральному центру, что вынесли решение, которое пока устраивает обе стороны. Вот уже 8 месяцев Тахир Мурдалов работает на этом посту с приставкой и.о.

«Я не хочу, чтобы меня ломали»

Ломание судейского корпуса в Чечне происходило поэтапно. В конце 2013 года возник первый конфликт судебной власти с исполнительной. Рассматривая обычное сфабрикованное дело против молодого человека, обвиненного в принадлежности к незаконному вооруженному формированию, судья Верховного суда Вахид Абубакаров отказался исполнять указание министра внутренних дел Чечни Руслана Алханова. Тот, по словам судьи просто позвонил по телефону и сказал, что подсудимый виновен и рекомендовал принять соответствующее решение. Абубакаров отказался это сделать. В итоге лишился должности и подверг серьезной опасности свою жизнь.

«Мне жаль тех судей, которые вот так позволяют себя ломать. Я не хочу, чтобы меня ломали. И если дело дойдет до ломки, то лучше я брошу процесс и заявлю самоотвод, чем поддамся и постановлю неправосудный приговор. При этом не важно, оправдательный или обвинительный. Любой приговор не может быть законным, когда на судью оказывают давление», — сказал Вахид Абубакаров в своем интервью «Новой газете» в ноябре 2013 года.

«Завтра должно наступить»

Политик Руслан Кутаев, который сидит за свои убеждения, в предоставленном слове сказал, что несправедливость на Кавказе, а тем более в Чечне когда-нибудь потребует возмездия. По его требованию родственники приводили на процесс его двух малолетних сыновей. В интервью «Кавполиту» он сказал для чего он это делает.

«Я сегодня пригласил своих мальчиков, чтобы они видели меня вот здесь [за решеткой]. Но они должны видеть и других тоже. Они должны это запомнить, и держать в уме. Они должны знать, что завтра должно наступить. Обязательно должно наступить», — отметил осужденный чеченский политик.

Если дела Кутаева и Ибрагимова стали резонансными в большинстве своем из-за того, что к ним проявили интерес многие СМИ, то незаметными для журналистов, остаются судебные решения в отношении сотен молодых людей, в отношении которых в нарушении всевозможных законов, выносят несправедливые приговоры. И выйдя отсидев свой срок, невинно осужденный молодой человек вряд ли будет страдать пылкой любовью к власти и стране допустившей несправедливость в отношении него.