Когда земля уходит из-под ног

22 февраля 2017
Крестьяне Кабардино-Балкарии (OC Media/Аслан Урумов)

Официальные лица в Кабардино-Балкарии с помощью сложной, незаконной схемы захватывают земли сельскохозяйственного значения, принадлежащие местным фермерам. Эти сильные и связанные между собой люди набивают собственные карманы, тем самым лишая фермеров основного средства существования.

Крестьяне многих селений республики открыто высказывают свое недовольство грубыми нарушениями законов РФ, а также Конституции страны, гарантирующими их право на пользование землей. Сегодня, львиная доля бывших колхозных и общественных земель находится во власти высокопоставленных чиновников и их родственников.

Уже несколько лет жители селения Нартан Чегемского района Кабардино-Балкарской Республики (КБР) пытаются вернуть себе землю, фактически отнятую у них группой лиц, которые, прикрывают личные интересы государственной ширмой.

Предыстория такова. После развала СССР и колхозного строя, земли, некогда находившиеся в коллективном владении членов местного колхоза, были произвольно отданы Опытному производственному хозяйству (ОПХ) «Нартан» и объявлены федеральной собственностью. При этом никаких документальных подтверждений самого факта реорганизации местного колхоза не существует.

Согласно уставным документам, функции ОПХ «Нартан» состоят в выращивании адаптированного к местным условиям посевного материала (кукурузы) и снабжении им хозяйств Чегемского района, а также в проведении научно-исследовательской работы. Однако уже много лет хозяйство ничего не выращивает, и никакой научной деятельностью не занимается с 1992 года.

В 2010 году оно было признано банкротом. Долги ОПХ «Нартан» составляли 14 млн. рублей (240 тыс. долларов). Процедура банкротства длится уже более шести лет. «Почему? А потому, что конкурсный управляющий, вместо того, чтобы организовывать аукцион, оттягивает торги», — говорит житель селения Нартан Адам Медалиев.

Адам объясняет, что всe это время конкурсный управляющий нарушил закон «О государственных муниципальных предприятиях». Причем плата, взимаемая с субарендаторов в несколько раз выше суммы налогов, вносимых хозяйством за землю. Почему же это нарушение (и не одно) до сих пор сходило с рук конкурсному управляющему? Адам считает, что его прикрывают коррумпированные чиновники в администрации района, которая срослась с бизнес-структурами. В частности он приводит фамилию С. А.Ашинова — руководителя территориального управления Росимущества. И именно тот факт, что сам Ашинов находится под следствием, предопределил интерес правоохранительных органов к ситуации вокруг ОПХ «Нартан». Самому С. А. Ашинову грозит срок до 4 лет лишения свободы.

А пока крупные участки от 400 до 1.500 га субарендуются «своими» людьми. Земли нет только для местных жителей, которые хотят арендовать или субарендовать небольшие участки — 2–5 гектаров. Кстати, по словам Адама, все эти факты уже проверяются следственными органами, и он надеется на положительный для жителей Нартана исход дела.

«Еще до аукционов муниципалитета передали землю крупным арендаторам — либо родственникам служащих муниципалитета, либо влиятельным чиновникам, — говорит Адам. — Теперь аукционы проводятся, но во-первых на них выставляются слишком крупные лоты (100–1000 га) а, во-вторых выдвигают условия 100% предоплаты выставленного участка. Крестьянин же не в состоянии арендовать большой участок земли, как не в состоянии оплатить 100% арендной платы. Поэтому мы считаем, что и аукционы в таком виде — не панацея».

Адам говорит, что крупными арендаторами являются государственные чиновники, которые сидят и в районной администрации, и в парламенте республики и в силовых структурах, но формально эти земли оформлены на подставных лиц. Об этом все знают, но доказать их причастность в суде пока невозможно. Тем временам люди и их семьи остаются без земли, а следовательно, без работы и без средств к существованию.

«Мы, жители сельского поселения Нартан, считаем, что нас незаконно лишают возможности пользоваться общественной, колхозной, кооперативной землей», — продолжает разговор Адам.

Впрочем, земля в буквальном смысле уходит из под ног не только у крестьян Чегемского района КБР. За прошедшие годы, по свидетельству лишенного земли фермера и коннозаводчика Ибрагима Яганова группа лиц, практически по одной и той же схеме обанкротила и распродала имущество племенного конного завода «Кабардинский», СХП «Котляревский» Майского района и других предприятий.

В 2013 году широкую огласку получил конфликт между жителями и местными властями в целом ряде населенных пунктов Терского района республики. Проблема — та же: крестьяне лишены возможности пользоваться общественной землей. В 90-е после развала колхозов она была отдана в руки долгосрочных арендаторов (на 49 лет, с правом продления арендного договора), которые, таким образом, превратились в крупных латифундистов. Об этом свидетельствуют жители селений Красноармейское, Верхний Акбаш, Верхний Курп, Боташей, которые на сегодняшний день не имеют ни работы, ни возможности взять землю в аренду.

Нужно сказать, что в большинстве сел республики средства к существованию имеют лишь сельские учителя, врачи и сотрудники администрации, так как они получают жалование. Все остальные — безработные, и земля — это единственное средство прокорма для них и их семей.

Житель села Верхний Курп Аскерби Ашхотов рассказывает о бедственном положении односельчан.

«Многие не имеют денег даже для того, чтобы купить в магазине хлеб. Содержать птицу у животных также возможностей почти не осталось. Молодежь в поисках заработка из села уезжает в другие районы республики, а часто и в другие регионы РФ. Очутившись в роли батраков, они трудятся под палящим солнцем всего за 500 рублей (9 долларов) в день. В таких условиях они очень быстро теряют здоровье, а заработанных денег хватает ненадолго. Более того, уехавшие на заработки в Россию, безземельные крестьяне далеко не всегда возвращаются домой с заработанными деньгами», — говорит Аскерби.

«Сколько кабардинцев уже привезли с таких заработков в цинковых гробах?! — продолжает Аскерби. — Никто точно не знает. Каждый год в район привозят наших убитых ребят, а те кому посчастливилось вернуться живым и здоровым, рассказывают: «В России мы — «звери», «хачи», «чёрные», а на родине мы никому не нужны.»

По мнению жителей указанных селений Терского района, арендодатели намеренно травят скот, который крестьяне держат на своих подворьях. Последняя эпидемия у животных, так называемого, «мокрого дерматита», уничтожила практически все частное поголовье. Они считают, что это делается для того, чтобы жители перестали требовать выделения им пастбищных угодий, чтобы не ссылались на необходимость содержать свой скот.

Житель села Верхний Акбаш Мурат Аксоров уже шесть лет добивается выделения ему участка земли в пользование. Он не может получить земельный пай, даже будучи ветераном и инвалидом Афганской войны.

«Вся земля по факту принадлежит чиновникам Терской районной администрации, частным лицам, не являющимся гражданами КБР, а также депутатам республиканского парламента. Каждый из них арендует (фактически владеет) участками от 500 и более гектаров. Среди таких арендаторов и начальник милиции Терского района и другие «хозяева жизни». Арендные договоры оформлены, конечно, на третьих лиц. Реальные владельцы этой, когда-то кооперативной земли, теснейшим образом связаны друг с другом и с чиновниками районного и республиканского уровня. Это настоящая мафия! В этой ситуации федеральный закон №131 о принципах работы органов местного самоуправления не работает совсем. Люди из районной администрации, в целях защиты своих личных интересов, используют все средства для того, чтобы провести в Советы местного самоуправления послушных им людей», — рассказывает Мурат.

Мурат говорит, что на протяжении многих лет пытался получить хотя бы пять гектаров земли, но так ничего и не добился.

«Нас просто обманывают, врут в лицо, выбрасывают наши заявления, скрывают даты проведения аукционов, — говорит он. — Иногда сжигают целые тиражи районной газеты «Терек», где публикуются объявления об их проведении. Просто выкупают весь номер за 56 тысяч рублей (1.000 долларов) и уничтожают, чтобы желающие участвовать в аукционе вовсе о нем не узнали. Никаких сайтов в интернете, из которых мы могли бы узнать о дате торгов, они не ведут.»

Односельчанин Мурата — Олег Серков говорит, что администрация чувствует себя абсолютно безнаказанно, что людей запугивают, чтобы они не предъявляли на землю никаких претензий., кого-то соблазняют подачками.

«Административный ресурс используется при этом вовсю, — говорит Олег. — Здесь, как в американских «вестернах» — закон поставлен на службу частным корыстным интересам. Когда в прошлом году мы вышли на поля, которые посчитали своими, нашу немногочисленную группу тут же окружили пять экипажей сотрудников Госавтоинспекции (Государственная инспекция безопасности дорожного движения). Видно в тот момент у администрации района под рукой не оказалось другого мобильного подразделения», — рассказывает Олег.

Коррумпированная власть, по словам местных жителей, применяет чисто мафиозные методы устрашения. Когда жители сел КБР для того, чтобы привлечь внимание центральной власти к земельной проблеме, намеревались организовать пеший марш протеста на Москву, неизвестные совершили нападение на одного из активистов крестьянского движения — 65-летнего Анатолия Балкизова. Резиновыми дубинками ему перебили коленные суставы.

Немногим ранее был жестоко избит лидер земельного комитета, а в селении Верхний Акбаш один из местных жителей заявлявших свои права на землю получил огнестрельное ранение .

По словам Мурата Аксорова, перед выборами в Совет местного самоуправления жители Верхнего Акбаша собирались выдвинуть своих кандидатов. Однако накануне голосования в селе появился не кто иной, как сам начальник отдела по борьбе с экстремизмом МВД России по КБР. Собрав местных активистов, он в популярной форме объяснил, к чему может привести их упрямство. По мнению Мурата, это была явная демонстрация возможностей оппонентов. Людей отговаривали, запугивали, подкупали.

«Я тоже получал немало угроз и предупреждений, — говорит Мурат. — Они ведь на все пойдут. Например, могут подкинуть в личный автомобиль наркотики или оружие, и — все, тюрьма. Поэтому, всем нам нужно быть предельно осторожными.»

Однако, несмотря на угрозы и давление, крестьяне ряда селений Терского района ближайшей весной намерены вновь выйти на поля и начать распашку земли.

«О том, что из этого может выйти, я уже не думаю, — говорит Мурат. — Но что бы ни случилось, я буду продолжать бороться за землю, и таких как я много.»

По мнению правозащитника Валерия Хатажукова земельную проблему в республике необходимо решать, как можно скорее.

«Есть факты самозахвата земли, то тут то там вспыхивают конфликты, которые выливаются в открытое противостояние. Все это происходит потому, что лучшие земельные участки попали в руки узкой группы лиц, среди которых есть чиновники различного уровня. Они то и лоббируют интересы латифундистов. Для решения земельного вопроса нужно объединить усилия честных представителей власти и общественников», — говорит правозащитник.

 

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас