Минеральная вода Южной Осетии: заложница политики

21 февраля 2018
(Гана Яновская /OC Media)

Минеральные воды занимают символическое место в Южной Осетии, и есть надежды развить на этой почве успешную отрасль. Но из-за международной изоляции экспорт за рубеж остается для Южной Осетией практически невозможным, и даже ее «окно в мир», Россия, остается в значительной степени закрытой.

«Конечно, я понимаю, что для того, чтобы наш завод приносил серьезные деньги, нам нужно смотреть в сторону России и не только. Мы думаем об этом, но пока не осуществляем таких поставок», — говорит Вадим Бестаев, директор Багиатского завода.

Основанный в 1957 году, государственный Багиатский наливочный завод ежегодно вносит порядка 4 млн. рублей (7 100 тысяч долларов США) в бюджет Южной Осетии, который составил 7,67 миллиардов рублей на 2018 год (136 миллионов долларов США).

Товар реализуется на местном рынке круглогодично. Проектная мощность оборудования завода — 2 млн. бутылок в год, от 15 до 17 тысяч в день. Бестаев говорит, что воду «Багиата» подделывают на территории Северной Осетии и продают, позиционируя как привезенную из Южной Осетии.

(Гана Яновская /OC Media)

«Наш продукт абсолютно не защищен в этом смысле. Хотя, это говорит о том, что наша вода востребована и в соседней республике. Многие жители нашей республики вывозят большими партиями ее туда. Но это, скажем так, нелегальное распространение», — сказал он.

Россия признала Южную Осетию в 2008 году. Как говорит директор, завод был переоборудован в 2011 году, когда Москва ввела инвестиционную программу социальной поддержки.

Свободная торговля или протекционизм?

Между Южной Осетией и Россией существует «Соглашение о режиме торговли» от 2 марта 2012 года, согласно которому товар из Южной Осетии свободно ввозится на территорию России.

При посредничестве правительства Южной Осетии «Багиату» вывозили в Москву и Крым. Но это, как говорит он, были очень маленькие объемы, которые просто затерялись на большом рынке. К тому же поставки были нерегулярны.

Югоосетинский экономист Вахтанг Джигкаев говорит: «Внутренний рынок действительно очень узкий — это большая проблема. Но с другой стороны мы практически ничего не производили в количествах имеющих потенциал к экспорту в Россию. Давайте вспомним, что «Багиата» — сейчас она представлена лишь в Северной Осетии».

Но по словам югоосетинского общественного деятеля и предприниматель Тимура Цховребова необходимо ориентироваться на внутренний рынок. «Экономику государства мы за счет экспорта не поднимем, мы должны ориентироваться на себя. То есть производить свою продукцию, замещая ввозимую», — говорит Цховребов.

Что касается экспорта, то если даже он есть, то он встречает, по его словам, бюрократические преграды. «К сожалению, на сегодня по большому счету в нашей республике нет органа, который бы мог регулировать и решать все вопросы, связанные с оформлением и дальнейшим пересечением товаров из Южной Осетии через российскую границу», — говорит Цховребов.

Он добавил, что такие вопросы решаются в самой России через брокерские фирмы. «У нас же есть для этого торгово-промышленная палата, которая, к сожалению, пока не работает», — добавил Цховребов.

Торговля с Грузией

«Единственная транспортная артерия, соединяющая нас с Россией — Транскавказская автомагистраль. Здесь существует много вопросов ее эксплуатации во время природных ненастий. Порой дорога может быть закрыта несколько дней», — говорит Бестаев.

Расстояние между Цхинвалом и Владикавказом составляет всего 170 километров, но оно проходит через хребет. Самая высокая точка трассы — более 2 000 м над уровнем моря. По этой автомагистрали проходили грузы в Армению, Азербайджан, Грузию, Иран и Турцию. Это стало совсем невозможно после прошедшей войны в августе 2008.

Так как границы Южной Осетии с Грузией почти полностью закрыты, попасть в Грузию можно только через пункт упрощенного пересечения границы «Раздахан», расположенном в приграничном городе Ленингор. Режим пропуска осуществляется российскими пограничниками. Перейти границу могут только местные жители, имеющие специальный пропуск, который выдают власти Южной Осетии.

Что касается вывоза через этот пункт продукции из Южной Осетии, то и тут существуют специально отведенные правила. По югоосетинскому постановлению правительства завозить в Грузию и привозить из Грузии можно 50 килограмм груза на одного человека. И поэтому, многие местные предприниматели, чтобы не превышать обозначенный лимит, заполняют маршрутку пассажирами и делят килограммы среди них. Таким образом ленингорцы умудряются снабжать сельскохозяйственной продукцией не только поселок, но и столицу Южной Осетии Цхинвал.

Даже в Грузию, как оказалось, тоже поступают товары из Южной Осетии. Ленингорская журналистка Тамара Меаракишвили говорит, что из поселка в Грузию местные жители вывозят товары, которые там дороже.

Рынок слишком мал для конкуренции

Два года назад группа молодых ребят во главе с югоосетинским бизнесменом  Владимиром Босиковым решили начать производство минеральной воды «Аландон» из Згубирского источника — место в высокогорном селе.

Все сделали сами: подготовили все необходимые документы, закупили оборудование, провели высокогорную дорожную инфраструктуру, электричество и водопровод.

«Мы работали с самой крупной фирмой Северной Осетии «Фроствей». Ясно было, что наш рынок занят «Багиатой» и он слишком маленький. Поэтому необходимо было смотреть в сторону России, и не только», — сказал Босиков.

После провала в продажах, была заключена сделка между Южной Осетией и Владимирской областью по аренде оборудования «Аландона» и доставке воды из югоосетинских источников на российский рынок под наблюдением «Владимирского Стандарта».

Выход на российский рынок

По словам Азамата Гассиева, исполнительного директора ООО «Родник Осетии», сейчас они производят два продукта: «Осетинская» ориентирована на внешний рынок, а «Аландон» выпускается для Южной Осетии.

На заводе сейчас работает 18 человек. Теперь «Осетинская» вывозится во Владимир, Казань, Ростов-на-Дону, Липецк и Самару. Производится более 17 тысяч бутылок в месяц. И, как говорит директор, объемы могут вырасти в три раза после обновлений на заводе.

(Гана Яновская /OC Media)

Он говорит, что все вопросы с декларациями в Южной Осетии решаются быстро, но «решение вопросов на российской стороне как правило занимает больше времени».

Гассиев говорит, что основная проблема экспорта воды — российская таможня. Так как практически все кроме самой воды для производства продукции необходимо привозить из России, получается, что бюрократической волокиты на таможне в два раза больше — до и после бутилирования.

Несмотря на то, что существует соглашение о торговле с Россией, которая теоретически открыла свой рынок для югоосетинских компаний в 2012, только «Осетинской» удается экспорт.

Все географические названия и термины, используемые в данной статье, являются словами автора, и не обязательно отражают точку зрения редакции OC Media.

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас