Новая жизнь сирийцев в Армении: «Я не вернусь обратно»

27 октября 2017
Каро Хароян, беженец из Алеппо. (Армине Аветисян/OC Media)

За последние пять лет в Армению эмигрировало более 17 000 сирийских армян. Многим казалось это временным явлением, однако новые жители решили пустить корни.  

[Читайте на армянском — Հոդվածը հայերեն կարդացեք]

Дважды беженцы

Семья Рштуни приехала в Ереван из Алеппо в 2012 году. Они, как и многие другие сирийские армяне бежали от войны и планировали остаться всего на пару месяцев, пока в Сирии не восстановят мир.

Они эмигрировали вместе с первой волной беженцев. К концу 2012 года в Армении было более 6 500 сирийских армян, из которых 4 900 получили гражданство, еще 425 — статус беженцев.

«Наша семья каким-то чудом смогла спастись в Сирии от геноцида 1915 года. Я — дочь беженцев, а теперь и сама стала беженцем. Мы все оставили в Алеппо: дом, собственность, работу. У моего мужа был свой бизнес по производству деталей для лифтов. Но в Армению приехали с пустыми руками. От родственников мы позже узнали, что завод мужа ограбили, остались только пустые стены», — говорит Йоланд Рштуни.

Узнав из СМИ и от родственников, которые все еще находятся в стране, об ухудшении ситуации на родине, семья поняла, что в ближайшее время они не смогут вернуться в Сирию. «Мы не привыкли попрошайничать, поэтому начали думать, что станет востребованным в Ереване, чтобы заработать деньги», — добавляет она.

После долгих поисков достойной работы, они решили открыть бизнес по производству сладостей и пирожных. «В 2014 году я поступила на кулинарные курсы, и теперь у нашей семьи есть свои фирменные продукты: мы готовим вкусные, красивые печенье и пирожные, которые в основном продаем через Facebook. У нас даже нет квартиры под офис или магазина. Мы арендуем маленький дом», — рассказывает женщина.

Муж Йоланда скоро вернется в Алеппо, чтобы продать дом, на вырученные деньги купить недвижимость в Армении и открыть магазин, о котором они так мечтают.

Йоланд Рштуни (Армине Аветисян /OC Media)

Поселение в Армении

До 2011 года в Сирии проживало 80 000 этнических армян, большинство (60 000 человек) находились в Алеппо. По данным министерства диаспоры, сейчас в Армении проживает более 17 000 сирийских переселенцев, почти все — в Ереване.

«При появлении первого большого потока сирийских армян, правительство сразу начало им помогать. Ни один из них не должен оставаться за границей. Это наша цель. Мы все еще работаем в этом направлении», — говорит начальник отдела министерства диаспоры Фирдус Закарян.

«Они были уверены, что Армения станет временной остановкой и скоро смогут вернуться. Но, к сожалению, не сложилось. Постепенно они находили себе место и работу, а сейчас уже окончательно обосновались. Большинство уже и не думает возвращаться, особенно молодые люди. Они привыкли к жизни и условиям в Армении. Здесь они чувствуют себя как дома», — добавляет он.

По данным министерства, уже более 500 сирийских армян открыл бизнес в новой стране.

«Я сожалею, что не родился здесь»

Ювелирные изделия Каро (Армине Аветисян /OC Media)

«2012 был самым ужасным годом в моей жизни. Нам пришлось бежать из Алеппо в Ереван, ничего при себе не имея. Я оставил там часть своей жизни: друзей, книги... Я жил в уютном доме, а здесь пришлось приспособиться к жизни беженца. Но время все исцелило», — говорит 23-летний Каро Хароян.

Как и многие сирийские армяне в Алеппо его семья занималась серебряными ювелирными изделиями ручной работы и сувенирами. У них был дом и обеспеченная жизнь.

«Отец — отличный мастер, а я ему просто помогаю, занимаюсь продажами. У меня также есть основная работа менеджером в известной компании. Сейчас мы хорошо живем, нам даже удалось купить квартиру. Я счастлив. Даже если кто-то попытается меня заставить, я не вернусь обратно», — говорит молодой человек.

Каро, как и многие другие, с трудом адаптировался к жизни в Армении. Западноармянский язык, на котором говорит значительная часть армянской диаспоры за рубежом, в том числе в Сирии, лишь немного похож на восточноармянский жителей самой Армении. Однако теперь Каро выучил и местный язык.

«Мы отличались по манере одеваться, причесываться, образом жизни. Сначала было сложно, но Армения приняла нас с распростертыми объятиями, и мы никогда не чувствовали здесь себя чужими. Я освоился в Ереване, и ереванцы тоже многому у нас научились. У нас вышло интересное сочетание», — говорит он.

Родители Каро думают о том, чтобы вернуться, но соглашаются и с тем, что лучше будет осесть в Армении.  «Моя сестра осталась там. Она работает в Красном Кресте, говорит, что Сирия — ее дом. Только из-за нее мои родители хотят вернуться, они очень скучают. Но для меня нет места лучше, чем Ереван», — добавляет он.

«Вы знаете, часто незнакомцы, например, таксисты, когда по акценту догадываются, что я не местный, а позже узнают, что хочу здесь остаться, удивляются. Говорят, «беги, пока не поздно». Я не говорю, что здесь как в раю, определенные трудности тоже есть, но это моя страна. Сожалею, что не родился в Армении», — говорит Каро.

Новая культура в Ереване

Сорокалетний сирийский армянин Шант Хаялян переехал в Армению в 2013 году. Его история ничем не отличается от остальных: с пустыми руками он пережидал окончания войны. Сегодня он производит мыло в Ереване и даже не думает возвращаться.

«Уже три года я делаю органическое мыло. Использую для этого цветы и травы, собранные в горах и полях Армении. Основу мыло составляет оливковой масло. Также произвожу ароматизированные шампуни и масла. Спрос довольно большой. Я продаю 25 видов мыла и 16 видов шампуня не только в Армении, а еще экспортирую в Грузию и Швейцарию. В месяц выходит около 10 000 кусков мыла и шампуней», — рассказывает Шант.

Национальный центр развития малого и среднего предпринимательства Армении и Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ) помогли Шанту запустить свое дело, предоставив кредит в размере 12 000 долларов США при льготной ставке всего 4 процента. С помощью этой программы он и еще 110 других беженцев смогли начать бизнес.

Государственная помощь также включала в себя покрытие расходов на обучение 400 студентов, снятие таможенных платежей на сумму 233 миллионов драм (485 000 долларов США) на импорт машин из Сирии и помощь в поиске жилья.

«Мы помогаем им снять квартиры. В зависимости от количества членов семьи они получают разные льготы, но мы не нацелены на краткосрочную помощь», — говорит координатор по вопросам международных отношений УВКБ в Армении Анаит Айрапетян.

«Есть хорошая поговорка: «Дай человеку рыбу, и он будет сыт один день. Научи человека ловить рыбу, и он будет сыт всю жизнь». Именно это мы и делаем. Мы помогаем людям встать на ноги», — говорит она и добавляет, что многие сирийские армяне стали успешными бизнесменами, которые привнесли с собой новую культуру, новый взгляд и идеи для Армении.

Статья подготовлена при поддержке регионального бюро Фонда Фридриха Эберта (Friedrich-Ebert-Stiftung) на Южном Кавказе. Все высказанные мнения и терминология выбраны самим автором и могут не отражать точку зрения Фонда или редакции.

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас