Обеспокоенность действиями сил безопасности в новой Армении сохраняется

17 февраля 2020
Никол Пашинян на праздновании 100-летия образования органов безопасности Армении. Официальное фото.

Несмотря на обещания властей сделать Армению более демократичной и покончить со злоупотреблениями властью со стороны чиновников, при Николе Пашиняне органы безопасности Армении всё ещё обвиняются в нарушении прав человека. В последние месяцы эти обвинения зазвучали громче после серии неоднозначных рейдов, задержаний и арестов.

В ноябре сотрудники Службы национальной безопасности Армении (СНБ) пришли в офис адвоката Ованнеса Чамсаряна с ордером на изъятие его компьютеров. Чамсаряну удалось предотвратить изъятие при помощи вмешательства группы быстрого реагирования Защитника прав человека Армении и судебного обжалования.

В соответствии с законодательством Армении правоохранительным органам запрещено обыскивать документы адвокатов и изымать у них компьютеры и документы, связанные с их работой.

Представитель СНБ сообщил OC Media, что обыск в офисе Чамсаряна проводился не с целью раскрытия информации, защищенной тайной адвокатского соглашения с клиентом, а скорее с целью поиска доказательств причастности адвоката к преступлению, относительно чего, по их словам, у них были разумные подозрения.

Чамсарян не принял этот аргумент в качестве оправдания.

«Следователи представляют себе, как они будут искать на моем компьютере и при этом не раскроют информацию, защищенную тайной адвокатского соглашения с клиентом?», — сказал он OC Media. Он добавил, что в Армении никогда такого не было, чтобы правоохранительные органы обыскивали компьютер адвоката.

СНБ не ответила на вопрос о том, каким образом они будут обыскивать компьютер Чамсаряна, без нарушения тайны адвокатского соглашения с клиентом. Ни СНБ, ни Чамсарян не пояснили, какого рода преступление имелось в виду.

Дело Чамсаряна — одно из нескольких противоречивых дел, вызвавших споры о роли служб безопасности и правоохранительных органов в Армении в последние месяцы. Сюда входит также арест Армена Тавадяна, владельца оппозиционного канала «TV5», за взяточничество, и недавнее задержание и последующее освобождение без предъявления обвинения нескольких видных ультраправых оппозиционных деятелей.

Для многих критиков Пашиняна эти случаи свидетельствуют о нарушении обещания реформировать подход правительства к работе полиции и служб безопасности и указывают на то, что правительство выходит опасно далеко за пределы своих полномочий.

Только кнут и никаких пряников

В начале сентября 2018 года, через четыре месяца после Бархатной революции, страну потрясла утечка тайно записанного телефонного звонка. Это был звонок между чиновниками из высшего руководства сил безопасности и касался уголовного дела против второго президента Армении Роберта Кочаряна, который недавно был арестован и обвинен в «узурпации государственной власти».

В последующие дни Специальная следственная служба Армении (ССС) изъяла компьютеры из офисов «Yerevan Today», новостного агентства, которое одним из первых опубликовало записи.

Не было никаких доказательств того, что это новостное агентство ответственно за прослушивание звонка, и они были не первыми, кто его опубликовал. Аудиозапись звонка была впервые загружена на YouTube с аккаунта «broska333». Кем был человек или лица, кому принадлежит этот аккаунт, выяснить не удалось.

Премьер-министр Никол Пашинян назвал утечку записи звонка «заговором и преступлением против государства» и приказал СНБ и полиции найти виновных. Тем не менее, не было найдено никаких доказательств, чтобы обвинить «Yerevan Today».

«Репортеры без границ» осудили этот рейд как «нарушение свободы прессы».

В октябре 2019 года СНБ провела обыск в доме отца Грайра Товмасяна, председателя Конституционного суда. На следующий день они допросили его дочь.

За этим последовало решение партии Пашиняна «Мой шаг» о начале процесса устранения Товмасяна из Конституционного суда.

В комментарии для «MediaLab» Аветик Ишханян, председатель правозащитной организации Хельсинкского комитета Армении, сравнил действия правоохранительных органов Армении с советским КГБ. Он сказал, что они продемонстрировали пренебрежение к правам на неприкосновенность частной жизни, безопасность и свободу выражения мнений.

«Это не только нарушение прав человека, но и […] запугивание со стороны полиции, — сказал Ишханян. — Одни лишь подозрения, основанные на криминальном прошлом, не дают правоохранительным органам права совершать такие действия».

Саргис Ханданян, депутат от правящей партии «Мой шаг» и член парламентского комитета по правам человека, отрицал, что при допросе семьи Товмасяна были совершены правонарушения.

«Их уведомили должным образом», — сказал он OC Media.

Он, однако, предупредил о том, что в других случаях полиция выходит за рамки своих полномочий. Относительно случая с «Yerevan Today», Ханданян сказал, что «если у них недостаточно аргументов и оснований, такие действия не должны проводиться».

Дискуссии об ответственности

Правоохранительные органы Армении подотчетны премьер-министру. Он назначает руководителей полиции, СНБ и ССС. Он также имеет право сместить их с должности.

Прежде чем стать премьер-министром, Пашинян критиковал эту систему и призывал к созданию правительственного министерства, ответственного за правоохранительные органы.

Но после прихода к власти Пашинян заговорил по-другому, заявив, что, хотя правоохранительные органы должны быть подотчетны парламенту в целом, а не только канцелярии премьер-министра, он больше не верит в создание специализированного министерства.

Степан Даниелян, политолог и председатель Центра сотрудничества для демократии, сказал OC Media, что это было одним из многих невыполненных обещаний Пашиняна.

«Когда он был в оппозиции, содержание его обещаний сводилось к тому, чтобы уменьшить полномочия правительства в пользу парламента, — сказал Даниелян. — Поскольку ситуация изменилась, он получил личную пользу от огромных полномочий [канцелярии] премьер-министра, что объясняется «опасностью контрреволюции»».

Правозащитник Аветик Ишханян сказал, что, если объединить эти органы в рамках нового министерства, то возможно, удастся избежать злоупотреблений в будущем, отчасти потому, что они будут вынуждены участвовать в регулярных сессиях вопросов и ответов в парламенте и их можно будет вызвать на парламентские слушания.

Это, сказал Ишханян, заставит правоохранительные органы «дважды подумать, прежде чем возбуждать дела по политическим мотивам».

Некоторые сторонники Никола Пашиняна отнеслись критично к этому предложению. Депутат Саргис Ханданян сказал OC Media, что, хотя он согласен с тем, что было бы лучше, если бы правоохранительные органы были более подотчетны парламенту, он беспокоится, что агентства, получив больше полномочий, могут стать слишком независимыми и превратиться в «суперагентства».

Степан Даниелян считает такие опасения преувеличенными. Он сказал OC Media, что не видит существенной опасности появления «суперагентств». Тогда как история деятельности правоохранительных органов в Армении, по его словам, показывает, что нужно срочно проводить структурные реформы.

Подпишитесь на наш Телеграм-канал и читайте подробные новости с Кавказа!

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас