Останки погибших как напоминание и предостережение чеченцам

16 января 2017

Возвращение и поспешный похорон останков чеченских боевиков погибших во время второй чеченской войны не принес успокоения, рождая вопросы о судьбе тысячи бесследно пропавших на Северном Кавказе.

В последний день декабря, когда жители Чечни готовились встретить Новый год, с надеждами на лучшую жизнь, праздничное настроение было испорчено новостью, которая пришла с расположенного недалеко от Грозного селения Долинское.

Останки боевиков и мирных жителей были привезены из лаборатории в Ростовской области. Они были извлечены в 2014 году из братской могилы на территории православного кладбища в Октябрьском районе Грозного, где они хранились двадцать с лишним лет. В этом захоронении, по имеющейся информации, находилось около 200 тел. Все со следами насильственной смерти. После кровопролитных боев в Грозном с дудаевскими формированиями и чеченским ополчением в 1995 году, столица Чечни была занята российскими войсками. Новые власти начали очищать улицы и подвалы от погибших и убитых во время боевых действий.

Найденным останкам был произведен анализ ДНК. На каждом пакете с костями была сопроводительная информация с обозначением гаплогруппы (генетическая и родственная принадлежность) и других данных. Из 106 останков, которые доставили в Чечню в канун Нового года, только двум родственникам удалось найти останки своих родных. Остальные, после проведения религиозного обряда поминовения были похоронены в общей могиле на территории кладбища. Согласно исламской традиции, с останками совершили обряд омовения и разложили в набитые ватой саваны, имитируя строение человеческого тела. После чего, трактор закопал могилу.

Оставшиеся из найденных 200 тел продолжают оставаться в ростовской лаборатории. Часть из них, еще ранее идентифицированы родственниками и вывезены для захоронения. Не исключается, что среди этих тел были и российские солдаты и русскоязычные жители Чечни.

На кладбище пригородного поселка Долинское они были привезены и выгружены как строительные материалы. Все останки были завернуты в черный и белый целлофановые пакеты, и выложены прямо на снегу. Это выглядело, судя по реакции многих жителей, достаточно символичным издевательством и пренебрежением общепринятых человеческих норм. Некоторые даже утверждали, что кульки ассоциировались с чем-то праздничным.

После появления этой новости и тиражирования фотографий и видео в социальных сетях, многие чеченцы из-за стресса отказались от празднования Нового года.

«Это уже высшая степень издевательства над людьми и над памятью пропавших, — говорит Тамара, жительница Грозного. — Зачем надо было именно 31 декабря привозить останки? Я уверена, что они специально издеваются над нами. Уже не знают, как еще сделать больнее нам. Мы итак живем словно человеческие тени».

В социальных сетях началось активное обсуждение происшедшего. Особенно гневные комментарии начали писать пользователи Фейсбука:

«Вот я хотел бы спросить, а почему никто не спрашивает, как их убили, где они были? Немцы до сих пор расследуют убийства Второй мировой войны и сажают виновных в этих преступлениях. Почему не расследуют это? Это геноцид. Почему правозащитные организации или следственный комитет не занимаются этим? Они же не упали с космоса. Надо добиться расследования», — говорит пользователь с ником Don Fare.

Многим непонятно зачем нужно было так оперативно закапывать останки, не подождав пока объявятся остальные родственники. Также у людей вызвало недоумение, то, что власти не объявили траурных мероприятий в республике.

«Но почему такая спешка, почему нужно была закапывать этих несчастных в такой спешке тракторами? Нужно объявить трехдневный траур (тезет) по всей республике, больше 100 человек за один день для нашего маленького народа — это слишком много, они все для нас погибли сегодня, ведь до сегодняшнего дня была хоть какая-то надежда что где-то кто-то объявится, а для этих сегодня не стало и этой надежды», — пишет пользователь Шамсуди Ташаев.

Некоторым жителям Чечни показалось, что российские власти таким образом продемонстрировали свое отношение к чеченскому народу, и появление останков убитых именно на Новый год, выглядит не иначе, как угроза.

«Это типа не рыпайтесь, а то всё повторим?.. у многих от неизвестности душа не на месте, многие матери до сих пор ищут своих сыновей. В нашем городе на соседней улице в одну ночь всех мальчишек забрали, мирно спавших у себя дома 14–17 лет», — пишет пользователь Хеда Ясупова.

Розыском и лабораторным анализом пропавших без вести чеченцев занимается Миротворческая миссия генерала Александра Лебедя (ММГЛ). Организация существует на международные и российские гранты. На их официальном сайте находится 7.621 имя пропавших без вести граждан, чьи судьбы остаются неизвестны в связи с конфликтами на Северном Кавказе. Этот список составлен на основе данных ММГЛ, полученных от уполномоченных государственных органов власти, министерств и ведомств, а также на основе сведений общественных организаций и частных лиц Российской Федерации. В результате деятельности ММГЛ за последние годы были идентифицированы 80 пропавших без вести.

По официальным данным, в Чечне без вести пропавшими числятся более пяти тысяч человек. Этих данных придерживаются и официальные правозащитники. Однако, независимые общественные организации уверены, что эта цифра в несколько раз выше, чем заявляют властные структуры. В республике еще много мест массовых захоронений, но по определенным причинам, оттуда не извлекают останки и не проводят идентификацию. Многие из таких братских могил часто расположены вблизи подразделений российских войск. По некоторым данным независимых правозащитников, только в одном захоронении вблизи главной российской военной базы на Ханкале, что на восточной окраине чеченской столицы, находятся около 600 тел.

Эту информацию не афишируют власти Чечни, хотя возможно они и хотели бы предать земле останки всех убитых. Однако, все делается с оглядкой на мнение Кремля.

Европейский Союз был готов спонсировать строительство в Чечне лаборатории по идентификации останков из мест массовых захоронений в размере полтора миллиона евро. Это могло стать достаточно важным объектом, учитывая, что проблема в республике стоит остро, а также помня: «Война не окончена, пока не похоронен последний солдат». Местные власти изначально поддержали идею, но в скором времени отказались от нее, без объяснения причин.