«Пандемия пройдёт, а о нас так и не вспомнят». Пенсионеры в борьбе с растущими ценами

Сандро Хуцураули. Фото: Тата Шошиашвили/OC Media

Пандемия коронавируса повергла экономику Грузии в шок, что в первую очередь отразилось на пожилых людях. Цены на продукты и лекарства растут, а помощи от государства нет. Пенсионерам остаётся искать спасение в благотворительных организациях. 

Во время первой и второй волны пандемии коронавируса Гулнара Куратишвили, которая до этого жила вместе с внуками, осталась одна — они уехали на заработки в Италию. Закрытые границы и введённые ограничения не позволяли им вернуться до недавнего времени.  

«Моя семья никогда не оставляла меня без внимания, и сейчас тоже финансово мне помогают. Я уверена, если бы не мои родные, проблем было бы невпроворот», — поделилась 86-летняя пенсионерка в разговоре с OC Media.

Гулнара Куратишвили. Фото: Тата Шошиашвили/OC Media.

До 2021 года ежемесячно государство выплачивало пенсионерам чуть больше 200 лари (60 долларов США). Однако были введены новые поправки о надбавках в пенсионные выплаты — до 70 лет пенсионеры получают 240 лари (72 долларов США), а старше 70 лет —  275 лари (83 долларов США) в месяц. 

Но и рост пенсионных выплат не принёс ощутимых изменений в жизнь людей преклонного возраста, ведь вместе с ними выросли и цены. В 2020 году лари обесценился по отношению к доллару примерно на 11%.

«Пенсии и так особо не хватало, а во время пандемии всё стало ещё хуже. Хлеб подорожал, масло и другие продукты — тоже. Одним словом, кошмар!», — сказала Гулнара Куратишвили. 

Это подтверждают данные Национальной службы статистики Грузии — значительный скачок цен на продукты и услуги пришёлся на январь 2021 года. 

С начала пандемии коронавируса правительство Грузии не раз подчёркивало в своих заявлениях особенно затруднительное положение пожилых людей. Однако, по словам наших респондентов, за всё время никакой финансовой помощи от государства пенсионеры не получили. 

«Когда из-за коронавируса всё закрылось и людей посадили дома, я думала, что нам [пожилым] будут помогать продуктами, лекарствами или чем-нибудь другим. Но думаю, что пандемия пройдёт, а о нас так и не вспомнят», — говорит Гулнара Куратишвили.

В мэрии Тбилиси нам сказали, что программ с фокусом на нуждах пожилых людей и систематической помощи у них нет. 

«Но у нас есть программа, в рамках которой каждый человек в возрасте 100 лет одноразово получает 1000 лари (300 долларов США) от государства. Помимо этого финансовую помощь получают и ветераны Второй мировой войны», — сказала менеджер по связям с общественностью здравоохранения и социальной службы мэрии Тбилиси Хатуна Авлохашвили.

Жить или выживать 

Некоторым пожилым иногда везёт чуть больше, чем остальным, если у них есть семья или те, кто о них позаботятся — это решает немало проблем. Однако жизненная ситуация нашего следующего респондента запутана и тяжела, несмотря на то, что живёт он не один. 

92-летний Сандро Хуцураули рассказал нам, что живёт с родственниками, которые 10 лет назад обманом продали его квартиру и забрали с собой в новоприобретённый дом, где выделили старику маленькую комнату без намёка на какие-либо удобства. 

Один раз в день ему приносят еду или хлеб, а всё остальное время Хуцураули проводит в одиночестве. Единственный его доход — пенсия, которую он старается «попусту не тратить». 

Сандро Хуцураули в своей комнате. Фото: Тата Шошиашвили/OC Media

Почти 30 000 пенсионеров в Грузии входят в списки социально незащищённых слоёв населения, которые пострадали сильнее всех от коронавируса. 

Статус социально незащищённого у Сандро Хуцураули забрали на основании того, что он живёт не один и о нём могут позаботиться, говорит пенсионер.

«Я пытался восстановить статус [социально незащищённого], но каждый раз мне отказывали. На пенсию жить сложно. В неделю или в две недели раз мне приходится ходить на рынок и каждый раз оставлять там по 50—60 лари. Хотя я покупаю только самые нужные продукты. Но деньги ведь нужны не только для еды?!».

Порой Хуцураули приходится выбирать между покупкой еды и важных лекарств. 

«У меня три сердечные болезни, проблемы со зрением и для покупки  лекарств в месяц мне нужно до 400 лари, а пенсия моя меньше в два раза. Я их не покупаю — принимаю только препарат от давления, без него никак, но к счастью, он не дорогой», — говорит Хуцураули.

«Всё, что у меня есть, вмещается в этот гардероб — хотя в него и класть особо нечего...». 

Такова жизнь пенсионера, который когда-то в прошлом был лектором, талантливым художником и скульптором, чьи работы были выставлены в Грузии и многих странах СНГ. 

Благотворительные кампании 

Основными помощниками пожилых стали общественные организации и частные инициативы. Создав группы в социальных сетях, им удавалось собрать немалую сумму денег и различные предметы первой необходимости. 

Мы поговорили с соосновательницей Facebook-кампании «Поможем пожилым», Мариам Церцвадзе.

«Пенсионеры оказались самыми уязвимыми во время пандемии, и для того, чтобы им не пришлось выходить на улицу, мы решили собрать деньги и купить для пожилых лекарства и еду», рассказывает она.

Зачастую бытовые условия пожилых людей бывают сложными, а то и невыносимыми. Мариам Церцвадзе говорит, что в таких случаях они помогали даже выстраивать дома заново или же делали ремонт на собранные деньги. 

Подобную активность можно заметить и в других регионах страны. К примеру, активистка благотворительной организации «Total Courage Georgia» Мариам Дурглишвили занимается благотворительностью в Кахети, на востоке Грузии. 

«Те, кому мы помогали имели только пенсию, что недостаточно для проживания», сказала она, «сначала мы каждую неделю помогали 6 семьям в [городе] Сагареджо, теперь поддерживаем 9 семей в трёх из них пожилые люди. Несколько раз мы были в Тбилиси, когда просили помощь, и пару раз были в cеле Гомбори».

Кроме муниципальных служб и новых кампаний, в Грузии уже больше 30 лет функционирует благотворительная организация «Катарсис», в которой до пандемии были зарегистрированы около 470 бенефициаров. Организация создаёт непринуждённую обстановку для стариков и обеспечивает их питанием.

«Катарсис» стал спасательным кругом для пенсионера Сандро Хуцураули, куда он мог пойти каждый день, чтобы получить порцию обеда. Однако в период ужесточения регуляций он был лишён и этого.   

«Сейчас нам в месяц раз присылают «сухпайки» — рис, гречку, колбасу и другие нескоропортящиеся продукты. Раньше я каждый день питался в «Катарсисе», но сейчас даже не могу лишний раз выйти на улицу», — говорит он.

Фото: Тата Шошиашвили/OC Media

На данный момент ограничения постепенно ослабевают, что позволяет благотворительным организациям и частным инициативам продолжить свою деятельность в том же темпе. 

_____________________________________________________________________

Мы в соцсетях: Телеграм, Одноклассники, Instagram, Facebook. Подпишитесь и читайте подробные новости с Кавказа!

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас