Политзаключенные в Азербайджане: страх правительства или его козыри?

25 декабря 2017
Лейла Мустафаева с дочерью.

Число политических заключенных в Азербайджане одно из самых высоких в Европе. Репрессии служат не только для запугивания активистов, но и являются инструментом внешней политики.

Журналист-расследователь Лейла Мустафаева является женой политзаключенного Афгана Мухтарлы. Их трехлетняя дочь Нурай не знает, что отец находится в тюрьме. Она верит словам матери, что он просто далеко. В свою очередь, матери с дочкой пришлось бежать в Германию.

В мае этого года Афган Мухтарлы исчез в Тбилиси, где он проживал с 2015 года. На следующий день его обнаружили в Баку. Европейский парламент заявил, что его похитили и передали правительству Азербайджана, а тюремное заключение политически мотивированно.

Квота на политзаключенных

Почему азербайджанских журналистов, правозащитников и политиков преследуют даже за пределами страны? Правительство боится их действий или аресты служат другим целям?

Лейла Мустафаева говорит, что правительство использует политзаключенных главным образом в переговорах с западными странами. «Когда освобождают одного, я сразу задумываюсь, кого посадят вместо него? Количество таких заключенных уже стало квотой в Азербайджане», — говорит она.

Мустафаева говорит, что ее мужа арестовали из-за статей о коррупциях в правящей семье Алиевых. «Спецслужбы Грузии и Азербайджана похитили и переправили через границу Афгана. Он был арестован в 100 метрах от нашего дома в Тбилиси. Его обвиняют в незаконном пересечении границы, контрабанде и неподчинении пограничным службам», — отмечает она.

Просчеты правительства

24 августа по обвинениям в уклонении от уплаты налогов, злоупотреблении служебными полномочиями и незаконном предпринимательстве арестовали еще одного журналиста, главу информационного агентства Turan Мехмана Алиева. Через 17 дней его перевели под домашний арест.

Сам Алиев утверждает, что в его освобождении участвовало правительство США, а политические гонения иногда играют злую шутку с властями Азербайджана. «Сенат США заявил, что если меня не выпустят, то они опубликуют список санкций для чиновников, причастных к моему заключению. [Азербайджанское] правительство ничего не выиграло, только проиграло. Например, 19-20 сентября [президент Ильхам] Алиев должен был встретиться с президентом Трампом во время своего визита в США, но из-за моего ареста аудиенцию отменили», — говорит Мехман Алиев OC Media.

Тактика запугивания

Илкин Рустамзаде

На момент 28 августа 2017 года в Азербайджане находилось 160 политических заключенных. Об этом в своем докладе сообщила независимая Рабочая группа по подготовке единого списка политзаключенных.

В их число входит и член движения NIDA Илкин Рустамзаде. Его мать Атлас Гусейнова заявила, что правительство боится любого, кто может собрать на протест идеалистических молодых людей.

Илькина Рустамзаде обвиняют в организации массовых протестов в Баку в 2013 году. Четыре года нах ему вынесли приговор о восьмилетнем тюремном заключении. Его мать говорит, что таким образом власти хотели заставить его замолчать и напугать любого, кто решится на протест.

Козыри

Журналист-расследователь Хадиджа Исмаил говорит, что у задержаний две причины: заставить молчать людей, которые активны на политической арене или при необходимости использовать их, как козырей. «Например, меня арестовали за то, что я пролила свет на коррупцию, в которой участвует правящая семья», — отметила она.

По ее мнению, правительство Азербайджана также манипулирует освобождением политзаключенных во время переговоров с западными дипломатами: «Такое не раз хотели провернуть, когда я находилась под стражей. Иностранные организации навещали меня, но я всегда говорила: «Если вы пойдете с ними на любые сделки, то такая свобода мне не нужна»».

В 2015 году в своих письмах из тюрьмы она написала, что не является игрушкой, которую можно обменять на переговорах между Баку и Вашингтоном. Ее осудили на семь лет и шесть месяцев по обвинению в хищении и уклонении от уплаты налогов. В 2016 году Исмаил выпустили на свободу.

Хадиджа Исмаил

«Политзаключенных нет»

Член оппозиционной партии «Мусават» Эльман Фаттах говорит, что с 1993 года вопрос политзаключенных служит интересам власти. «Правительство избегает обсуждения с международными организациями важных политических реформ, которые представляют ему угрозу», — говорит он.

С другой стороны, заместитель исполнительного секретаря правящей партии «Новый Азербайджан» Сиявуш Новрузов в прошлом году заявил СМИ, что политзаключенных в Азербайджане нет. «Независимо от профессиональной деятельности или партийной принадлежности, каждый человек, совершивший преступление, должен понести за это ответственность. Перед законом все равны и наказание будут отбывать в соответствии с ним», — отметил он.

«Отсутствие логики»

Политолог Рауф Миргадиров говорит, что правительство осуществляет аресты не из-за страха перед активистами. Оно просто хочет показать железный кулак. По его словам, после публикации списка 160 политзаключенных, власти страны все больше говорят с западными институтами о политических преследованиях, а не об экономике.  

«В 1999-2000 годах дискуссии с западными институтами касались экономических реформ или реформ образования. Сейчас же речь идет только о чьем-то освобождении. Переговоры превратились в политический торг», — отмечает Миргадиров.

Координатор Freedom House в Азербайджане Тамара Григориева говорит, что некоторые меры правительства, скорее всего, направлены на запугивание остальной части общества. «Конечно, верно и то, что Азербайджан весь процесс ареста-освобождения политзаключенных превратил во «вращающуюся дверь», которую оно использует для переговоров с западными правительствами и многосторонними учреждениями», — говорит она.

Она добавляет, что Запад не должен вестись на это: «Речь идет о реальных людях, настоящих семьях и реальной жизни».

Григориева подчеркивает, что зачастую мотивы азербайджанских лидеров трудно понять. Они — всего лишь «несколько импульсивных людей, в чьих действиях отсутствует логика».