Стоит ли ожидать новых транспортных связей на Кавказе?

Новый статус-кво после Второй войны в Нагорном Карабахе открыл возможности для регионального сотрудничества. В то время как три страны Южного Кавказа всё ещё пытаются примириться с новой реальностью, их сильные соседи мечтают о новых, высокорентабельных транспортных коридорах глобального значения.

На протяжении трёх десятилетий Южный Кавказ был разделён колючей проволокой, траншеями и другими внешними проявлениями взаимно оспариваемых и непризнанных демаркационных и разделительных линий. Из-за этого война в регионе разгоралась снова и снова. 

После второй войны в Нагорном Карабахе, последнего и самого кровавого конфликта в регионе за последнюю четверть века, появились планы восстановления транспортных путей, замороженных во время развала СССР. Но возможно ли это? И кому это выгодно?

После войны

Соглашение о прекращении огня, подписанное лидерами Армении, Азербайджана и России, не только положило конец самой кровопролитной войне на Южном Кавказе за четверть века, но и включало специальный пункт о восстановлении всех «транспортных связей в регионе».

В соответствии с этим соглашением открываются границы между Арменией и Азербайджаном, а Армения гарантирует организацию безопасного передвижения граждан, транспортных средств и грузов между Нахичеванью и основной территорией Азербайджана по своей территории. 

10 декабря, во время парада победы в Азербайджане, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган и президент Азербайджана Ильхам Алиев подняли вопрос о возможности объединения  трёх форматов регионального сотрудничества в единую платформу: Турция-Грузия-Азербайджан, Россия-Азербайджан-Иран и Россия-Турция-Иран.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган и президент Азербайджана Ильхам Алиев на параде победы в Баку 10 декабря 2020. Официальное фото.

Эрдоган отметил, что Армения также может присоединиться к платформе и что Турция готова открыть свои границы, «если Ереван осуществит благоприятные шаги в направлении Анкары». 

Президент Турции не уточнил, какие именно «благоприятные шаги» имеет в виду. 

29 января министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу на  совместной пресс-конференции со своим иранским коллегой Джавадом Зарифом заявил, что Иран и Турция «планируют сотрудничать на Южном Кавказе в формате 3+3». Речь предположительно идёт об Армении, Азербайджане и Грузии плюс Турции, России и Иране. Он также добавил, что проект пользуется поддержкой российского президента Владимира Путина. 

Зариф создание предполагаемой международной платформы на пресс-конференции не прокомментировал. 

России, Турции и Ирану было бы выгодно восстановление железнодорожного сообщения между Арменией и Азербайджаном и по абхазской железной дороге.

«Амбициозный проект» 

Сейчас предложено два железнодорожных маршрута между Арменией и Азербайджаном: один соединял бы город Горадиз с Нахичеванью, проходя через территорию Сюникской провинции Армении, другой проходил бы по северу страны по старому железнодорожному пути между городами Иджеван и Газах. 

В конце декабря азербайджанские власти объявили о начале разработки пути к армянской границе через территории, над которыми Азербайджан недавно установил контроль. Беседуя с журналистами, Алиев рассказал, что железная дорога будет интегрирована в коридор, соединяющий Азербайджан с Нахичеванью. 

Новые железнодорожные пути соединили бы Баку с Нахичеванью, Ираном и Турцией.

Исполнительный директор Центра анализа экономических реформ и коммуникаций Азербайджана Вусал Гасымлы рассказал Интерфаксу, что открытие на Южном Кавказе такого пути обеспечит страны региона доступом к Персидскому и Оманскому заливам, Индийскому океану благодаря иранскому порту «Бандер-Аббас», а также к железной дороге между Стамбулом и Исламабадом. 

Губад Ибадоглу, азербайджанский политический экономист и приглашённый сотрудник Ратгерского университета, сказал OC Media, что реконструкция старых железных дорог и строительство новых в первую очередь более выгодна России, Турции и Ирану, чем их занимающим более скромную по размеру территорию южнокавказским партнёрам. 

Для Азербайджана, по его словам, «самым сложным станет финансирование новой железной дороги, поскольку доход Азербайджана, включая нефтегазовую промышленность, сократился в шесть раз с 2011 года». 

Согласно Ибадоглу, инвестировать в дорогостоящие проекты по строительству железных дорог придётся международным финансовым учреждениям, поскольку Азербайджану, возможно, понадобиться столетие, чтобы окупить расходы, если страна решит инвестировать в одиночку. 

Вместо того, чтобы рассчитывать на экономическую выгоду, говорит Ибадоглу, шестистороннее региональное сотрудничество нужно рассматривать с точки зрения безопасности региона и политики. 

Обещания и пленные

Перспективу разблокировки и сотрудничество между Россией, Арменией и Азербайджаном в составе межправительственной группы, которая провела две встречи в январе и феврале, в Армении встретили с раздражением. 

Пользователи социальных сетей и политическая оппозиция обвинили администрацию Никола Пашиняна в бездействии по освобождению более сотни военнопленных, которых до сих пор удерживает азербайджанское правительство. 

В конце марта премьер-министр страны Никол Пашинян заявил, что разблокировка связей с соседями — важнейшее задание, стоящее перед Арменией, но с оговоркой, что «этот процесс не может происходить за счёт насущных интересов самой Армении». 

Никол Пашинян на площади Республики в Ереване. Фото: Ани Аветисян/OC Media

Во время встречи Путина и Пашиняна 8 апреля российский президент похвалил премьер-министра за то, что тот предпринял «решительные действия по поддержке деятельности межправительственной группы». О деталях он не распространялся. 

По-видимому, что когда речь идёт о военнопленных, армянские власти придерживаются практически тех же самых позиций, что и их оппоненты. 17 февраля секретарь армянского Совета безопасности Армен Григорян сказал изданию Azatutyun, что «сложно обсуждать какие-либо проблемы [с Азербайджаном], если проблема пленных [захваченных во время войны] не разрешена».  

Экономист, профессор Ереванского государственного университета Айк Мнацаканян сказал OC Media, что с экономической точки зрения делать какие-либо выводы о влиянии невозможно, пока не будут проведены «тщательные подсчёты, анализ [ситуации] и хотя бы приблизительно не будет расчитана ценовая политика». 

Пассажирский поезд Ереван-Тбилиси. Фото: Мариам Никурадзе/OC Media.

Хотя как именно будут функционировать экономические связи после разблокировки, точно пока неизвестно, в Южнокавказской железнодорожной компании, управляющей армянскими железными дорогами, подсчитали, что первоначальная стоимость реконструкции железнодорожных путей между Арменией и Азербайджаном обойдётся армянской стороне приблизительно в 210 миллионов долларов.  

Некоторые сохраняют оптимизм, говоря о перспективе открытия границ, несмотря на политические разногласия. 

У Армении есть шанс стать «транзитным пунктом» всего региона, говорил в интервью Радио Свобода Раффи Мхчян, председатель Союза экспортёров. «Мы могли бы страховать свои товары и отправлять их [в Россию] через Азербайджан без опаски. В чём проблема? Если мы сделаем это с грамотными людьми, профессионалами, всё пройдёт очень легко». 

Восстановление экономических связей в регионе подразумевает и открытие турецко-армянской границы. 

Новый транспортный коридор соединил бы Армению с Россией, Ираном и Турцией.

Некоторые экономисты предполагают, что открытие границ может дать экономике Армении небольшой толчок к росту, но одновременно волнуются, как на конкуренцию с турецким бизнесом отреагируют местные предприниматели. 

По словам Айка Мнацаканяна, Армения может избежать поражения в этой борьбе только при условии, что государство окажет прямую поддержку местным предпринимателям, конкурирующим с турецкими производствами. 

В настоящий момент, тем не менее, перспектива открытия западной границы Армении кажется туманной. С начала войны Армения запретила ввоз турецких товаров сроком на шесть месяцев, который может продлить. 

«Чёткое нет»

Хотя поводом для новых планов по экономической интеграции на Южном Кавказе послужила война между Арменией и Азербайджаном, их обсуждение невозможно представить без Грузии, у которой есть собственные «замороженные конфликты». 

Это важно ещё и потому, что формат сотрудничества «3+3» подразумевает, что Грузия будет работать вместе с Россией, а также на фоне кажущегося интереса в восстановлении железнодорожного сообщения между Арменией и Россией через Абхазию. Грузинские официальные лица высказываются решительно против последнего пункта.  

Зураб Абашидзе. Фото: 1TV.

Специальный представитель премьер-министра Грузии по отношениям с Россией Зураб Абашидзе в феврале сказал OC Media, что вопрос восстановления железного сообщения между Абхазией и территориям, контролириемыми правительством Грузии, может обсуждаться только в рамках «процесса восстановления территориальной целостности Грузии».

Такое же мнение было озвучено в заявлении Министерства иностранных дел Грузии от 23 февраля, где говорилось, что «пока не будут предприняты конкретные шаги по деоккупации, объединение с Российской Федерацией в рамках одной мирной платформы затруднительно». 

Однако в министерстве заявили, что готовы обсуждать сотрудничество между Грузией и Арменией, Азербайджаном, Турцией и Ираном, но при условии, что Россия будет исключена из числа партнёров.

В интервью OC Media в начале марта бывший министр Грузии по примирению и гражданскому равенству Паата Закареишвили подчеркнул, что на начальном этапе абхазы, «которых в основном беспокоят вопросы статуса», не будут иметь право голоса в каких-либо гипотетических переговорах по восстановлению железнодорожного сообщения между Грузией и Россией.

Паата Закареишвили.

«Если что-то случится, это потребует двустороннего соглашения между Грузией и Россией, а затем, возможно, с участием Армении», — сказал он. «Россия подписала соглашение о торговом коридоре с Грузией в 2011 году без какого-либо участия абхазских властей. Это важный прецедент, учитывая, что это произошло после 2008 года, и формат может снова стать актуальным», — сказал Закареишвили OC Media.

В сделке 2011 года швейцарская компания SGS была третьей, нейтральной стороной, которая контролировала трансграничные грузовые перевозки через границу.

«Грузия действительно видит как геополитические, так и экономические выгоды от восстановления железнодорожного сообщения, и, несомненно, Армению могло бы быть заинтересовать транспортное сообщение через дружественное государство», — сказал он. Но пока формат «3+3» стоит на повестке дня, ответом Грузии будет «чёткое нет», поскольку это «усилит позиции России в регионе». 

Мечты о прошлом

Хотя грузинские власти смотрят на предложения о региональном сотрудничестве с большим скептицизмом, в Абхазии именно с ними связывают решение проблем в экономике и сфере безопасности.  

11 февраля делегация абхазских парламентариев приехала в Москву, чтобы обсудить открытие железнодорожного пути, пролегающего через Абхазию и соединяющего Россию с Грузией, Арменией и Турцией. Депутаты парламента обратились с просьбой лоббировать предложение к российской Госдуме и абхазской диаспоре в Турции и Армении.

Астамур Логуа. Фото: Эхо Кавказа.

Астамур Логуа, член парламента Абхазии и автор предложения, рассказал телеканалу «Абаза ТВ», что у абхазской железной дороги есть преимущества перед другим предложенным вариантом, дороги из российской республики Дагестан в Турцию, проходящей через Армению и Азербайджан. 

По его словам, близость Абхазии к Турции играет на руку Абхазии и Грузии, поскольку обеспечивает более короткий железнодорожный путь, выгодный для российско-турецкой торговли. 

«Порты Краснодарского края перегружены», — объясняет он, говоря о высоком товаропотоке между Турцией и Россией. 

Восстановив железнодорожное сообщение, Абхазия бы могла предложить более короткий транзит из России в Турцию и альтернативный транспортный коридор между Россией и Арменией.

В то же время, по словам Сергея Шамба, бывшего премьер-министра, который теперь занимает должности секретаря Совета безопасности Абхазии и председателя партии «Единая Абхазия», региональная интеграция предлагает редкую возможность установить мир в регионе. 

Сергей Шамба.

«Чтобы мирный процесс охватил весь Кавказ, чтобы установить новые отношения, благодаря которым конфликты и ненависть останутся в прошлом, все стороны должны принять участие в совместных экономических, торговых, культурных и прочих инициативах», — сказал Шамба OC Media. 

Хоть абхазский политический истеблишмент в целом позитивно отреагировал на перспективу создания транзитного коридора через Абхазию, есть детали, которые не нравятся отдельным политикам. 

Члены оппозиционной партии «Амцахара» уверены, что если будет соблюдена принятая в Абхазии терминология, то транзит позитивно скажется на экономике Абхазии, и такую возможность упускать нельзя. Автандил Сурманидзе, член политического совета «Арцамаха», сказал местным СМИ, что если железная дорога будет называться «абхазской железной дорогой» вместо «участка железной дороги Грузии», партия не видит других препятствий к реализации предложения.

Функционирующий отрезок железной дороги в Гагре. Фото: Доминик К. Цагара/OC Media.

Коммунистическая партия Абхазии также поддержала инициативу депутатов. Председатель партии Бакур Бебия говорит, что хочет, чтобы Абхазия была «открытой страной», и транзит — шаг в этом направлении.

«Главное политическое достижение народа Абхазии — её свобода, и она останется навсегда незыблема. Сегодня мир стал другим. И у Абхазии есть возможность стать открытой страной. Торговые, экономические, гуманитарные связи просто необходимо укреплять, и так наше государство будет выходить субъектом торгово-экономического процесса», — говорит Бебия. 

Менее оптимистично настроен лидер партии «Форум народного единства Абхазии» Аслан Барциц. Он сказал местным СМИ, что в Абхазии слишком много нерешённых проблем, особенно в области энергетической безопасности, чтобы попытаться реализовать такой дорогостоящий проект.

«Мы еле-еле обеспечиваем светом себя. А вы представьте какое это огромное и энергоемкое хозяйство — железная дорога», — сказал Аслан Барциц.

[Читайте подробно о проблеме с электроэнергией в Абхазии:Почему Абхазии не хватает света?

Ещё проблема, о которой говорят, это сама железнодорожная инфраструктура. В 2010 году Россия предоставила Абхазии кредит на сумму 2 миллиарда рублей ($27 миллионов) на ремонт части железной дороги. Абхазия до сих его выплачивает. 

А тем временем железнодорожное полотно снова требует ремонта. И до его капитальной реконструкции вряд ли может идти речь о перемещении больших грузов по ржавым рельсам.

_________________________________________________________________

События также освещали Ани Аветисян, Марианна Котова и Шота Кинча

Для удобства читателей редакция предпочитает не использовать такие термины, как «де-факто», «непризнанные» или «частично признанные» при описании политических институтов и должностей в Абхазии, Нагорном Карабахе и Южной Осетии. Это не отражает позиции редакции по их статусу.

Мы в соцсетях: Телеграм, Одноклассники, Instagram, Facebook. Подпишитесь и читайте подробные новости с Кавказа!

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас