В армянском «поселке дружбы» дружбы нет

18 августа 2017
За стройматериалы одного разобранного дома можно выручить аж 1 000 долларов (Давид Степанян/OC Media)

Барекамаван село на границе между Арменией и Азербайджаном, регулярно попадает под огонь. К сожалению для осажденных жителей Барекамавана, это не единственная проблема. Одно проистекает из другого люди уезжают и селу грозит исчезновение.

[Читайте на армянском — Հոդվածը հայերեն կարդացեք]

В переводе с армянского Барекамаван означает «поселок дружбы». Именно так называется приграничное с Азербайджаном село Тавушской области на северо-востоке Армении. Впрочем, иногда тавушцы именуют село прежним названием Достлу, что в переводе с азербайджанского также означает поселок дружбы. Однако, так уж получилось, что сегодня в Барекамаване дружбы между армянами и азербайджанцами больше нет, а самому селу грозит перспектива окончательного вымирания. Среди основных причин — периодические обстрелы со стороны Азербайджана, неутешительная социально-экономическая ситуация.

Барекамаван буквально прижат к горам, за которыми расположено азербайджанское село Кемерли. В отличие от Кемерли, ближайшие армянские села Коти и Довег находятся от Барекамавана километрах в десяти. Окруженное горами и лесами с запада село, с востока окружает гора, усеянная минными полями, военными постами и проволочными заграждениями. Оттуда село лежит как на ладони под прицелами азербайджанских военнослужащих.

В центре села стоит новенькая часовня — память об одном из уехавших в Россию на постоянное место жительства барекамаванцев. Недалеко стоит памятник жителям села, погибшим в карабахской войне. На этом список новых построек Барекамавана завершается.

В центре села стоят покосившиеся здания сельской управы, почты и школы. На окрестных холмах видны полуразрушенные дома без крыш — эхо войны 1992–94 гг. На некоторых зданиях заделанные полностью и частично следы от снарядов. На некоторых зияют дыры. Жители практически наизусть знают, какое повреждение было нанесено в «ту» войну, а какое в «эту».

«Двигающая сила общины»

Гарик Абазян перестал занимать должность главы общины в результате «Укрупнения сельских общин» (Давид Степанян/OC Media)

По словам уже бывшего главы сельской общины Барекамаван Гарика Абазяна, по состоянию на 1 января 2017 года в селе прописано 393 человека. Реально в Барекамаване постоянно проживает не более 150 человек или около 60 семей, большинство из которых — люди преклонного возраста. И лишь в 20 семьях есть дети школьного и дошкольного возраста. Остальные переехали на постоянное место жительства в Россию, Ереван, Иджеван, часть в поисках сезонных заработков находится все в той же России.

Уже второй год в сельской школе нет первого класса. Всего в школе учатся 19 детей, на которых приходится 17 учителей и обслуживающего персонала. Тем не менее, сельскую управу Барекамавана украшает плакат USAID с довольно двусмысленным для села лозунгом «Молодежь — двигающая сила общины»…

«Я и сам перевез семью в Ереван, подальше от пуль. Раньше когда занимал пост главы общины жена и ребенок несмотря ни на что жили в Барекамаване. Сегодня ситуация иная, никакого смысла оставлять их тут под угрозой смерти нет. Буквально пару дней назад село опять обстреливалось вон с той вершины», — Гарик тянет руку куда-то на восток.

35-летний молодой человек убежден, что в случае повторения мощных прошлогодних августовских обстрелов в селе не останется уже никто. Тогда сельчан сплачивала вера и надежда на лучшее будущее, побуждавшая их как-то терпеть падающие на крыши домов снаряды и свистящие по улицам пули. Сегодня этой веры и надежды уже нет…

Министр благосостояния

«Буквально пару дней назад село опять обстреливалось вон с той вершины», — Гарик тянет руку куда-то на восток (Давид Степанян/OC Media)

Веру и надежду на лучшее будущее барекамаванцы все последние годы связывали исключительно с уже бывшим министром обороны Армении Сейраном Оганяном. Именно его усилиями Министерство обороны взяло шефство над Барекамаваном, оплачивая потребляемую сельчанами электроэнергию и предоставив в собственность общине две грузовые автомашины ЗИЛ 131 с высокой проходимостью, просто необходимых для жителей расположенного в гористой местности Барекамавана. Минобороны же приобрело для сельчан, взамен угнанных азербайджанцами 100 голов овец.

По словам окруживших нас сельчан, в центре внимания Сейрана Оганяна находились не только Барекамаван, но и другие приграничные села Тавуша.

«Разумеется, долго удерживаться на своем посту в стране подобной Армении такой честный человек не может. Именно поэтому Оганяна сняли с занимаемой должности, и теперь наш благодетель ушел в оппозицию, а мы сегодня никому не нужны. И правительству в первую очередь», — говорит Абазян.

«Сельхозугодья под огнем»

Сельчанам принадлежат 340 гектаров приватизированной земли, из которых с 1991 года не обрабатывается даже один гектар, поскольку территория простреливаются противником, часть же вообще заминирована. Обрабатываются лишь 55 гектаров резервных территорий и приусадебных участков. Однако, этих территорий для обеспечения села средствами к существованию недостаточно.

Остальные рабочие места в Барекамаване ограничиваются вышеупомянутыми 17-ю сотрудниками школы, тремя работниками сельской управы, одного почтальона, еще трое барекамаванцев служат на контрактной основе в ближайшей к селу военной части.

Несколько мужчин сезонно работают в России. Остальные существуют на пенсии и пособия по бедности, получаемые от калифорнийского социального фонда «Парос».

«В Ереване хотя бы не стреляют»

Сельчане наизусть знают, какое повреждение было нанесено в «ту» войну, а какое в «эту» (Давид Степанян/OC Media)

Семья Абазянов по барекамаванским меркам довольно богата – родители Гарика держат в горах 45 голов крупного рогатого скота. И сейчас Гарик занимается заготовкой кормов на зиму. Однако, заготовив сухую траву, Гарик снова вернется в Ереван.

На вопрос чем он там занимается, молодой человек лишь пожимает плечами. «Чего уж там скрывать, помогают мои родители, помогают родители жены. Тем и живем. В Ереване хотя бы не стреляют. Там, по крайней мере, я не боюсь за жизнь семьи. Есть какое-то будущее, перспективы. Все лучше, чем разгуливать здесь под пулями»…

Гарик потерял пост главы сельской общины в результате реализации Программы по укрупнению сельских общин, в рамках которой 328 общинам Армении предстоит объединение в 34 территориальные единицы. В Тавуше программа выразилась объединением восьми сел в одну единицу — город Ноемберян.

В результате главы общины Барекамаван не имеет, в сельсовете изредка появляется лишь т. н. представитель. Однако, Гарик убежден, что своей главной цели — экономии средств Программа по укрупнению сельских общин не достигла. Трое работников сельской управы, по его словам, получают те же деньги, что и раньше. Сменились лишь название и статус, но не расходы на аппарат.

Проблем же у жителей затерянного в тавушских горах приграничного села лишь прибавилось. «Представитель» выдает сельчанам исключительно справки о месте жительства. За всем остальным барекамаванцам приходится добираться в, отстоящий от села километров на 20 Ноемберян. Там же можно получить медицинскую помощь. Добираться — на чем придется, транспорт в Барекамаван не ходит.

Нерегулярное водоснабжение, газа нет

«Двигающая сила общины — молодежь» в Барекамаване осталась лишь на плакате (Давид Степанян/OC Media)

Третьей после азербайджанских пуль и безработицы проблемой Барекамавана является практически полное отсутствие оросительной и даже питьевой воды. В пределах Барекамавана есть несколько родников, но вода в них появляется крайне нерегулярно, особенно в засушливые годы. В этом году сельчанам повезло, вода в родниках есть, ее нужно лишь донести до домов в бидонах и канистрах…

С газом в селе вообще сложилась весьма интересная, парадоксальная ситуация. Согласно утвержденному правительством проекту газификации Барекамавана, в село из ближайшего Коти протянули ветку, на что Международный фонд развития сельского хозяйства (IFAD) потратил 10 млн. драмов (21 тыс. долларов США). Однако, на установку газовых счетчиков и труб к домам от основной ветки у барекамаванцев денег нет, а газовый монополист «Газпром-Армения» устанавливать их за свой счет не собирается.

В результате газ в Барекамаване есть, но в домах его нет. И это притом, что согласно госпрограмме газоснабжения тавушских приграничных сел Воскепар, Баганис, Воскеван, Коти и Барекамаван газ для их жителей должен оплачивается государством.

Недавно в Барекамаване стали разбирать на стройматериалы дома. Продать дом в приграничном, обстреливаемом селе невозможно, однако, за стройматериалы одного разобранного дома, по словам сельчан, можно выручить аж 1 000 долларов…

[Читайте статью OC Media из Азербайджана: Жизнь на армяно-азербайджанской границе: в одиночестве и под обстрелом]

[Читайте статью OC Media из Нагорного Карабаха: Приграничная деревня Талиш спустя год после войны в Нагорном Карабахе]

[Смотрите фоторепортаж Saferworld из Азербайджана: Кадры с азербайджано-армянской границы]