В статистических данных о низком уровне домашнего насилия в Грузии не всё сходится

Исследования организации «ООН-женщины» показывают, что в 2017 году только 1% жительниц Грузии подверглись насилию со стороны сожителей, однако о жестоком обращении зачастую умалчивают.

Это отредактированная версия статьи проекта openDemocracy Tracking the Backlash.

Той самой ночь, которая для Нино (имя изменено) закончилась в больнице, она только уложила спать своего четырехлетнего ребенка, когда в их двухэтажный дом в маленькой грузинской деревне ворвался её муж Темур (имя изменено).

Она мыла тарелки и наблюдала за мужем из кухни, не понимая, что на этот раз она сделала «не так». Он выхватил тарелку из ее рук и разбил об пол, керамические обломки рассыпались по деревянным доскам. В ту ночь полиция и скорая впервые приехали к ним домой, хотя это был не первый случай, когда Темур нападал на свою жену. 

Неизвестно, сколько таких же как и Нино грузинок пережили домашнее насилие. Согласно отчету Народной защитницы, в этом году своими сожителями было убито девять женщин.

Одной из них была мать двоих детей 32-летняя Тико Русиа. Муж застрелил ее посреди ночи несколько недель назад. Мотивом преступления была названа ревность. 

«Грузинские женщины не всегда распознают насилие»

Исследование 2014 года, проведенное организацией «ООН-женщины» в Грузии, показало, что большинство жителей страны были свидетелями той или иной формы домашнего насилия — от криков, ударов, метания предметов, ударов руками и ногами до нанесения ножевых ранений.

Почти 80% опрошенных считали, что насилие со стороны сожителя происходит очень часто или довольно часто; почти 70% заявили, что знают тех, кто пережил насилие. Почти 60% ответили, что знают тех, кто жестоко обращается с партнером. 

Четыре года спустя «ООН-женщины» провели еще одно исследование и напрямую спросила грузинок, подвергались ли они насилию со стороны сожителя. Только 1% заявили, что пережили насилие за последние 12 месяцев (на момент проведения опроса), и 6% — по крайней мере, один раз в жизни.

Эти данные были включены в официальную статистику домашнего насилия в Грузии. Если это правда, то Грузия должна быть одним из самых безопасных мест в мире для женщин.

Согласно глобальной статистике, насилие со стороны сожителя в странах Западной Европы преобладает в около 5% случаев. В странах Латинской Америки — от 3% до 12%, а в Африке — от 9% до 35%. Цифры выше и в соседних с Грузией странах: 4% — в Армении и 11% — в Турции.

Но даже те, кто опубликовал эти данные, не верят в этот 1%. «Мы связываем это с нежеланием респондентов сообщать о насилии даже в ходе опроса или с неспособностью воспринимать себя человеком, столкнувшимся с насилием и пережившим его», — заявила openDemocracy Ирина Джапаридзе, руководитель исследовательского проекта «ООН-женщины».

В том же опросе почти четверть грузинских женщин и треть мужчин заявили, что избиение жены — это оправданная мера при определенных обстоятельствах. Четверть женщин и почти половина мужчин считают, что женщина должна подчиняться своему партнеру, даже если она с ним не согласна.

«Грузинские женщины не всегда распознают насилие», — говорит Байя Патараия. Ее организация «Sapari» помогает жертвам насилия по горячей линии и оказывает персональную поддержку через психологов и юристов.

«Женщинам часто кажется, что они заслуживают наказания за ошибки», — отмечает она, добавляя, что обычно им требуется несколько сеансов с психологами, чтобы полностью осознать, что с ними произошло.

Полицию, которая приехала к Нино той ночью, вызвала не она. Это была ее близкая подруга Хатуна, которая пришла навестить свою бывшую одноклассницу. Через дверь, которую держал агрессивно настроенный Темур, она увидела лежащую на диване Нино всю в крови. Она сразу позвонила в службу спасения.

«Не знаю, что бы я делала без Хатуны», — говорит Нино, которая вскоре после окончания школы вышла замуж за Темура, кто был старше ее на 10 лет.

Когда Темур первый раз ее ударил, она уверяла себя, что заслужила это и что все не так плохо. Когда это случилось снова, ей стало не по себе, но она отругала и «унизила» мужа перед друзьями. С каждым избиением и дракой она чувствовала стыд за то, что была «плохой женой».

В 2016 году в Центр экстренного и оперативного реагирования Грузии поступило 18 163 звонка о домашних конфликтах. В 2017 году было выдано 4 370 запретительных приказов и зарегистрировано 2 143 преступления, связанных с домашним насилием — и это все в стране с населением в 3,7 миллиона человека.

Погрешности в опросе

По словам судебного психолога Дианы Фоллингстад, исследование насилия в отношении женщин — довольно комплексный вопрос и с 1970-х годов на эту тему ведутся многочисленные научные дискуссии. Это связано с множеством факторов, включая критерии по определению насилия, уровень доверия между интервьюером и опрашиваемым, а также какие женщины принимают участие в опросе. 

Методика опроса 2018 года, похоже, повлияла на его результаты. Сначала, вопросы о домашнем насилии женщинам при личных интервью задавали сотрудники, прошедшие недельную подготовку. Всемирная организация здравоохранения рекомендует людям, проводящим исследования по вопросам домашнего насилия, проходить трехнедельную подготовку.

Несмотря на то, что о домашнем насилии мало кто говорит, почти 14% женщин сообщили, что в детстве подвергались жестокому обращению, что является табуированной темой. Стоит отметить, что этот вопрос задавался последним и давал возможность анонимного ответа.

«Представьте, что какой-то незнакомец заходит в ваш дом и спрашивает, не избивал ли вас недавно муж», — говорит Дастин Гилбрет, заместитель директора по исследованиям Кавказского исследовательского ресурсного центра в Тбилиси.

Гилбрет добавляет, что часто в одном доме проживают целыми семьями, и родственников могут попросить уйти, чтобы не подслушать случайно ваше интервью. «Но ваш обидчик может быть в соседней комнате».

Кроме того, в опросе возраст опрашиваемых повысили до 64 лет. Обычно отбирают женщин в возрасте 15–49 лет. Джапаридзе из «ООН-женщины» считает, что это исказило результаты, поскольку «многие пожилые женщины придерживаются более консервативных взглядов и менее осведомлены о проблеме».

Той ночью, когда Нино оказалась в больнице, ее навестила мать. Однако вместо того, чтобы поинтересоваться самочувствием дочери, она спросила Нино, что та натворила. На следующий день Нино заявила, что хочет расстаться с мужем. Ее мать рассердилась и вышла из палаты.

Прошло шесть месяцев, прежде чем мать снова начала общаться с Нино, но когда они встретились, она все еще злилась. Нино собрала все свое мужество и спросила, почему она так зла на нее.

«Почему?!», — воскликнула она, качая головой. — «Пощечина — это то, что всегда было признаком брака, а не причиной уходить».

Но это был не тот ответ, который ждала Нино. Разве мать так же не хотела уйти, когда муж неоднократно жестоко с ней обращался во время брака? Но стоило ей только об этом заговорить, как мать резко встала и вышла, бурча, что отец Нино никогда не поднимал на нее руку.

Через три года после расставания с мужем Нино помирилась с матерью, но они условились не обсуждать ни то, что произошло между родителями Нино, ни между Нино и Темуром.

Между тем, правительство Грузии при поддержке местного представительства «ООН-женщины» обязалось проводить опрос по гендерному насилию каждые пять или шесть лет.

«Мы определенно рекомендуем правительству Грузии вкладывать больше средств в тренинги и, возможно, использовать более анонимные варианты опроса из-за нежелания женщин говорить о таком опыте», — говорит Джапаридзе.

Подпишитесь на наш Телеграм-канал и читайте подробные новости с Кавказа!

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас