Забота о пострадавших в войне — неблагодарная работа в Азербайджане

21 сентября 2018
Турадж Джафарова с дочерью (Сеймур Казымов /OC Media)

Война в Нагорном Карабахе оставила как физические, так и психологические шрамы на телах тысячи азербайджанцев. Для близких ветеранов, пострадавших в войне, уход за больными — полноценная работа. Они жалуются, что практически не получают помощи от государства, и приходится выживать на небольшое госпособие.

«Я была медсестрой в военном госпитале. Была свидетелем многих ситуаций, например, как девочки бросали женихов, чьи руки или кисти рук были ампутированы. Все молодые люди участвовали в войне в Карабахе. Когда я выходила замуж, у мужа не было половины ноги. Мы познакомились в больнице. Сейчас находимся в браке уже 21 год. В этом году мне пришлось отдать ему почку», — рассказывает 48-летняя Бахрийя Губадова.

Бахрийя вышла за Агамалы Бахшалиева в 1997 году, у них трое сыновей. Агамалы получил травму  во время войны в Нагорном Карабахе, в 1992-1994 годах он служил в Физулинском районе. Большая часть территории сегодня находится под контролем Армении, местным жителям пришлось покинуть дома.

«Говорят, что сапер ошибается лишь один раз. Из-за своей первой и последней ошибки я потерял всю левую ногу ниже колена. Я исследовал деревню Алханлы в Физули, там и наступил на мину. За два года я обезвредил  более 900 противотанковых и 58 противопехотных мин, а потерял ногу из-за собственной ошибки», — говорит Агамалы.

Бахрийя и Агамалы с младшим сыном (Сеймур Казымов /OC Media)

«В 2006 году мне пришлось уйти с работы, — говорит Бахрийя. — Дети были маленькими, мне нужно было заботиться о муже. С первого дня брака мы не были похожи на другие пары, которые выходили в свет и хорошо проводили время. Мы — заключенные в собственном доме».

В начале этого года у Агамалы отказали обе почки. Бахрийя отдала ему свою. Операция прошла успешно, но она не считает свой поступок героическим.

«Выходя замуж, я знала, в каком состоянии он находится. Мой муж — моя ответственность, мой долг — заботиться о нем. За все время ни разу не произнесла: “Я устала”», — отмечает Бахрийя.

После войны Агамалы некоторое время работал. Как ветеран войны, он получает ежемесячное пособие в 481 манат (280 долларов США) и президентскую пенсию в 182 манат (110 долларов США). Государство оплатило ему пересадку почки, ранее — предоставило квартиру и машину.

Представитель Министерства труда и социальной защиты Фазил Талыбов заявляет, что по состоянию на июль из-за войны за защиту «территориальной целостности, независимости и конституционной структуры» Азербайджана почти 15 000 человек получили серьезные ранения.

Необходимость в уходе

Бахрузу Джамалову 56 лет. В 1992 году его машина переехала мину — он остался без обеих ног. Война также унесла жизнь его родного брата и двоюродных братьев; еще один двоюродный брат пропал без вести. Он — ветеран войны и у него такие же льготы, что у Агамалы.

В 1991 году Бахруз женился на Кёнюл Джамаловой, у них трое детей. Он потерял ноги через год после свадьбы. «С того дня я забочусь о Бахрузе. Такова наша судьба. Это сложно, но я приняла такую реальность», — говорит Кёнюл.

Кёнюл не работает, ее муж тоже. Семья живет на его пособиях. «Мы и не искали работу — это правда, — отмечает Кёнюл, — но Бахрузу тоже не нравится ходить по офисам».

Бахруз Джамалов (Сеймур Казымов /OC Media)

«В 2001 году пострадавшие в войне в Карабахе провели большие акции протеста в Баку, — говорит Кёнюл. — Некоторых избили, других арестовали. Такое отношение к людям сильно задело Бахруза. У них были исключительно социальные требования — получить машины, инвалидные коляски и т. д. До этого никто для нас ничего не просил. Чтобы получить инвалидные кресла, нам пришлось 20 раз за два года съездить в Агдамский район».

«Все было бы не так плохо, если бы мне тоже платили пособие. В брошюре для людей с тяжелыми формами инвалидности говорится о «необходимость в опекуне». Но если бы меня не было, кто бы позаботился о Бахрузе?», — задается вопросом Кёнюл.

«Соответствующие меры»

Севда Сафаралиева (/Соцмедиа)

Доброволец-консультант парламентского комитета социальной политики Севда Сафаралиева сообщает, что она лично и другие люди с ограниченными возможностями несколько раз обращались к президенту, парламенту и Министерству труда с просьбой решить проблемы, с которыми они сталкиваются.

«В заявлении идет речь о пособиях для лиц, которые заботятся о людях с тяжелыми формами инвалидности», — говорит Севда.

«На уровне парламента и министерства проблему передали устно. Нам отметили, что из-за финансовых ограничений невозможна выплата пособий», — продолжает она.

Глава общественного объединения «Люди, пострадавшие в отечественной войне» Фирудин Мамедов сам является ветераном войны с тяжелой формой инвалидности. Он отмечает, что те, кто заботится о таких людях, получают ежемесячно 11-12 манат (7 долларов США), которые выделяется из пособий по инвалидности.

«Конечно, это очень маленькая сумма. Много лет назад на встрече с бывшим министром труда и социальной защиты мы предложили выплачивать людям, осуществляющим уход за пострадавшими в войне в Карабахе, 300 манат (180 долларов США). Мы предоставили министерству список из 300 человек, уход за которыми должен оплачиватся. Но девальвация валюты и падение цен на нефть поставили крест на нашем плане. Сейчас цена на нефть растет, и мы надеемся, что проблема будет решена», — говорит Мамедов.

Представитель Министерства труда и социальной защиты Фазил Талыбов считает, что, помимо пособий, уход за лицом в тяжелом состоянии считается работой, и у опекунов есть право на государственное страхование.

Вагиф, Турадж и их дети (Сеймур Казымов /OC Media)

«Расходы на детей, обучающихся на платных отделениях в университетах, также оплачиваются за счет госбюджета», — говорит он.

Талыбов утверждает, что правительство принимает «соответствующие меры», чтобы люди с ограниченными возможностями получали надлежащее лечение и реабилитацию за счет государства.

«Мы не можем позволить себе его лечение»

Турадж Джафарова обеспокоена психологическим состоянием своего мужа Вагифа Аббасова, который участвовал в войне в Карабахе.

«В 1993 году Вагиф сражался в Агдаме и Ходжавенде. Он повредил ногу и получил травму мозга. Мы женаты 17 лет, и ни один день не проходит без злобы и криков. Ему поставили диагноз: тяжелая разновидность невроза, но мы не можем позволить себе его лечение».

Турадж — безработная, а Вагиф подрабатывает время от времени. Семья из пяти человек живет в однокомнатной квартире.

«У Вагифа проблемы с сердцем и печенью. Военные травмы, безработица, плохие условия жизни и последующие болезни усложняют его психологическое состояние. Правда, когда злость проходит, он успокаивается, но ненадолго», — отмечает Турадж.

Хотя есть данные, подтверждающие, что Вагиф участвовал в войне, ему пока не выплачивают пособий. Он говорит, что даже не знает, как подать заявку на них. «Было бы хорошо решить проблему с пособиями», — отмечает он.

Эта статья опубликована в рамках программы International Alert, которая является частью инициативы Европейское партнерство по мирному урегулированию конфликта вокруг Нагорного Карабаха (ЕПНК). Все высказанные мнения и терминология выбраны самим автором и могут не отражать точку зрения OC Media, International Alert или доноров.