Жизнь на грани: Лесбийские семьи в Азербайджане

29 сентября 2017
(OC Media)

Существование лесбийских пар обсуждается в Азербайджане крайне редко. Вне поля зрения общества и ЛГБТ правозащитников, некоторые женщины все же формируют семьи и вместе воспитывают детей.

[Читайте на азербайджанском — Azərbaycan dilində oxuyun]

Необычная обычная семья

Бакинки Эльвира и Амина (имена изменены) познакомились два года назад. Через год стали жить вместе, а месяц назад посетили Швецию, где официально поженились. Выданное им свидетельство о браке не имеет никакой силы в Азербайджане, но может пригодиться, если пара решит эмигрировать за рубеж.

«Справедливости ради надо сказать, что пока нам не приходилось сталкиваться с серьезной дискриминацией. Возможно, это связано с тем, что наше окружение, включая коллег, состоит из людей прогрессивных», — говорит Эльвира.

Личная жизнь девушек не мешает им работать и общаться с людьми. Друзья, среди которых есть как лесбиянки, так и натуралы, относятся к их семье нормально, часто бывают в гостях. Но все же пара старается не афишировать свои отношения перед чужими и малознакомыми людьми, например, перед соседями.

«Когда я познакомилась с Эльвирой, у нас обеих за плечами уже было несколько романов с женщинами, и обе мы понимали, что хотим семью, жить с любимым человеком, иметь общий дом… В общем, обычные желания и мечты, такие же, как у гетеросексуалов», — рассказывает Амина.

«Многие в Азербайджане считают геев и лесбиянок законченными развратниками, которые каждый день меняют сексуальных партнеров. Но на самом деле мы нормальные люди, со вполне «традиционными» чувствами и потребностями. И семьи мы строим такие же, как у всех остальных», — подхватывает Эльвира.

Родители Эльвиры знают о ее ориентации и, хотя на первых порах были ошарашены этим, теперь уже смирились и даже привыкли воспринимать Амину как члена семьи.

Что же касается родителей Амины, то она еще никогда открыто не обсуждала с ними эту тему: «Конечно, они догадываются, что Эльвира мне не просто подруга. Но все же не хотят принимать очевидное и не оставляют надежды выдать меня замуж, то и дело предлагая потенциальных женихов. С одной стороны, это, конечно, забавно, но с другой стороны, угнетает, и я все никак не могу научиться реагировать на это спокойно».

У одной из девушек есть ребенок. В свои 3 года он пока не понимает кто эта тетя, с которой они живут, и искренне любит «подругу» мамы. Но Эльвира с Аминой не без тревоги думают о том, что будет, когда он пойдет в садик и другие дети, а значит и их родители, узнают о «специфических особенностях» их семьи.

Замаскированное счастье

Мало кто в Азербайджане готов заявить о своем нетрадиционном выборе открыто. Никто не хочет, чтобы это стало достоянием общественности как, например, свадьба дочери сотрудника Государственной нефтяной компании Азербайджана и помощницы американского сенатора, наделавшая много шума среди азербайджанских пользователей интернета весной 2015 года. Пока некоторые сайты пытались взять интервью у отца девушки, публика яростно спорила на Facebook, разделившись на два лагеря: тех, кто осуждал девушку и тех, кто советовал первым не лезть в чужую личную жизнь.

В самом Азербайджане такие свадьбы не случаются, потому что однополые браки здесь не легальны. Но законов, запрещающих двум людям одного пола жить вместе, нет. Роль такого закона в данном случае выполняет родительское и общественное осуждение. Поэтому однополые семьи часто маскируют свои отношения под близкую дружбу и стремятся не привлекать к себе лишнее внимание.

Порой об их существовании не подозревают даже «профильные» организации. Так, ЛГБТ-альянсу «Няфяс» до сих пор вообще не доводилось встречать лесбийские пары, живущие вместе. «Обычно эти люди не поддерживают ЛГБТ-активизм, не занимаются какой-то общественной деятельностью в этой сфере. Им не нужны лишние проблемы. Они просто тихо-мирно живут своей жизнью», — говорят в «Няфяс».

Излишняя откровенность может оказаться бомбой замедленного действия. Вполне распространенный способ навредить бывшей возлюбленной или подруге  — сообщить ее отцу или начальнику, что та лесбиянка и живет с женщиной. Иногда этим могут даже шантажировать, чтобы чего-то добиться. Защитники прав ЛГБТ советуют в таких случаях сразу обращаться в полицию.

«Шантаж — это преступление, и неважно, кто стал его жертвой: гетеросексуал, гомосексуал или трансгендер. В нашей практике бывали такие случаи, когда жертва подобного шантажа обращалась в правоохранительные органы, и им была оказана соответствующая помощь, невзирая на ориентацию», — говорит представитель общественной организации «Гендер и Развитие» Рамиз.

В этой организации рассказывают, что им известно множество лесбийских пар, годами живущих вместе. Есть и такие, кто подобно Эльвире и Амине поженились за рубежом. «Как правило, родители этих людей уже успели принять их ориентацию. Некоторые пары не скрывают свои отношения не только от близких, но и от всех остальных. Думаю, если люди ведут себя в рамках приличия, к ним будут нормально относиться в любом обществе, включая Азербайджан», — такого обнадеживающего мнения придерживается Рамиз.

Эмиграция — выход?

В Азербайджане не принято, чтобы молодые незамужние девушки жили отдельно от семьи. 30-летняя Тамилла — одна из тех, для кого совместная жизнь с женщиной пока остается только мечтой. Главное препятствие — это страх разочаровать родителей: «Для моих папы и мамы, какими бы современными и понимающими они ни были, все же важно, что скажут люди вокруг. И мне очень не хочется огорчать их и ставить в неловкое положение. Но рано или поздно, когда у меня появятся по-настоящему серьезные отношения, я все равно объявлю домашним о своем решении».

Тамилла считает, в Азербайджане к лесбиянкам относятся гораздо толерантнее чем к геям. На работе у девушки почти все знают о ее ориентации, но не придают этому никакого значения, уважая и ценя ее за профессиональные качества. Однако ее угнетает то, что в Азербайджане невозможно официально оформить однополые отношения. То есть партнеры, живущие вместе, юридически остаются друг другу совершенно чужими людьми, что сопряжено с массой трудностей и неудобств.

«Свидетельство о браке — всего лишь бумажка. Но эта бумажка, увы, играет очень важную роль в современном мире. Если, например, один из партнеров попадет в больницу, второй даже не сможет его нормально навестить, потому что официально он ему никто… Потому, лично я вижу выход лишь в одном — уехать куда-то, где однополые браки разрешены, и все уже успели к этому привыкнуть», — делится Тамилла.

Большинство лесбийских пар, с которыми поговорили OC Media при подготовке этой истории, все чаще задумываются об отъезде. Впрочем, та же самая мысль не дает покоя и очень многим гетеросексуальным жителям Азербайджана. Но это уже совсем другая тема.