Власти Нагорного Карабаха раскритиковали Пашиняна за «опасные» заявления

29 декабря 2021
Степанакерт. Ани Аветисян/OC Media.

Заявления премьер-министра Армении Никола Пашиняна о будущем свободного от конфликтов Нагорного Карабаха, в котором найдётся место и армянам и азербайджанцам, не пришлись по вкусу армянской оппозиции и официальным лицам Нагорного Карабаха.

Армянские оппозиционеры и официальные лица Нагорного Карабаха раскритиковали Пашиняна за сделанные им заявления в отношении статуса Нагорно-Карабахской республики (НКР) в ходе пресс-конференции 24 декабря.

Пашинян отвёл значительную часть двухчасовой онлайн-конференции обсуждению конфликта вокруг спорного региона. По его словам, после прихода к власти ему досталось «наследство от [предыдущих] переговоров», вследствие которого оказалось невозможным разрешение сложившейся ситуации и сохранение Нагорного Карабаха под контролем Армении.

Пашинян также упомянул бывшее азербайджанское население Нагорного Карабаха, заявив, что вопрос проживающих в регионе азербайджанцев «никогда не оспаривался ни одним правительством или стороной переговорного процесса». 

Премьер-министр припомнил слова третьего по счёту президента страны Сержа Саргсяна, который говорил, что «Арцах (Нагорный Карабах — прим. ред.) никогда не будет частью Азербайджана». Как указал Пашинян, при этом бывший президент ничего не говорил о том,  что «Арцах должен остаться армянским». Таким образом, Пашинян дал понять, что окончание конфликта означало бы, что армяне и азербайджанцы будут совместно проживать на территории бывшей советской области.

«Я ещё добавлю, что я не согласен и с этим, потому что Арцах не мог бы быть полностью армянской территорией», — сказал Пашинян. 

Премьер-министр заявил, что в таком случае законотворчество в Нагорном Карабахе и проведение референдумов обеспечивалось бы с учётом квот для азербайджанцев и армян.

«В данном контексте могли бы азербайджанцы Нагорного Карабаха, в свою очередь, расширить своё право на самоопределение? Какие в бы отношения могли бы сформироваться в таком случае?» — спросил Пашинян.

По его словам, серьёзные изменения в переговорном процессе произошли в 2016 году, до и после апрельской четырёхдневной войны. Он указал, что окончательным решением, которое было выдвинуто в тот момент, была передача разбирательства в конфликте из-под юрисдикции Минской группы ОБСЕ в пользу Совета Безопасности ООН, который в своих резолюциях 1993 года признал Нагорный Карабах частью Азербайджана.

Смена настроения?

Заявления премьер-министра резко противоречат его действиям в период, предшествовавший войне 2020 года. В ходе визита в Нагорный Карабах в 2019 году Пашинян заявил, что «Арцах это Армения, и точка». Однако с момента окончания войны в конце 2020 года глава правительства Армении не посетил регион ни разу.

Вслед за высказываниями Пашиняна последовала волна критики в его адрес со стороны политических деятелей Армении и Нагорного Карабаха.

«Только власти Арцаха имеют право говорить от имени населения Арцаха», — написал в тот же день президент Нагорного Карабаха Араик Арутюнян в Facebook

Арутюнян заявил, что «полное признание права армян Арцаха на самоопределение» является главным «ориентиром» Нагорного Карабаха и «не подлежит обсуждению и уступкам».

«Если кто-то из армян хочет поддержать Арцах, он должен учитывать волю и цели армян Арцаха. В противном случае они просто не должны мешать». 

27 декабря парламент Нагорного Карабаха провёл специальное заседание, на котором заявления Пашиняна были названы «тревожными и опасными», а его отношение к «армянским корням Арцаха» пренебрежительным.

«Судьба Арцаха никогда не была и не будет монополией какой-либо политической силы», — говорится в заявлении парламента. 

Парламент сослался на решение Верховного Совета Армении от 1992 года, которое определяет отношение Армении к Нагорному Карабаху, и подчёркивает обязанность Армении «поддерживать» и «защищать» Нагорный Карабах и «считать неприемлемым любой международный или внутренний документ, где Нагорно-Карабахская Республика упоминается как часть Азербайджана».

Для удобства читателей редакция предпочитает не использовать такие термины, как «де-факто», «непризнанные» или «частично признанные» при описании политических институтов и должностей в Абхазии, Нагорном Карабахе и Южной Осетии. Это не отражает позиции редакции по их статусу.