Абхазия приняла антикоррупционный закон в результате протестов

13 марта 2020
Абхазия, коррупция, активизм, лоббирование, прозрачность

Народное собрание Абхазии — парламент — приняло антикоррупционное законодательство, за принятие которого шла длительная борьба, после того, как протестная кампания активистов переросла в 10-дневные голодовки.

Двадцать четыре из 35 депутатов парламента проголосовали за принятие антикоррупционных мер в четверг, всего за 10 дней до досрочных президентских выборов, при этом никто не проголосовал против.

Изменения происходят в то время, как Абхазия находится перед лицом нескольких насущных проблем, включая подозрения, что кандидат в президенты от оппозиции Аслан Бжания был отравлен во второй раз, и опасность проникновения коронавируса в Абхазию.

После внесения поправок 12 марта премьер-министр и исполняющий обязанности президента Валерий Бганба запретили массовые мероприятия и поездки за рубеж для государственных служащих до 7 апреля с целью предотвращения распространения вируса в Абхазии.

Поправки к Закону о финансовой декларации государственных служащих обязывают всех государственных служащих декларировать доходы и имущество своих родственников, включая детей, родителей и братьев и сестёр.

Согласно изменениям, принятым месяцем ранее, туда включались только супруги и дети в возрасте до 18 лет.

Финансовые декларации публиковаться на веб-сайте Министерства по налогам и сборам, при этом депутатов и кандидатов на пост президента также обязажут представлять финансовые отчёты в Центральную избирательную комиссию.

Согласно новому закону, они обязаны будут декларировать не только недвижимость, но и активы в банках, а также стоимость драгоценных камней и других артефактов.

Эти изменения в законодательстве означают, что государственные служащие потеряют свои рабочие места с запретом занимать должности в государственном секторе, если они не заявят всю необходимую информацию или предоставят ложную информацию.

Перед голосованием несколько депутатов, включая спикера Валерия Кварчия, раскритиковали предложенный законопроект, утверждая, что он не сработает и противоречит другим законам. Депутат Гиви Кварчия назвал протесты, призывающие принять этот закон, «апробированием оранжевых методов [Оранжвой революции] воздействия на власть».

Оранжевая революция в Украине в 2004–2005 годах широко освещалась в российских правительственных кругах как финансируемая западными спецслужбами.

Закон был принят на следующий день после того, как пятеро протестующих на площади Свободы в столице Сухуми «временно» приостановили голодовку после того, как несколько депутатов посетили их и пообещали внести изменения.

Голодовку начали трое активистов 2 марта. Группа, называющая себя Инициативной группой по ратификации статьи 20, потребовала, чтобы парламент привёл абхазское законодательство в соответствие со статьёй 20 Конвенции ООН против коррупции, предусматривающей уголовную ответственность государственных должностных лиц за «незаконное обогащение».

Бота Ажиба, один из участников голодовки, заболел на 10-й день протеста. Кадр «Апсуа ТВ».

Группа депутатов посетила протестующих 11 марта после того, как Общественная палата Абхазии, консультативный орган при президенте, и Союз журналистов Абхазии призвали парламент ответить на жалобы активистов.

10 марта исполняющий обязанности президента Валерий Бганба попросил министра иностранных дел Даура Кове выступить с инициативой и направить в его администрацию и в парламент законопроект о присоединении Абхазии к Конвенции ООН «в одностороннем порядке».

Абхазию признают независимым государством только пять государств-членов ООН, включая Россию, а остальное международное сообщество признает её территорией Грузии.

От онлайн-кампании до пикетов и голодовки

Кампания с требованием принятия закона возобновилась в феврале, когда участники кампании по борьбе с коррупцией поставили палатки возле здания парламента в Сухуми. Палатки вскоре убрала полиция 5 февраля.

Днём позже абхазские законодатели приняли поправку к закону, но она не соответствовала требованиям протестующих, и протесты продолжились.

Активисты, которые боролись за изменения в течение двух лет, заявили, что разочарованы тем, что принятые изменения не вступят в силу до конца декабря 2020 года. Депутаты заявили, что им нужно время для внесения поправок в другой закон — «О государственной службе».

Астамур Какалия, лидер кампании, назвал это «отговоркой» для того, чтобы затянуть процесс.

Прошлым летом Какалия баллотировался на пост президента с антикоррупционной программой, но набрал только 1 % голосов, заняв последнее место среди девяти кандидатов.

11 марта несколько сотен человек собрались на площади Свободы, чтобы поддержать инициативную группу по борьбе с коррупцией, участники которой 10-й день держали голодовку.

Законопроект был принят в первом чтении в парламенте в прошлом году, но после изменений в феврале 2019 года он был отложен, поскольку законодатели не смогли договориться о том, должны ли все государственные служащие декларировать свою собственность.

Ко времени приостановки голодовки в среду активисты утверждали, что собрали более 10 000 подписей в поддержку своей инициативы.

Протестующие, объявившие голодовку, разошлись в четверг после того, как поправки были внесены в закон. Фото: «Аиашара».

Все три зарегистрированных кандидата на президентских выборах, которые пройдут в марте, выразили поддержку реформам.

По словам протестующих, двое из них, Адгур Ардзинба и Леонид Дзапшба, поставили свои подписи под петицией.

Борьба с коррупцией — наряду с борьбой с организованной преступностью, разведкой нефти и принадлежностью Энгурской (Ингурской) гидроэлектростанции — была одной из ключевых проблем во время президентской кампании в прошлом году.

Для удобства читателей, редакция предпочитает не использовать такие термины как «де-факто», «непризнанные» или «частично признанные» при описании институтов или политических позиций в Абхазии, Нагорном Карабахе и Южной Осетии. Это не отражает позиции редакции по их статусу.

Подпишитесь на наш Телеграм-канал и читайте подробные новости с Кавказа!

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас