Акция протеста в Гяндже против судебных преследований из-за беспорядков 2018 года

30 апреля 2019
(OC Media)

22 апреля несколько десятков человек собрались перед зданием Исполнительной власти в Гяндже, втором по величине городе Азербайджана, протестуя против преследований в связи с беспорядками в Гяндже в июле 2018 года, закончившимися смертью 10 человек.

Протестующие, — члены семей задержанных, — заявили, что аресты их родственников были несправедливыми, призвав власти освободить их.

3 июля 2018 года местный житель Юнис Сафаров выстрелил в главу Гянджи Эльмара Велиева, нанеся ранения ему и его телохранителю.

Неделю спустя в Гяндже прошел антиправительственный протест против Велиева, в результате которого были смертельно ранены двое полицейских.

Правительство обвинило в насилии исламский экстремизм и заявило, что Сафаров пытался убить Велиева и других высокопоставленных чиновников для того, чтобы дестабилизировать страну и создать исламское государство в Азербайджане.

В ходе последующей полицейской операции было задержано 80 человек, еще 10 человек были убиты полицией.

[Читать на OC Media: На митинге в связи с покушением на мэра в Гяндже погибли двое полицейских]

«Несправедливые обвинения»

Севда Мехтиева, жительница села Кариери Самухского района Азербайджана, была одной из участниц акции протеста на прошлой неделе. Она рассказала OC Media, что ее 30-летний сын Айдын Рустамов был несправедливо приговорен к восьми годам лишения свободы.

По словам Мехтиевой, несмотря на то, что полиция не нашла никаких доказательств причастности ее сына к акции протеста 2018 года ни в его телефоне, ни на видеозаписи с места происшествия, суд все же принял против него обвинительный приговор.

«Мой сын пришел домой 8 июля, чтобы увидеть своего третьего новорожденного ребенка. Он взял своих детей и детей своего друга на прогулку в парк. Они только наблюдали за происходящим. На видео с камеры также видно, как он наблюдает [за происходящим] вместе с маленькими детьми. Но они все же пытали его в течение двух месяцев, применяли электрический ток и ранили голову», — говорит Мехтиева.

Анар Багиров был убит Службой государственной безопасности после акции протеста 2018 года, якобы из-за сопротивления аресту.

Его сестра Айнура Багирова рассказала OC Media, что власти утверждают, что он имели связи с Юнисом Сафаровым. «У моего брата не было особой близости или дружбы с ним», — сказала она.

Багирова говорит, что в тот день, когда в Велиева стреляли, ее брат был в Баку, а не в Гяндже.

«Теперь мы просим копию свидетельства о смерти, но нам его не дают, заявляя, что мы можем жаловаться куда угодно. Мы обращались в вышестоящие органы, но все они отвечают, что он был убит из-за оказания сопротивления Службе государственной безопасности».

По словам Багировой, ее брат был похоронен поздно ночью сотрудниками Службы государственной безопасности, которые не уведомили об этом его семью. Из-за этого, она говорит, семья сомневается, мертв ли ​​он на самом деле или нет.

Многие родственники утверждают, что арестованные мужчины лишь наблюдали протест, но не участвовали в нем.

Севиндж Гусейнзаде, мать Эльмира Гусейнзаде, говорит, что ее сын был осужден по семи статьям Уголовного кодекса Азербайджанской Республики.

Гусейнзаде сообщила OC Media, что многие люди, наблюдавшие за акцией протеста 10 июля, были обвинены властями в оказании помощи убийцам двух полицейских во время акции протеста.

Гусейнзаде назвала обвинения «ложными и сфабрикованными».

«Они делают наших детей жертвами этих политических игр. Если они правы, то почему они уже несколько месяцев не представляют материалы расследования нашим адвокатам? Мой сын даже не совершает намаз и не имеет никакого отношения к религиозным людям», —  сказала Гусейнзаде.

«Политические преследования»

По словам руководителя Центра защиты политзаключенных Октая Гюлалиева, юристы Центра принимают участие в судебных слушаниях по этим делам.

«На первых этапах нашего мониторинга мы обнаружили, что Служба государственной безопасности подвергает арестованных жестоким пыткам», — сказал Гюлалиев OC Media.

По его словам, арестованным предъявлены «тяжкие обвинения» и что большинство обвинений сфабриковано.

«Есть несколько человек, которых не было в Гяндже в тот день, но они обвиняются в таких тяжких преступлениях, как убийство, организация террористических групп и попытка государственного переворота», — сказал Гюлалиев.

По словам Гулалиева, правительство использовало события в Гяндже для преследования его критиков. «Как мы видим, правительство заранее использовало эти события, чтобы нейтрализовать нескольких людей с радикальными планами. В то же время это месть за поддержку народом расстрела Эльмара Валиева 3 июля», — сказал он.

Гюлалиев также отметил, что в ходе судебного разбирательства были допущены такие случаи нарушения закона, как отказ принятия ходатайств адвокатов защиты и недостаток фактических доказательств.

«Показания жертв и свидетелей противоречат друг другу. Большинство свидетелей — полицейские», — сказал он.

«Суд не принимает видеоматериал с места происшествия. Нет объективного судебного расследования. Наказания принимаются самые суровые. Это доказывает, что дело о Гянджинских событиях является сфабрикованным. Большинство арестов во время Гянджинских событий были политически мотивированными и [арестованные] имеют статус политических заключенных».

Гюлалиев сказал, что Центр примет это во внимание при планировании своих следующих действий.

В то время как дела, связанные с событиями в Гяндже, были открыты городской прокуратурой Гянджи, слушания проходили в Сабунчинском суде по тяжким преступлениям в Баку.

Прокуратура Гянджи сообщила OC Media, что они не могут ответить ни на один вопрос до завершения расследования.

Как сообщили СМИ в прокуратуре Азербайджана, в связи с беспорядками в Гяндже было возбуждено 77 уголовных дел, в розыске все еще находится 11 человек.

Уже были осуждены 14 человек, а дела 17 человек, включая Юниса Сафарова, все еще расследуются. Их слушания начнутся в августе.

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас