Азербайджанскую оппозицию пошатнули обвинения в домашнем насилии

25 сентября 2019
Фуад Гахраманлы (слева) и фотография его жены (справа), обнародованная гендерной активисткой Гульнарой Мехтиевой.

Азербайджанской оппозиционной партии «Народный фронт» был нанесен серьезный удар после того, как дочери заместителя председателя партии и его жена обвинили его в совершении над ними физического насилия.

Дочь Фуада Гахраманлы, Сельджан Ягмур, впервые выдвинула обвинения против своего отца в публикации на своей странице в Facebook в четверг. В пятницу, после широкого распространения поста в Facebook, Гахраманлы подал в отставку.

Реакции на обвинения среди сторонников оппозиции разделились: некоторые хвалили Ягмур за ее мужество, в то время как другие, включая главу партии Али Каримли, настаивали на том, что это является личным семейным делом. Некоторые зашли настолько далеко, что обвинили Ягмур в дискредитации своей семьи и оппозиционного движения.

В своей публикации Ягмур написала, что Гахраманлы, «который с трибуны говорил о правах человека и женщин, дома сломал колено своей дочери и пальцы своей жены».

«Я знаю, что даже прогрессивные люди будут осуждать меня за эту публикацию [говоря] «ведь он твой отец». Потому что я должна стереть из своей памяти, как мой отец ломал пальцы моей матери — потому что он кормил меня, воспитывал меня и т. д.»

Ягмур пишет, что ее отец использовал различные манипуляции для того, чтобы ее мать продолжала оставаться с ним в браке, в том числе применял шантаж.

«В доме человека, который говорил о правах, царила невообразимая атмосфера ада; это то, что следует знать о семье политика».

Она также отметила, что насилие в их семье не было секретом среди оппозиции, поскольку ее мать часто появлялась на общественных мероприятиях с заметными синяками.

По ее словам, женщины в партии, которые знали о жестоком обращении, говорили ее матери быть «умной женщиной» и молчать, призывая ее не портить репутацию Гахраманлы и подумать о политических последствиях обнародования этого.

Ягмур отметила, что председатель партии «Народный фронт» Али Керимли играл роль «семейного психолога».

«Он объяснял моей матери, что мужчины так устроены, что ей следует терпеть и думать о будущем, что у нее есть дети, — написала она. — [Он говорил:]«Так или иначе, что ты собираешься делать после развода в 40 лет?»» 

Ягмур пишет, что ее мать недавно подала на развод, так как и она, и ее сестра уже достигли совершеннолетия и больше нет возможности их законного разлучения с матерью.

Свой пост Ягмур завершила хэштегом #metoo, ссылаясь на мировое движение против сексуальных домогательств и сексуальных посягательств.

Как появились обвинения

Сестра Ягмур, Санай Ягмур, вскоре после поста Сельджан написала на своей странице в Facebook, что обвинения ее сестры являются правдой, но позже удалила текст, оставив лишь хэштеги #QadınaŞiddətəSon («Конец насилию в отношении женщин»), #Susma («Не молчи») и #MetooAzerbaijan.

Мать Ягмур, Зюмруд Ягмур, также подтвердила правдивость истории своей дочери в интервью с журналисткой Севиндж Османгызы.

Она заявила, что не хочет быть «публичной фигурой», а выбирает быть «матерью для своих дочерей».

«Я буду защищать свои права […] Я буду защищать свои принципы, — сказала Зюмруд Ягмур, добавив, что она также будет поддерживать партию «Народный фронт». — Я также буду защищать и их [партию], пока не перестану верить в то, что они могут совершить изменения в этой стране».

На следующий день она защитила свою дочь и в заявлении на своей странице в Facebook.

«Те, кто пытается представить Сельджан психически больной, знайте, что вам придется столкнуться со мной. Сельджан не больная и не лгунья», — написала она.

В другом интервью в понедельник она подчеркнула, что у нее имеются доказательства того, что Гахраманлы подвергал физическому насилию ее и ее детей, «например фотографии Санай со сломанной ногой в гипсе или меня со сломанной загипсованной рукой».

«Пытаются начать войну против национальной идентичности феминистским мышлением»

После того, как пост Ягмур начал набирать популярность, Гахраманлы поспешил опровергнуть обвинения в Facebook, заявив, что аккаунт его дочери был взломан. Вскоре он удалил это сообщение.

В пятницу Гюльнара Мехтиева, опытный эксперт по гендерным вопросам, поделилась в Facebook фотографиями матери Сельджан, Зюмруд Ягмур, с синяками на лице и теле.

Через несколько часов после этого Гахраманлы заявил, что подает в отставку с поста заместителя председателя партии, чтобы не допустить «коварных намерений желающих запятнать репутацию партии «Народный фронт»».

Он сказал, что в его семье 4–5 лет назад происходил «недолгий конфликт», который послужил поводом для «психологической травмы» у его дочери. Он заявил, что пост Сельджан был эмоциональной реакцией на эту травму, отметив, что «сожалеет о случившемся».

В воскресенье Гахраманлы поделился еще одной публикацией, подробно рассказывающей об «инциденте», в которой он утверждал, что во время конфликта бросил блюдце со стола, которое «случайно попало в ногу моей дочери». Он заявил, что его поведение не соответствует тому образу из «фильма ужасов», который преподнесла его дочь. «В целом, я не только никогда не избивал своих детей, но даже пальцем их не трогал».

Он написал, что общее возмущение было вызвано теми, кто «испытывает комплекс неполноценности» и «пытается начать войну против национальной идентичности с помощью феминистского, анархистского, неолиберального, космополитического и антинационалистического образа мыслей».

Народный фронт смыкает ряды

Али Кaримли, председатель партии «Народный фронт», через несколько часов после публикации Ягмур поспешил защитить Гахраманлы на своей странице в  Facebook.

Он отметил принципиальную позицию Гахраманлы в «борьбе с режимом», который, по его словам, «мстит» ему, используя эту ситуацию, чтобы положить конец его политической карьере. Он добавил, что Гахраманлы «нельзя оставлять одного под ударами ниже пояса, которые наносит ему режим».

Гахраманлы, видный политический активист, в прошлом отбывал срок в тюрьме по обвинениями, которые, по утверждению правозащитных групп, были сфабрикованы.

Говоря о заявлении Ягмур о том, что он лично знал о предполагаемом насилии, Каримли отметил, что предложил Гахраманлы и его жене разрешить конфликт, который, по его словам, произошел 4–5 лет назад, на основе «взаимного уважения и уступок» либо покончить с этим «цивильным путем».

«Я не заставлял их оставаться вместе. Они сами приняли это решение», — сказал он.

Он подчеркнул, что он против любого насилия, как в отношении женщин, так и мужчин. «Я не принимаю аргумента о том, что такое происходит в каждом доме».

Он сказал, что партия «Народный фронт» не создана для «регулирования семейных отношений кого-либо (даже ее членов)», однако при этом добавил, что семейные ценности очень важны для его партии.

Каримли также заявил, что на руководящих позициях партии «Народный фронт» больше женщин, чем в любой другой партии страны.

В воскресенье Ялчин Абдуллаев, видный член партии «Народный Фронт», поделился в Facebook публикацией, в которой призывал азербайджанцев защищать своих дочерей от феминизма, утверждая, что он ведет к «лесбиянству, проституции, ведению легкого образа жизни (употреблению алкоголя, курению сигарет, употреблению ругательств» и т. д.) [...] и в конечном счете к торговле людьми».

«Насилие не может быть оправдано традициями»

С первых же часов после публикации поста Ягмур партия «Народный фронт» и, в частности, Каримли, стали объектом критики со стороны некоторых оппозиционных деятелей и политических активистов.

Иса Гамбар, председатель оппозиционной партии «Мусават», осудил Гахраманлы в посте на Facebook, назвав насилие в семье «проблемой, которая затрагивает всех нас».

Гамбар раскритиковал тех, кто отреагировал на ситуацию заявлением «семья — это внутренняя проблема». «Необходимо положить конец такому [отношению]», — сказал он.

«Каждая женщина, которая решает заговорить, не боясь реакции общества, семьи, проявляет смелость. Нам нужно больше такой смелости. Не стесняйтесь поднимать голоса против насилия».

Несколько видных оппозиционных деятелей призвали Каримли уйти в отставку, среди которых были основатель независимого новостного сайта Meydan TV, Эмин Милли, молодежный активист Нахид Джафаров и журналист Октай Хаджымусалы.

К отставке Каримли призвали также и сторонники правительства, включая экс-спикера парламента Расула Гулиева и депутата от правящей партии Джавида Османова.

Однако критики правительства были далеко не единодушны в осуждении Гахраманлы.

Эльдар Зейналов, глава Правозащитного центра Азербайджана, правозащитной организации в Баку, заявил, что он у него противоречивое отношение к этому делу.

Он сказал OC Media, что, хотя никакое насилие не может быть оправдано традициями или семейными ценностями, «с другой стороны, есть право на личную и семейную жизнь — как у дочери, так и у отца».

«Это подразумевает, в числе прочего, сохранение семейной тайны», — сказал он. «Даже суды по таким чувствительным вопросам принято проводить в закрытых заседаниях, если одна из сторон этого желает».

Зейналов также отметил, что называть Гахраманлы преступником на данный момент неправомерно.

«Есть презумпция невиновности, ее никто не отменял, и до того, как преступление не доказано вступившим в силу решением суда, называть кого-либо преступником некорректно. Тем более, что и сама предполагаемая жертва выдвигает обвинения не в уголовной плоскости, а в моральной», — сказал он.

Зейналов отметил, что вопрос о судебном разбирательстве может быть спорным, поскольку дело, вероятно, может быть закрыто из-за срока давности.

Предстоящий митинг оппозиции

Национальный совет демократических сил Азербайджана, коалиция оппозиционных групп, запланировал на 28 сентября митинг с требованием свободных и справедливых выборов, освобождения политзаключенных и решения социальных проблем.

Каримли заявил, что 13 сентября он официально уведомил исполнительные власти Баку о своем намерении провести митинг.

Несмотря на то, что митинг еще не был санкционирован властями и не определено место его проведения, призывы к участию в нем широко распространяются в Интернете.

В своем посте в Facebook Каримли призвал людей не допустить того, чтобы скандал вокруг Гахраманлы как-то повлиял на их желание участвовать в митинге.

«Любая объективная или субъективная проблема, с которой мы сталкиваемся, препятствия, которые создаются, не должны отвлекать нас от нашей конечной цели — борьбы за свободу, которую мы ведем с режимом. Режим доволен, что то, что произошло в семье Фуада, отодвигает митинг 28 сентября на второй план. Давайте не будем радовать коррупционеров, тех, кто пытает людей и кто своей политикой разрушает 100 000 семей», — написал он.