Беспорядки в Ингушетии — новые протесты и «увольнение» министра внутренних дел

2 апреля 2019
Протесты в Назрани, Ингушетия. (Малик Бутаев/OC Media)

Тысячи протестующих снова вышли на улицы крупнейшего города Ингушетии, Назрань, чтобы выступить против земельной сделки с соседней Чечней. Власти ответили запретом дальнейших акций протеста и увольнением министра внутренних дел республики и местного полицейского подразделения после сообщений о том, что они примкнули к протестующим против подразделений Росгвардии.

31 марта Исмаил Нальгиев, глава Правозащитной группы «Выбор Ингушетии», выступающей против земельной сделки, опубликовал на своей странице в Facebook фотографии полицейского уведомления, которое, по его словам, получил через Facebook, в котором говорилось о том, что полиция вызывает лидеров оппозиции и активистов для допроса по поводу протестов.

С тех пор власти начали расследование в отношении группы «неустановленных лиц» по обвинению в подстрекательстве к массовым беспорядкам и применении насилия в отношении сотрудника правоохранительных органов. По данным Северо-Кавказского отделения Следственного комитета России, десять сотрудников правоохранительных органов во время противостояния получили ранения.

Власти также отказались предоставить разрешение на проведение акций протеста 5–9 апреля перед офисом Национальной телерадиокомпании НТРК «Ингушетия» в Магасе, сославшись на отсутствие предварительного уведомления.

В ночь на 28 марта, несколько жителей Ингушетии группой ездили на автомобилях по Назрани, бывшей столицы республики, сигналя и размахивая флагами Ингушетии, выступая  против спорной земельной сделки.

Согласно соглашению, заключенному 26 сентября между главами Чечни и Ингушетии, Ингушетия передала 340 квадратных километров (около 9 % своей территории) Чечне.

С тех пор периодически вспыхивали протесты против соглашения.

В ходе новой волны демонстраций с 26 марта протестующие потребовали отставки главы республики Юнус-бека Евкурова и осудили попытку внесения поправок в закон о референдумах.

Изменения в законодательстве освободили бы власть от необходимости ставить сделку с Чечней, ратифицированную парламентом Ингушетии, на всенародное голосование.

В октябре 2018 года противники земельной сделки успешно оспорили соглашение в местном Конституционном суде, который постановил, что процесс нарушает закон о референдумах.

Решение, принятое Конституционным судом в Магасе, стало объединяющим фактором для тех, кто выступал против сделки, хотя федеральный Конституционный суд два месяца спустя отменил его.

«Меняя закон о референдуме, глава Ингушетии и парламент могут менять границы республики, не спрашивая мнения населения. То, чего мы добивались в прошлом году против соглашения и законопроекта об установлении границ между Ингушетией и Чечнёй, в чём нас поддержал республиканский Конституционный суд, будет аннулировано», — сказал OC Media Ахмед Барахоев, член Ингушского комитета национального единства и член Совета Тейпов.

20 марта, на следующий день после первого слушания нового закона о референдуме в Национальном Собрании, парламенте Ингушетии, Евкуров отозвал проект инициативы.

Тем не менее, это не остановило протесты, которые вскоре вспыхнули в Магасе с новой силой 26 марта, — ровно через шесть месяцев после заключения спорной сделки.

Организаторами протестов стали Совет тейпов, Комитет национального единства Ингушетии, движение «Опора Ингушетии», правозащитная группа «Машр» и региональное отделение российской оппозиционной партии «Яблоко».

31 марта Ахмед Барахоев, сопредседатель Совета Тейпов, призвал сторонников «набраться терпения», заявив, что если им нужно будет подождать, они будут ждать, но итоге получат разрешение на проведение митинга в Магасе.

Комитет национального единства Ингушетии призвал жителей, оказавших сопротивление ОМОНу, идти домой, заявив, что правительство пообещало санкционировать еще одну демонстрацию к 5 апреля.

Заблокированная федеральная трасса

После возобновления протестов 26 марта, демонстранты отказались разойтись после 18:00, — времени, до которого власти санкционировали митинг.

По данным Министерства внутренних дел Ингушетии, на митинге приняли участие около 2 500 человек, однако лидеры протеста оспорили эти цифры.

По словам Магомеда Муцольгова, правозащитника из Ингушетии, в митинге приняло участие около 20–30 тысяч человек.

Несколько лидеров протеста объявили, что протесты будут «бессрочными» до тех пор, пока Евкуров не уйдет в отставку, после чего около 200 человек провели ночь перед офисом телеканала.

На следующее утро, 27 марта, к протесту присоединились и другие люди, но митинг был пресечен полицией. ОМОН три раза пытался разогнать толпу с помощью свето-штурмовых гранат.

Протестующие в ответ размахивали палками и бросали в полицию камни и стулья.

Демонстранты сказали, что власти заблокировали мобильную связь, что является обычной практикой сил безопасности во время уличных митингов.

Лидеры Ингушского комитета национального единства, одной из групп, организовавших акцию протеста, вмешались и попытались стать посредниками между полицией и протестующими. Они призвали полицию быть более сдержанной, а демонстрантов — разойтись до 5 апреля.

Тем не менее, большая группа людей двинулась пешком и на машинах к федеральной трассе, ведущей в Назрань, находящейся в 10 километрах к северу от Магаса. Согласно местному новостному сайту Fortanga, около 1000 человек заблокировали автомагистраль и въезд в Назрань.

В тот же день Евкуров обратился к толпе по государственному телевидению, призывая к миру и опровергая слухи о планах расформирования Республики Ингушетия. Он сказал, что никакая возможность слияния республики с другим регионом, о чем некоторые ингуши выражали озабоченность после заключения сделки с Чечней, не рассматривалась.

Предлагаемые Евкуровым изменения в Закон о референдумах в марте позволили бы «переименовывать, разделять или объединять» Ингушетию с другими субъектами Российской Федерации без всенародного голосования.

Члены Совета тейпов позже в тот же день выложили на своих каналах в социальных сетях видео, настаивая на том, что блокирование автомагистрали не было их идеей, и что они не узнали тех, кто в нем участвовал. Они сказали, что им удалось убедить протестующих разблокировать дорогу в Назрань.

29 марта во время встречи с главой Совета национальной безопасности Ингушетии Евкуров обвинил своих противников в радикализации молодежи и заявил, что позже они не смогут контролировать эти «горячие головы».

28 марта Совет Безопасности призвал старейшин и родителей не допускать «молодых людей» к участию в митингах.

(Малик Бутаев/OC Media)

Стреляли в сына мэра Назрани

Вечером 28 марта местные жители взяли штурмом здание мэрии Назрани и стреляли из оружия несмертельного действия в Заурбека Тумгоева, сына мэра Алихана Тумгоева. Он получил только легкие травмы.

Согласно Fortanga, накануне мэр Назрани «спровоцировал драку» во время разговора с демонстрантами, блокирующими автомагистраль возле мечети города Назрань.

29 марта пресс-секретарь президента Владимира Путина Дмитрий Песков заявил средствам массовой информации, что они «внимательно следят» за ситуацией в Ингушетии, и что она «безусловно требует внимания».

Песков сказал, что «нет причин связывать стрельбу в мэрии Назрани с митингами в Ингушетии».

Городские власти также отрицают такую связь.

Расформировано местное отделение полиции

Один из очевидцев протестов, попросивший остаться анонимным, сказал OC Media, что подразделения по борьбе с беспорядками, которые оказывали сопротивление протестующим, были из соседних регионов, и что подразделения правоохранительных органов Ингушетии «остановили продвижение» протестующих, используя бронированные машины.

29 марта бывший пресс-секретарь Евкурова Калой Ахильгов написал в Twitter, что власти уволили 19 сотрудников местной патрульной полиции «из-за потери доверия» после того, как они защищали толпу в Магасе 26 марта.

«Благодаря этому подразделению, которое не позволило Росгвардии атаковать, среди протестующих не было жертв», — сказал Ахилгов.

Министерство внутренних дел Ингушетии 1 апреля подтвердило российскому информационному агентству Regnum, что они расформировали подразделение, «переместив» его членов «в другие подразделения», а также уволив 17 офицеров.

28 марта Министерство внутренних дел опубликовало заявление о том, что размещенная в социальных сетях фотография, на которой, предположительно, изображен сотрудник местной полиции, отказывающийся выполнять свои обязанности во время акций протеста, «носит фейковый характер».

Во время акций протеста жители Ингушетии использовали мобильные приложения для мобилизации и обмена информацией о местах протеста.

В прошлые выходные активисты в обсуждениях нескольких группах утверждали, что в Ингушетию были отправлены дополнительные подразделения правоохранительных органов, которые в поквартирных обходах отбирали у всех «законное оружие».

Национальная гвардия назвала эти сообщения «провокациями»; по их словам, они проводили только «плановые» проверки разрешений с истекшим сроком.

Обсуждение вопроса границы Чечни с Дагестаном

Чеченские власти на протяжении многих лет открыто заявляли о своих претензиях на территории в восточной части Ингушетии, несмотря на чеченско-ингушское соглашение 1993 года, которое оставило большую часть Сунженского района Ингушетии.

Чеченские требования со ссылками на советские карты 1930-х годов продолжались даже после того, как в 2003 году президент Ингушетии Мурат Зязиков и президент Чечни Ахмат-Хаджи Кадыров (отец нынешнего главы Рамзана Кадырова) подтвердили устоявшиеся границы.

В 1936-1993 годах Чечня и Ингушетия существовали как Чечено-Ингушская Автономная Советская Социалистическая Республика, а граница между ними не была определена.

В январе Чечня также начала переговоры об оформлении границы со своим восточным соседом, Дагестаном.

[Читайте на OC Media: Жители приграничных районов Дагестана требуют прозрачности в обсуждении границ с Чечней]

Помимо восстановления Ауховского района, исторически этнически чеченского района территории Дагестана, который был упразднен после депортаций 1944 года, местные и онлайн СМИ предполагают, что будет обсуждена и ситуация с Ботлихским районом Дагестана, граничащим с Чечней.

[Читайте на OC Media: В Дагестане продолжаются споры вокруг переселения в чеченский Ауховский район]

Дагестанское издание «Новое дело» сообщало, что 8 ноября на сайте парламента Чеченской республики была опубликована новая карта с включением части территории Ингушетии в состав Сунженского района Чечни.

К территории Чечни на этой карте были отнесены полностью озеро Кезеной-Ам, находящееся на границе Веденского района Чечни и Ботлихского района Дагестана, и частично территория возле селения Ансалта Ботлихского района.

После сообщения издания карту с веб-сайта убрали, а власти Чечни заявили, что это было ошибкой.

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас