«Бездействие системы». Дело о самоубийстве изнасилованной 14-летней девочки

12 февраля 2021
Какути. Фото: Facebook.

Грузинские власти обвиняются в «отсроченной и неэффективной» работе по делу самоубийства 14-летней девочки после предполагаемого изнасилования. 

Девочку обнаружили мёртвой в среду в селе Какути близ города Кобулети в автономной республике Аджара.

Её нашёл дедушка, который рассказал журналистам, что летом прошлого года она подверглась сексуальному насилию и была «встревожена», что полиция не арестовала насильника. По его словам, спустя несколько месяцев после первого нападения инцидент повторился. 

Мать жертвы отсутствовала последние годы из-за работы в Турции. Она рассказала местному каналу TV 25, что девочка подверглась насилию со стороны родственников после того, как сообщила о нападении в июле.

На следующий день после смерти подростка МВД объявило об аресте 23-летнего мужчины по обвинению в изнасиловании. Согласно Уголовному кодексу Грузии половое сношение или действия сексуального характера с лицом, не достигшим 16-летнего возраста, карается тюремным заключением на срок от 7 до 9 лет.

Многое в этом деле остаётся неясным, включая вопрос обеспечения социальным работником психологической поддержки девочки. Однако время ареста и появившиеся, но пока не подтверждённые подробности о жертве, вызвали общественный резонанс.

В четверг Народная защитница Нино Ломджариа пообещала расследовать возможную «отсроченную и неэффективную» работу государственных органов на всех уровнях.

Базирующаяся в Тбилиси группа защиты прав ребенка Партнёрство за права человека (PHR) заявила, что решение прокуратуры не задерживать подозреваемого беспромедлительно было вызвано недоверием к заявлению жертвы.

Они пообещали внимательно следить за каждым шагом того, как государство, в том числе Государственное агентство соцобслуживания, отреагировало на это дело и сделали ли они всевозможное для предотвращения трагедии.

PHR ожидают доступа к материалам расследования. Они планируют представлять интересы старшей сестры, которая являлась законным опекуном девочки.

11 февраля антиправительственная группа «За Грузию» выразила протест против «бездействия системы» после того, как стало известно об изнасиловании ещё летом. Они провели демонстрации в Тбилиси вопреки комендантскому часу, установленному в связи с пандемией COVID-19.

Протестующие требовали отставки министра внутренних дел cначала у офисов правящей партии «Грузинская мечта», а затем и здания МВД. 

12 февраля Грузинское женское движение объявило 100-дневную кампанию «За Нини». Группа планирует провести кампанию за реформирование соответствующих законов, образовательных программ и системы социальной помощи, чтобы обеспечить адекватную помощь жертвам сексуального насилия.

Дефицит социальных работников 

В своем заявлении Народная защитница Нино Ломджариа подчеркнула, что существует острая необходимость в системном пересмотре существующих систем для исследования таких случаев. По её словам, власти Грузии не смогли своевременно отреагировать на насилие в отношении детей и не смогли предоставить жертвам надлежащие реабилитационные услуги. 

Народная защитница обвинила власти в прекращении трети расследований сексуального насилия в отношении несовершеннолетних, зарегистрированных в 2018–2019 годах, из-за затянувшихся расследований и повторяющейся неспособности должным образом связаться с жертвами.  

Ломджариа также сообщила, что у Государственного агентства соцобслуживания, которое отвечает за помощь жертвам домашнего насилия, сексуального насилия и торговли людьми, не хватает кадров — на регион только один психолог и социальные работники, лишённые необходимых ресурсов. 

Народная защитница выявила проблему с назначением психолога для раннего вмешательства, которая, по её словам, решалась исключительно следователями и прокурорами, не имеющими должной подготовки по делам о сексуальном насилии в отношении несовершеннолетних.

Профсоюз социальных работников Грузии согласился с критикой Народной защитницы, добавив, что Закон Грузии о социальной работе остаётся нереализованным, в результате чего жертвы остаются без круглосуточной службы реагирования, а социальные работники — без надлежащих инструкций, которым необходимо следовать в чрезвычайных ситуациях.

По данным профсоюза, социальные работники Государственного агентства соцобслуживания не в состоянии обрабатывать в среднем 100-200 дел, назначенных каждому из них ежемесячно, в то время как бенефициары иногда ждут до года, чтобы получить психологическую помощь.

12 февраля Кети Хуцишвили из Союза социальных работников сообщила телеканалу «Пирвели», что в распоряжении муниципалитета Кобулети в Аджаре только один социальный работник. 

[Читайте подробнее на OC Media: Социальные работники в Грузии вынуждены ездить к жертвам домашнего насилия на такси за свой счёт]

__________________________________________________________________

Мы в соцсетях: Телеграм, Одноклассники, Instagram, Facebook. Подпишитесь и читайте подробные новости с Кавказа!

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас