Глава ингушского Центра «Э» утверждает, что он — жертва политических интриг

9 июля 2018
Тимур Хамхоев («Кавказский узел» /YouTube)

Тимур Хамхоев, бывший начальник управления по противодействию экстремизму (центра «Э») ингушского МВД, на суде по обвинению в пытках сказал, что считает себя жертвой политических интриг и происков оппозиции. Хамхоев заявил об этом 6 июля на очередном заседании суда городе Нальчик, где с мая длится этот процесс.

Тимур Хамхоев и шесть сотрудников возглавляемого им центра «Э» были задержаны в декабре 2016 года по обвинению в убийстве Магомеда Далиева, который подозревался в ограблении банка. На теле Далиева были обнаружены следы избиения и пыток током. Жена Далиева, задержанная вместе с ним по подозрению в ограблении, утверждает, что ее тоже избивали и пытали сотрудники центра.

Брат и мать Магомеда Долиева. (Сергей Смирнов / Медиазона)

Всего по делу сотрудников центра «Э» проходит семь человек. Экс-начальник центра Тимур Хамхоев и еще трое находятся под стражей, четырем остальным определена мера пресечения — домашний арест.

Один из подсудимых на момент преступления являлся сотрудником Федеральной Службы Безопасности (ФСБ), поэтому, согласно закону, дело рассматривается в военном гарнизонном суде за пределами территории, где было совершено преступление — в Нальчике.

«Месть недоброжелателей»

На заседании суда Хамхоев отрицал свидетельство жителя Ингушетии Зелимхана Муцольгова, задержанного сотрудниками центра «Э» в 2010 году. Муцольгов говорит, что он подвергался жестоким пыткам и издевательствам с их стороны. По словам Муцольгова, после задержания  в течении 5 дней с его головы не снимали целлофановый пакет, и под угрозой расстрела заставили отказаться от претензий в адрес правоохранителей.

Другой пострадавший, Адам Дакиев, сообщил, что он был похищен вооруженными людьми в масках, и в течении нескольких часов его избивали, привязав к стулу и надев ему на голову целлофановый пакет. Дакиев утверждает, что незадолго до этого он подрался с неким Куштовым, брат которого впоследствии и пытал его в полицейском участке.

Тимур Хамхоев отрицал данное обвинение, сказав, что к Дакиеву никто не применял силу, и он выступал в качестве примирителя между Дакиевым и Куштовым. Вместе с тем, Хамхоев косвенно признал, что у них был материал на Дакиева как на сторонника «исламских радикалов», который призывал окружающих жить по законам шариата.

Еще несколько человек утверждают, что стали жертвами пыток со стороны сотрудников отдела центра противодействия экстремизму МВД Ингушетии. Среди них — местный житель Магомед Аушев, которого жестоко избили в отделе полиции за то, что он стрелял в воздух из автомата во время свадьбы родственника.

Магомед Аушев. (Сергей Смирнов /Медиазона)

В ходе последнего заседания, 6 июля, Тимур Хамхоев заявил, что уголовное дело против него — это спланированная месть со стороны недоброжелателей. Он сказал, что считает, что среди них есть некий высокопоставленный чиновник, который мстит за своего сына, и местные правозащитники и оппозиционеры. Среди последних он назвал одного из лидеров ингушской оппозиции Магомеда Хазбиева и руководителя правозащитной организации «Машр» Магомеда Муцольгова.

«Я хотел бы верить, что это тенденция»

Уголовное дело против сотрудников центра «Э» — это первый масштабный арест сотрудников полиции в северокавказских республиках. В 2012 года было еще одно уголовное дело в отношении руководства Карабулакского районного отдела внутренних дел. В превышении должностных полномочий в пытках уроженца Чечни Зелимхана Читигова обвинялись экс-начальник местного районного отдела внутренних дел Назир Гулиев и его заместитель Илез Нальгиев. Нальгиев получил восемь лет колонии строгого режима, а Гулиев был оправдан.

Несмотря на резонансность дела сотрудников центра «Э», наблюдатели высказывают скептицизм по поводу того, что это означает улучшение ситуации с правами человека в Ингушетии. Руководитель общественной организации «Комитет против пыток» Игорь Каляпин, сказал OC Media, что он «хотел бы верить, что это тенденция, изменение политики, но к сожалению, пока нет для этого оснований». Каляпин сказал, что «не факт, что те люди, которые придут на их место, не будут работать так же, как они, и все это выглядит как будто кто-то с кем-то поссорился и чего-то кому-то не «занес».

[Читайте в OC Media: Тимур и его команда. Как ингушский Центр «Э» оказался бандой садистов и вымогателей]

 

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас