Главный свидетель утверждает, что Сафаров был убит из-за того, что он был евреем

16 мая 2019
Виталий Сафаров (Facebook)

Главный свидетель по делу об убийстве Виталия Сафарова в Тбилиси рассказал, что Сафаров был убит из-за того, что был евреем.

Свидетель, названный Николозом Ш, дал показания во вторник, рассказав, что у него были дружеские отношения с двумя обвиняемыми, и что они вместе регулярно оскорбляли иностранцев и пытались ввязаться с ними в драку.

21-летний Автандил Канделакишвили и 24-летний Гиорги Сохадзе обвиняются в убийстве Сафарова, которое произошло рано утром 30 сентября после драки возле бара «Варшава» на Площади Свободы в Тбилиси.

Сафаров, грузин с еврейскими и езидскими корнями, работал руководителем программы в «лагерях толерантности» CPD, борясь с ксенофобией среди молодежи.

Ранее он был участником инициативы приюта в Тбилиси, которая предоставляла безопасное место для региональных активистов, жизни которых угрожает опасность.

Адвокаты обоих обвиняемых сообщили OC Media о том, что их клиенты невиновны. Двое мужчин были задержаны утром после убийства, после чего оставались под стражей.

«Мы оскорбляли иностранцев»

Как сообщает радио «Тависуплеба», грузинская служба Радио «Свобода», которая освещала судебный процесс, 18-летний Николоз Ш, который в день убийства Сафарова еще был несовершеннолетним, дал показания, что из-за конфликта между ним и Сафаровым, он ударил Сафарова. По его словам, это привело к тому, что обвиняемые убили Сафарова.

Он рассказал, что впервые встретил Канделакишвили в спортзале, где они вместе занимались тренировались. В раздевалке, говорит Николоз Ш., он заметил у Канделакишвили татуировку со свастикой, которая, по словам Канделакишвили, обозначала «Грузия для грузин — патриотический символ».

«Время от времени мы пили пиво и говорили о том, как мы, грузины, должны держаться вместе и оскорблять иностранцев. И мы делали это, мы оскорбляли их. Мы часто ходили в бары, пили, а затем оскорбляли индусов, турков, евреев, — кто бы попадался нам на глаза. Мы не совершали на них физического нападения, но мы пытались [это сделать]», — сказал он на суде, добавив, что иногда они ходили в бары и приветствовали людей нацистским приветствием.

По его словам, Канделакишвили представил его своему другу Гиоргию Сохадзе, у которого, по его словам, было прозвище Slayer.

Канделакишвили и Сохадзе в суде. (Мзиа Саганелидзе / RFE/RL)

Николоз Ш. рассказал, что в ночь на 29 сентября все трое отправились в бар «Варшава», где они встретили Сафарова, который вмешался в разговор между ними и незнакомцем.

«Сафаров сказал, что он еврей, но все же любит Грузию. Затем он спросил меня, кто я такой. После того, как я сказал ему, что я «Шано», он как бы посмеялся надо мной. Я ударил его. Потом я увидел, что Авто [Автандил Канделакишвили] выругался на него «Ты гребанный еврей» и начал наносить ему удары в живот. Slayer держал [Сафарова] и не давал ему вырваться. На руке у него был кастет и он кричал: «Он убил этого гребанного еврея», — говорит Николоз.

По его словам, после этого они убежали, спрятали нож на стройке и смыли кровь с рук.

Отвечая на вопрос адвоката обвиняемого, свидетель сказал, что у Slayer-a тоже была татуировка — цифры 666, которые обозначали знак дьявола. На вопрос о том,  есть ли у него самого какие-либо татуировки, он ответил отрицательно, добавив, что хотел набить свастику, но побоялся отца.

«Мой дедушка воевал против фашистов во Второй мировой войне… Мой отец много мне об этом говорил», — сказал Николоз.

Суд возобновит слушания 17 мая. В случае осуждения двум мужчинам грозит от 13 до 17 лет лишения свободы.

«Неонацистские связи»

Обвинение квалифицировало преступление как этнически мотивированное, и бывшие работодатели Сафарова из Центра участия и развития заявили, что получили информацию о том, что оба подозреваемых были неонацистами.

Отвечая на вопрос о том, являются ли обвиняемые членами каких-либо крайне правых организаций или есть ли у них какие-либо татуировки, которые доказывают их связь с такими группами, адвокаты обоих обвиняемых заявили, что они не видели своих клиентов голыми, и что нет никаких документов, доказывающих принадлежность их клиентов к крайне правым группам.

«Ни у кого нет документа, подтверждающего существование таких организаций, никто не исследовал это. Нет таких доказательств. Если я стою на митинге Свидетелей Иеговы, значит ли это, что я — Свидетель Иеговы?», — заявил  OC Media адвокат Канделакишвили, Зураб Бегиашвили.

Малхаз Салакаиа, адвокат Сохадзе, сказал OC Media то же самое.

«В материалах дела нет документальных подтверждений того, что [мой клиент является членом неонацистской группы]. [Свидетель] — молодой человек, и он понятия не имеет, что такое нацизм или что общего у Сохадзе с этой [идеологией]», — сказал Салакаия, отметив, что принадлежность обвиняемого к крайне правым группам является лишь предположением.

Эка Гобесашвили, адвокат семьи Сафаровых, сказала OC Media, что все остальные свидетели подтвердили, что обвиняемые были связаны с крайне правыми группами.

«Имеется большое количество доказательств, и другие свидетели также подтвердили, что они слышали от Slayer-a, что он фашист, и что он рассказал им о своей нацистской идеологии. Один из свидетелей даже сообщил, что раньше он был членом такой организации, но в итоге покинул группу, поняв, что это такое», — сказала Гобесашвили.

Она добавила, что другие свидетели также слышали, как обвиняемый говорил, что «он убил этого гребанного еврея».

Адвокаты подсудимых также поставили под сомнение показания Николоза Ш.

Бегиашвили сказал OC Media, что он — «преступник, которому по определенным причинам покровительствуют».

«Мы узнали, что один из его родителей является полицейским — действующим или бывшим — и имеет огромное влияние на правоохранительные органы. Его показания противоречивы, и он говорил то, что диктовали ему следователи», — сказал Бегиашвили.

Бегиашвили поставил под сомнение показания свидетеля о том, каким образом кровь умершего попала ему на ботинок. Согласно показаниям Николоза Ш., у него на ботинке было пятно от крови, которая капала с ножа, пока они пытались спрятать его после совершения убийства.

«После биологической экспертизы им, вероятно, не удалось по-другому объяснить это, поэтому они придумали эту глупость, что кровь стекала с ножа. Кто поверит в этот абсурд?», — сказал Бегиашвили OC Media.

И Бегиашвили, и Салакаиа отказались раскрыть OC Media детали того, что произошло в ночь убийства. Они сказали, что расскажут об этом в суде.

[Подробнее о деле Сафарова на OC Media: Суд отказал в освобождении под залог двум обвиняемым в убийстве правозащитника Виталия Сафарова]