Грузинский телеканал «Рустави 2» передадут предыдущему владельцу по решению ЕСПЧ

19 июля 2019
(Мари Никурадзе /OC Media)

Право собственности на оппозиционный грузинский телеканал «Рустави 2» было передано бизнесмену Кибару Халваши, предыдущему владельцу, решением Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ). Суд постановил, что право предыдущих владельцев на справедливое судебное разбирательство не было нарушено решением Верховного суда Грузии о передаче права собственности.

Своим решением ЕСПЧ отменил временную меру, которая мешала исполнению постановления Верховного суда Грузии.

Суд также единогласно отклонил как неприемлемые оставшиеся жалобы, поданные как владельцами «Рустави 2», так и самой компанией «Рустави 2», включая утверждения о том, что судебное разбирательство в Грузии было государственной кампанией, направленной на то, чтобы заставить канал замолчать.

Заявителями в ЕСПЧ были ООО Телекомпания «Рустави 2» и ее владельцы, ООО Телекомпания «Сакартвело» и Леван и Гиорги Караманишвили, два брата, граждане Грузии, проживающие в Тбилиси.

Кибар Халваши, бизнесмен, которого оппоненты обвиняют в тесных связях с правительством, был владельцем «Рустави 2» в 2004–2006 годах. По его словам, он был вынужден уступить компанию под давлением правительства тогдашней правящей партии «Единое  национальное движение (ЕНД). В 2015 году он обратился в суд с требованием вернуть ему компанию.

Судьи Верховного суда Грузии так же, как и нижестоящие суды, единогласно проголосовали за передачу Халваши права собственности на телеканал в 2017 году.

Однако, это решение было приостановлено на неопределенный срок после того, как владельцы канала обратились в ЕСПЧ, оставив право собственности за собой до окончательного решения.

По словам министра юстиции Теи Цулукиани, единственное решение ЕСПЧ, которое не может быть обжаловано — это решение об отмене приостановления исполнения решения Верховного суда.

Халваши ответил на решение ЕСПЧ заявлением, в котором говорится, что «сегодня становится несомненным, что» он является единственным законным владельцем «Рустави 2», и что экс-президент Михеил Саакашвили и ЕНД отобрали у него компанию.

Он пообещал гарантировать редакционную независимость «Рустави 2» и добавил, что единственный человек, который будет уволен, это исполнительный директор Ника Гварамиа, «который был назначен режимом, который отобрал у меня компанию».

«Вместо него, — писал Халваши, — компанией будет руководить мой адвокат Паата Салиа, и у меня есть четкая задача для него — обеспечить непрерывный рабочий процесс канала и изучить финансовое положение компании, пригласив авторитетную международную аудиторскую компанию». 

Директор «Рустави 2» Ника Гварамиа назвал решение ЕСПЧ «юридически скандальным», «шокирующим» и «абсолютно невообразимым». Он призвал министра юстиции не допустить регистрацию акций «Рустави 2», поскольку это будет интерпретацией решения ЕСПЧ.

Он сказал, что уйдет, только если его коллеги примут такое решение, и, что он готов к «войне». Он пообещал не позволить Бидзине Иванишвили, председателю правящей партии «Грузинская мечта», «сокрушить все за один день».

Бывший президент, Михаил Саакашвили, призвал к мобилизации, потому что «единственное, что не мог отнять Иванишвили — это «Рустави 2», и он отнимает это сейчас».

Несколько оппозиционных политиков призвали Иванишвили «не трогать «Рустави 2», пока процесс апелляции в ЕСПЧ не будет завершен.

«Мы не откажемся от «Рустави 2», мы будем его защищать», — заявил председатель ЕДН, Григол Вашадзе.

Между тем лидеры «Грузинской мечты» сказали, что решение ЕСПЧ положило конец предположениям о несправедливости судов Грузии.

Как постановление суда повлияет на ситуацию в СМИ

Натиа Купрашвили, руководительница «Центра ресурсов журналистики», организации по защите свободы СМИ, рассказала OC Media, что «в сфере медиа ожидаются «серьезные проблемы», учитывая, что баланс между правительством и оппозицией, вероятно, будет нарушен».

«Это не только правовой процесс, но и политический. Когда мы задаемся вопросом, что изменится в системе СМИ, мы также говорим о том, что изменится в политике. Можно ожидать, что оппозиция, в данном случае ЕНД, может лишиться сильного инструмента влияния», — сказала Купрашвили, добавив, что решение ЕСПЧ создало неравный баланс сил.

Она сказала, что ни один политический деятель «в этой поляризованной политической системе» не заинтересован в укреплении независимых СМИ и что в этих обстоятельствах существует острая необходимость в балансе.

«Я не могу говорить о справедливости. Я могу говорить только об ответственности правительства, которое не рассматривает жалобу основателей «Рустави 2» и их заявление в прокуратуру»,  — сказала Купрашвили.

Юридический спор вокруг владения «Рустави 2» 

Права собственности на акции «Рустави 2» неоднократно передавались от одного частного владельца к другому начиная с 1996 года, когда был основан канал, и до 2011 года.

В августе 2015 года Кибар Халваши подал гражданский иск против нынешних владельцев, утверждая, что он был принужден к продаже своих акций компании в 2005 и 2006 годах  лидерами тогдашней правящей партии, Единого национального движения (ЕНД).

Халваши, в частности, утверждал, что президент Саакашвили, «который был недоволен редакционной политикой «Рустави 2», и другие высокопоставленные государственные чиновники угрожали ему и его семье, если он откажется продать свои акции».

Он утверждал, что ему пришлось покинуть страну, опасаясь дальнейших преследований, и что ему было предоставлено политическое убежище в Германии.

В марте 2017 года Большая палата Верховного суда Грузии подтвердила выводы нижестоящих судов о том, что владельцы «Рустави 2» не являются добросовестными сторонними приобретателями.

Суд установил, что имело место принуждение и что имелось «явное несоответствие» между фактической стоимостью «Рустави 2» в 2005–2006 годах и выплатой, которую Халваши получил взамен.

Поэтому было решено, что заключенная им сделка была недействительной.

Суд постановил, что предыдущие владельцы «Рустави 2» не могли не знать, что приобретаемое ими имущество было незаконно присвоено.

По словам владельцев «Рустави 2», судебные процессы против них были замаскированной попыткой заставить канал замолчать, что было частью более широкой организованной кампании против них с 2012 года, когда коалиция «Грузинская мечта» пришла к власти.

В 2012 году двое из основателей «Рустави 2», Джарджи Акимидзе и Давид Двали, обратились в прокуратуру Грузии с требованием провести расследование, утверждая, что в 2004 году их заставили отказаться от владения компанией.

В июне прокуратура выступила с заявлением, что они затрудняются собрать доказательства, поскольку расследование было начато через 8 лет после случившегося.

18 июля Акимидзе и Двали поздравили Халваши и сказали, что решение ЕСПЧ является доказательством того, что теперь уже бывшие владельцы «Рустави 2» незаконно захватили компанию.

Однако они добавили, что справедливость будет восстановлена только после того, как «конфискованный» канал будет «возвращен его учредителям».

Кибар Халваши ранее заявлял, что он передаст учредителям 50% акций компании и назначит Двали директором, однако отношения между тремя бизнесменами в 2017 году испортились.

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас