Ингушетия потрясена случаем жестокого обращения с ребенком

11 июля 2019
Сунженская центральная районная больница (/ingzdrav.ru)

Семилетний ребенок в российской республике Ингушетия может потерять руку в результате случая домашнего насилия, который потряс всю республику.

Семилетняя Аиша Ажигова 3 июля поступила в больницу в городе Сунжа на востоке Ингушетии с жалобами на боль в плечах. «У ребенка были очень сильные отеки в области верхних конечностей и ссадины», — сказал Руслан Долгиев, врач-травматолог, который первым осмотрел ребенка, российскому государственному телевидению «Россия 1».

«Раздеть и детально осмотреть ребенка мужчина и женщина, доставившие ее в больницу не дали, сославшись на то, что ей больно», — добавил он.

По словам доктора, мужчина и женщина, которые привезли девочку, сказали, что она играла у края оврага и упала в него прямо на моток колючей проволоки.

После рентгена было принято решение о срочной госпитализации ребенка в Детскую республиканскую клиническую больницу Ингушетии. В больнице врачи увидели, что все тело ребенка было покрыто многочисленными ушибами, порезами, гематомами, ожогами и даже человеческими укусами.

По словам Долгиева, Макка Ганиева — тетя ребенка, назвавшаяся ее матерью, — сообщила, что все эти раны девочка нанесла себе сама. По словам Ганиевой, ссадины на теле ребенка — следствие ее падения в овраг, а шрамы от ожогов получены, когда три месяца назад девочка якобы села в кастрюлю с горячим борщом.

Мадина Оздоева, медсестра Детской республиканской клинической больницы, рассказала OC Media, что у ребенка «запущенный перелом руки, ограничены движения в локтевых суставах и тромб в сосуде», из-за которого «началась гангрена».

Башир Балаев, главный врач больницы, который осмотрел Аишу, сообщил журналистам местного телеканала, что ее левая рука на ощупь была очень холодной, что свидетельствовало о гангрене, а при детальном осмотре обнаружились застарелые переломы и вывихи плеча. По его словам, обе руки ребенка были под угрозой ампутации.

5 июля ребенку сделали операцию с участием специалистов из Ингушетии и других регионов России. После операции врачи сообщили, что левую руку Аише удалось сохранить.

Продолжающееся насилие

4 июля Следственным комитетом России по Ингушетии было возбуждено уголовное дело в связи с нанесением Аише телесных повреждений по статье «умышленное причинение тяжкого вреда здоровью в отношении малолетнего». Расследование находится под контролем центрального аппарата Следственного комитета.

Главной подозреваемой является тетя Аиши, 35-летняя Макка Ганиева, которая также привезла ее к врачам, и у которой проживала девочка.

«Мать Аиши вышла замуж, оставив ее у отца, а отец уехал, оставив маленькую дочь у своей сестры», — сообщает «Российская Газета» со слов уполномоченной по правам ребенка в Ингушетии Заремы Чахкиевой.

Однако мать девочки Лидия Евлоева утверждает, что дочь у неё забрали родственники мужа и не позволяли с ней видеться даже после того, как девочка по их вине попала в больницу.

Российское независимое новостное агентство «Интерфакс» со ссылкой на Адама Мургустова, заместителя начальника участковой службы Министерства внутренних дел Ингушетии, сообщило, что супруг Ганиевой является полицейским, и семья проживает в Сунже вместе с двумя сыновьями дошкольного возраста.

Как сообщает РИА Новости, родные дети Ганиевой были также обследованы специалистами, на них никаких следов побоев не обнаружили. Тем не менее, их изъяли из семьи и поместили в реабилитационный центр.

В мессенджерах Ингушетии распространилась аудиозапись, в которой социальный педагог, присутствовавший при опросе родных сыновей Ганиевой рассказывает, что, по словам детей, их мать избивала Аишу.

На суде 6 июля Ганиева признала, что иногда наказывала ребенка, но сказала, что «такие» побои ей не наносила. Она не смогла объяснить, откуда на теле ребенка появились ранения и следы от укусов. Ее муж сказал, что Ганиева «воспитывала» девочку ремнем и отрезком газового шланга.

После слушаний в отношении Ганиевой избрана мера пресечения в виде двух месяцев ареста.

Соседи Ганиевой утверждают, что ничего не слышали и даже не знали о существовании Аиши, так как она не играла на улице с другими детьми. Одна из соседок сказала, что слышала по вечерам плач ребенка, но думала, что это младенец.

«Власти сделают все возможное»

Временно исполняющий обязанности главы Ингушетии Махмуд-Али Калиматов заявил, что власти сделают все возможное для выздоровления девочки, и дал указание связаться с Центром Леонида Рошаля в Москве для дальнейшего лечения Аиши.

6 июля ребенок был доставлен в Научно-исследовательский институт неотложной детской хирургии и травматологии в Москве, где ее встречали Леонид Рошаль и уполномоченная по правам ребенка Анна Кузнецова. После дополнительного обследования у Аиши были обнаружены застарелые переломы ребер и позвоночника. Рошаль сообщил журналистам, что медики клиники приложат все усилия для улучшения состояния ребенка и сохранения ее правой руки.

По словам докторов, ребенка сразу же поместили в барокамеру, насыщенную кислородом, но ее состояние остается тяжелым.

8 июля Уполномоченная по правам ребенка Анна Кузнецова сказала изданию «Интерфакс», что позитивные прогнозы о состоянии Аиши не подтверждаются.

«Скорее всего, придется принимать тяжелые решения. Позитивных прогнозов, которые были изначально, после диагностики уже нет», — сообщила Кузнецова.⠀

Неразрешенная проблема

Домашнее насилие в России декриминализовано, и о подобных случаях становится известно, лишь когда ситуация заходит слишком далеко.

14 июня Следственный комитет России предъявил сестрам Хачатурян, убившим своего отца, который регулярно избивал и насиловал их, обвинение в убийстве по предварительному сговору. Это привело к серии протестов в России и в Армении в поддержку обвиняемых.

9 июля россиянка, вынужденная покинуть страну после множественных случаев домашнего насилия, выиграла дело против России в Европейском суде по правам человека. Суд признал, что российские власти не предоставили ей защиту, нарушив положения Европейской конвенции по правам человека о запрете дискриминации и запрете бесчеловечного или унижающего достоинство обращения.

Автор законопроекта о противодействии насилию в семье и соосновательница Сети взаимопомощи женщин в России, Алена Попова рассказала OC Media, что за последние 10 лет проекты закона о профилактике семейно-бытового насилия вносились в Государственную думу России 40 раз, но ни разу не выносились на пленарные слушания и даже на слушания в профильный Комитет по делам женщин, семьи и детей.

Уполномоченная по правам человека в России Татьяна Москалькова после случая с Аишей Ажиговой пообещала «добиваться скорейшего принятия давно назревшего закона».

До этого случая в Ингушетии было известно о нескольких инцидентах, когда дети становились жертвами домашнего насилия, но в республике нет статистических данных о насилии в семье.

Тысячи ингушских семей выразили желание удочерить девочку, как пишет Telegram-канал The Magas Times.

Подпишитесь на наш Телеграм-канал и читайте подробные новости с Кавказа!

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас