Матери задержанных в Дагестане начали третью неделю «голодовки»

9 июля 2019
Елена Барзукаева и Шахназат Рабаданова (/Черновик)

В российской республике Дагестан началась третья неделя голодовки двух женщин, чьи сыновья были задержаны 15 июня по подозрению «в незаконном хранении оружия». Женщины говорят, что их сыновей подставили и пытали для получения ложных признательных показаний. Они требуют освобождения их сыновей.

Елена Барзукаева рассказала ОC Media, что её сын Ислам Барзукаев, а также Гасан Курбанов и еще один человек пропали утром 15 июня. 

По ее словам, сотрудники полиции отрицали, что мужчины были задержаны, когда она вместе с родственниками остальных задержанных пришла к отделу полиции. Барзукаева говорит, что она узнала через знакомых, что их сын и другие находятся в участке.

По словам Барзукаевой, она и мать Гасана Курбанова пикетировали у городского отдела полиции три дня, прежде чем сотрудник полиции рассказал им, что случилось. По его словам, машине, которую вел ее сын, при обыске обнаружили оружие.

«Это моя машина, а значит — я занималась перевозкой оружия», — сказала Барзукаева. По ее словам, спустя еще два дня полицейские сообщили ей, что ее сын признался в хранении схрона оружия на берегу моря.

В ту же ночь были задержаны Гасан Курбанов и третий мужчина. Полиция сообщила, что у Курбанова также было обнаружено оружие, а у третьего мужчины — боеприпасы. 

В Министерстве внутренних дел (МВД) Дагестана ОC Media заявили, что при проведении оперативно-поисковых мероприятий ночью 15 июня в Дербенте были задержаны «трое подозрительных мужчин».

По их словам, при проверке у мужчин обнаружено и изъято оружие, сигнальный пистолет, переделанный под стрельбу боевыми патронами, обрез охотничьего ружья и боеприпасы к ним. Они также сообщили, что Ислам Барзукаев показал, где на берегу моря у него был схрон оружия и взрывчатого вещества. 

Шахназат Рабаданова, мать Гасана Курбанова, является второй участницей голодовки.

Она сообщила ОC Media, что полицейские не препятствовали проведению пикетов и «с издёвкой сказали», что «голодать им не запрещают». 

По словам Рабадановой, мать третьего задержанного, Миразали Миразалиева, не выходит на акции протеста и не объявляет голодовку, так как её сыну «подкинули только патроны».

Подозрения в пытках

Зейнаб Рабаданова, родственница одного из задержанных, сообщила ОC Media, что женщины решили объявить голодовку, поскольку полиция никак не отреагировала на одиночные пикеты, которые они проводят с 20 июня.

«Мы намерены продолжать пикеты и голодовку до тех пор, пока не освободят наших детей, которых, мы уверены, пытают. Такие подозрения у нас возникли, когда мы увидели на странице в Инстаграм МВД Дагестана видео с их допроса. У них были распухшие лица и ссадины на лице», — добавила она.

Шамиль Хадулаев, представитель Общественной наблюдательной комиссии Дагестана, которая занимается мониторингом прав человека, сообщил ОC Media, что виделся с задержанными в изоляторе временного содержания 18 июня и заметил у всех троих характерные для пыток электрическим током точки на пальцах рук, а также огромный синяк на спине у Барзукаева. 

Хадулаев сказал, что, несмотря на это, мужчины заявили, что у них нет претензий к сотрудникам полиции и отрицали, что их пытали. По словам Хадулаева, он записал все увиденное в протоколе, который направил на имя главного прокурора Дагестана. 

В пресс-службе МВД Дагестана 25 июня сообщили ОC Media, что министерство назначило проверку в отношении предположений о пытках, результаты которой не подтвердили, что пытки имели место. 

В Сирию и обратно

По словам матери Ислама Барзукаева, её сын в 2014 году уехал в Турцию, а затем в Сирию, где он присоединился к группе боевиков. Она сказала OC Media, что вскоре она обратилась к российской Федеральной службе безопасности (ФСБ) и попросила помощи в его возвращении в Россию.

Барзукаева рассказала OC Media, что через несколько недель после его возвращения ее сына задержали на два месяца и под пытками заставили подписать список с именами 60 людей, которых он якобы встретил в Сирии. Он был осужден по обвинению в терроризме и помещен под домашний арест на 26 месяцев.

Барзукаева утверждает, что нынешнее содержание под стражей является возмездием за то, что ее сын отказался дать дополнительные показания, которые могли бы оклеветать других.

Мать Барзукаева считает, что его арест является местью правоохранительных органов, так как после его отказа оговаривать других людей, сотрудники ЦПЭ говорили, что не могут его найти, и что он вновь уехал в Сирию, а в это время он сидел дома. Барзукаева сказала, что на протяжении трёх лет не выпускала сына и его семью на улицу. 

Зейнаб Рабаданова рассказала, что её племянника Гасана Курбанова тоже задерживали три года назад и подбросили ему патроны. По её словам, под пытками он дал признательные показания, а также подписал показания, что он был знаком с каким-то боевиком. 

Хидир Исмаилов, адвокат, который представлял Барзукаева в 2015 году, сообщил ОC Media, что в 2015 году Барзукаева обвинили в участии в террористической деятельности. При этом, по его словам, в справке Интерпола говорилось, что Барзукаев не был замечен в боевых действиях в Сирии. По словам Исмаилова, так как Ислам Барзукаев пошёл на сделку со следствием и признал вину, ему смягчили приговор и отправили отбывать условный срок дома с браслетом. 

Тагир Шамсудинов, адвокат, который в данный момент представляет интересы Базрукаева и Курбанова, рассказал ОC Media, что неделю назад они подали жалобы на недозволенные методы следствия в следственное управление и прокуратуру Дагестана. 

По его словам, проверка в дагестанском следственном отделе уже начата: 8 июля опросили матерей задержанных. 

Шамсудинов подтвердил, что видел своих клиентов в следственном изоляторе Дербента и они ему признались, что их пытали, и поэтому они оговорили себя.

Болезненное наследие

Применение пыток и других недозволенных методов следствия — распространенная практика в отделах полиции, в Центре по противодействию экстремизму и в ФСБ Дагестана. 

В СМИ часто публикуются истории пыток жителей Дагестана после того, как их задержали представители силовых структур. Некоторые из них обращаются в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ), не добившись уголовного преследования в отношении сотрудников правоохранительных органов, которые применяют пытки.

Одно из последних решений ЕСПЧ — выплата 10 тысяч евро жителю Махачкалы Тайгибу Залбегову, который пожаловался в Европейский суд на применение насилия со стороны полицейских и на отсутствие расследования преступления.

В ноябре 2018 года житель Дагестана Абуталип Шахруев пожаловался в ЕСПЧ на пытки, которым, по его словам, он подвергся в дагестанском Центре по противодействию экстремизма (ЦПЭ). Он был приговорен к 11 годам лишения свободы за «пособничество и финансирование участников незаконного вооруженного формирования».

31 марта 2019 года Омар Абдурашидов, обвиняемый ФСБ Дагестана в финансировании терроризма, сказал на суде, что его пытали током, чтобы он оговорил бывших сотрудников полиции – братьев Раипа и Зиявудина Ашиковых. 

Салимат Кадырова, адвокат Абдурашидова, сообщила ОC Media, что проведенные две медицинские экспертизы подтвердили наличие следов пыток, однако военно-следственный отдел Следственного комитета России уже отказал в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников ФСБ. 

В апреле 2019 года житель Дагестана Рамазан Алиев пожаловался на пытки после задержания и обвинения в хранении оружия и патронов.

В январе 2019 года житель Хасавюрта Камиль Хайрудинов подписал явку с повинной в убийстве под воздействием пыток со стороны сотрудников полиции. Тем не менее, он не был осужден и обвинения со временем были отменены.

Забият Булатханова, супруга Хайрудинова, сообщила ОC Media, что в данный момент настоящих преступников нашли. По ее словам, в отношении Хайрудинова возбуждено новое уголовное дело — за дачу ложных показаний — то есть за то, что он признался в убийстве, которого не совершал.

Булахтанова считает, что новые обвинения против ее мужа являются попыткой предотвратить его жалобы на сотрудников полиции.

В сентябре 2016 года житель Шамильского района Гаджи Мусаев обвинялся в причастности в убийстве судьи Убайдулы Магомедова и пособничестве боевикам — он признался в этих преступлениях. 

В суде он отказался от первоначальных показаний и заявил, что дал их под пытками. Таким образом, дело развалилось и в феврале прошлого года Мусаева оправдали. В апреле 2019 года Верховный суд Дагестана оставил оправдательный приговор в силе. 

В сентябре 2018 года с четверых мужчин из Рутульского района были сняты обвинения в поджоге, которые были основаны на признании под пытками. 

18 октября 2018 года начальник полиции Рутульского района Артем Магомедов, которого родственник обвинил в пытках, был задержан за превышение должностных полномочий с применением насилия.

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас