Министр юстиции обвиняется в «слежке» за наблюдателями в тюрьмах

28 января 2020
Нино Ломджариа (слева) и Теа Цулукиани.

Министр юстиции Грузии Теа Цулукиани обвиняется в «слежке» за наблюдателями от Аппарата народного защитника после того, как она опубликовала видеозапись встречи одного из них с заключенным и раскритиковала его за то, что он носил рваные джинсы и берет.

Цулукиани опубликовала видео 21 января в парламенте в ответ на отчет о мониторинге ситуации в тюрьмах, представленный Народной защитницей Нино Ломджариа.

Ломджариа потребовала, чтобы отчет передали в Парламентский комитет по правам человека.

В отчете, полном критики, указывалось на нарушения, в том числе «подозрительные телесные повреждения» у заключенных и насилие в отношении заключенных со стороны тюремной администрации и других заключенных, которым, как утверждается, давала на то указания администрация тюрьмы. Отчет также пролил свет на влияние криминальных авторитетов в тюрьме.

Выступая в парламенте, Цулукиани раскритиковала Ломджариа за то, что она не посещала заключенных лично, а вместо этого отправляла своего заместителя. Далее она негативно отозвалась о компетентности сотрудников Аппарата народного защитника.

«[Ее] отчет зависит от того, что ей говорят ее сотрудники. Среди этих сотрудников есть профессионалы, а есть и те, их меньшинство, которые могут докладывать ей полуправду или вовсе неправду», — сказала Цулукиани.

Она сказала, что Народная защитница потребовала, чтобы слушание отчета было назначено на прошлый вторник, чтобы она могла лично задать ей вопросы и «заставить общество думать, что что-то делается неправильно».

Далее она показала видео, критикуя внешний вид и поведение сотрудника Аппарата народного защитника.

«Это представитель [Аппарата] народного защитника, который заставляет заключенного дважды готовить ему кофе, ест его шоколад, курит его сигарету, затем пользуется там туалетом и проводит так называемый мониторинг в течение четырех часов», — сказала Цулукиани.

«Это отрицательный пример того, как происходит так называемый мониторинг. Такое происходит не в больших масштабах, но все-таки это является проблемой. Пожалуйста, не присылайте ко мне таких сотрудников, как он, которые, к тому же, носят рваные джинсы», — сказала Цулукиани, добавив, что было трудно определить, кто из них заключенный, а кто — представитель государственного учреждения.

«Почему представитель Аппарата народного защитника носит баскский берет? Этого человека в оперу не пустят, не говоря уже о тюрьме», — сказала она.

Наконец, она раскритиковала Ломджариа за то, что та не защитила от оскорблений председателя правящей партии «Грузинская мечта» Бидзину Иванишвили.

«В этом отчете нет ни слова о [нашем] прогрессе, ни о борьбе наших сотрудников. Разве вы не народная защитница для всех? Вы не народная защитница Бидзины Иванишвили, когда оскорбляют его и его семью. Я не помню, чтобы вы защищали меня, мне это не нужно, вы не моя народная защитница», — сказала Цулукиани.

Вскоре после выступления Цулукиани это видео было размещено на официальной странице в Facebook Специальной пенитенциарной службы Грузии, которой управляет Министерство юстиции.

«Грубое нарушение»

В ответ на критику Ломджариа сказала, что ее сотрудник не делал ничего противозаконного. Она предложила начать расследование по факту слежки за представителем Аппарата народного защитника.

«Бывают ситуации, когда необходимо вступать с заключенными в человеческие отношения, чтобы завоевать их доверие. Наши сотрудники принимают такие решения индивидуально, исходя из сложившейся ситуации», — сказала она и добавила, что ее Аппарат рассмотрит вопрос о том, законно ли то, что Министерство юстиции хранило видеозапись в течение 6 месяцев.

«Что интереснее, на каком основании они сохранили этот материал? Обычно, когда нам бывают нужны видеозаписи различных событий, включая жестокое обращение, есть тенденция к тому, что видео либо не сохраняют, либо удаляют», — отметила она.

Она добавила, что хотела бы, чтобы депутаты больше интересовались нарушениями, указанными в отчете, а не ее работой.

Заявление Цулукиани было встречено критикой со стороны нескольких ведущих правозащитных организаций.

Коалиция местных неправительственных организаций, включая «Центр прав человека» и «Грузинскую демократическую инициативу», опубликовала совместное заявление, назвав публикацию материала «грубым нарушением принципов, установленных законодательством Грузии», и что она «противоречит международным обязательствам, принятым Грузией».

«Мы считаем, что этот поступок министра юстиции должен стать основанием для привлечения ее к политической ответственности», — говорится в заявлении.

В отдельном заявлении от 21 января местная правозащитная организация «Ассоциация молодых юристов Грузии» (GYLA) заявила, что, опубликовав видео, министр нарушила закон о личной информации.

GYLA заявила, что видео было сохранено не на основании каких-либо правовых требований, а в политических целях. Кроме того, видео хранилось дольше, чем это было положено по закону, сказали они.

GYLA призвала Специальную пенитенциарную службу удалить видео со своей страницы в Facebook и обратилась в Службу государственного инспектора для расследования.

Служба государственного инспектора заявила 22 января, что они начали расследование законности публикации отснятого видеоматериала еще до официального обращения Народной защитницы.

28 января Ломджариа провела в Страсбурге встречу с Комиссаром Совета Европы по правам человека Дуньей Миятович. В своем посте на Facebook Аппарат народного защитника сообщил, что Ломджариа попросила Миятович проследить за этой ситуацией и поддержать институт народного защитника.

В тюрьмах «нет обстановки, свободной от насилия»

Отчет Народной защитницы основывался на мониторинге, проведенном в четырех пенитенциарных учреждениях в июле и августе 2019 года.

Он установил, что «в учреждениях нет обстановки, свободной от насилия, что проявляется в физическом и психологическом насилии среди заключенных, преступной субкультуре и длительном и нецелесообразном использовании камер деэскалации, одиночного заключения и камер внутренней классификации».

В отчете говорится, что тюрьмы переполнены, а персонала не хватает, «что побуждает администрацию делегировать функции по урегулированию конфликтов и «поддержанию порядка» неформальным управляющим».

Сообщается, что властям не удается эффективно выявлять или документировать жестокое обращение, при поступлении такой информации.

«Было установлено, что заключенные недостаточно осведомлены о своих правах и обязанностях и отказываются осуществлять свое право на подачу жалоб из-за влияния преступной субкультуры и страха репрессий», — говорится в докладе.

Было также отмечено, что, за небольшим исключением, заключенные не жалуются на физическое насилие со стороны персонала тюрем. «В основном они говорят о психологическом насилии и неэтичном поведении».

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас