Мнение | Большой брат: частная жизнь под угрозой в Азербайджане

Иллюстрация. Робин Фаббро/OC Media.

Распространение в сети интимных видео стало не только инструментом политических репрессий в Азербайджане, но и орудием бытового женоненавистничества и гомофобии в стране. Власти, помимо того, что неспособны справиться с данной проблемой, активно потворствуют усугублению ситуации.

Факты многократных утечек секс-видео и других материалов личного характера сильно шокировали азербайджанское общество за прошедший год. Несмотря на гарантированное Конституцией Азербайджана право граждан на конфиденциальность в вопросах личной и семейной жизни, недавние события показали, что на практике дела обстоят совершенно иначе, а закон бессилен в данной ситуации.

При этом мишенью злоумышленников становятся не только политики, активисты и лидеры оппозиции. Обычные люди также не защищены от возможной публикации в сети их самых сокровенных моментов частной жизни.

До того, как мессенджер Telegram получил широкую популярность в Азербайджане, приложение Instagram использовалось для распространения материалов с личной информацией и деталями частной жизни людей без их согласия. Множество страниц в Instagram, казалось, демонстрировали в открытом доступе фотографии граждан с целью пристыдить или унизить членов ЛГБТ-сообщества. Другая часть аккаунтов публиковала женские интимные фотографии, которые изначально предназначались для спутников девушек. Если провести поиск по слову ifşa (с азербайджанского «напоказ»), можно наткнуться на вереницу страниц с личными фотографиями азербайджанцев, которые попали в сеть без их разрешения.

Появление Telegram лишь усугубило ситуацию, так как каналы в мессенджере мало подвержены модерации со стороны и публикуют контент куда более откровенного содержания. Подобные каналы, помимо обнародования видеозаписей с политиками или их родственниками, а также выкладываемых в отместку порнографических роликов, зачастую распространяют видео и фото, снятые в местах общественного пользования, например, в примерочных комнатах в магазинах одежды.

Что говорит закон?

Статья 156 Уголовного кодекса Азербайджана запрещает действия, направленные на сбор и распространение личной информации граждан без их согласия. Кроме того, УК также предусматривает наказание за нарушение частной переписки, права владения собственностью или кибератаки. По существу, любая форма получения персональных данных без согласия является преступлением.

В случае если лицо, пострадавшее в результате подобных правонарушений, подаёт жалобу, ответственный окружной прокурор обязан в силу своих возможностей провести тщательное расследование по факту обращения.

Если государство не может отреагировать на такие жалобы из-за нежелания гособвинителей разыскивать злоумышленников или необоснованных процессуальных нарушений, в таком случае власти страны сами нарушают права граждан страны, закреплённые в Европейской конвенции по правам человека, участником которой в том числе является и Азербайджан.

Такие случаи далеко не редкость, из-за чего складывается впечатление, что прокуратура Азербайджана не выполняет свои обязанности по отношению к гражданам страны. К тому же факт того, что зачастую объектами нападок в сети становятся оппозиционеры, наталкивает на мысль, что азербайджанские власти причастны к данным правонарушениям.

Дело Хадиджи Исмаиловой против Азербайджана, переданное на рассмотрение Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), является наиболее ярким примером такого провала со стороны азербайджанских властей. Так, независимая азербайджанская журналистка Хадиджа Исмаилова, неоднократно освещавшая случаи коррупции вокруг правительства страны, подала на него жалобу после утечки интимного видео с её участием, которое было тайно снято и затем распространено в интернете. Журналистка утверждает, что правительство поддерживает направленные против неё публикации в СМИ.

В большинстве случаев картина одинакова. Мишенью правительства становятся женщины либо из-за их политической деятельности, либо с целью нанести ущерб репутации родственников-мужчин.  После утечки правоохранительные органы затягивают следствие, в том числе не собирая улик, и иными способами проводят некомпетентное расследование.

Государство несёт негативное обязательство по статье 8, которое не позволяет ему незаконно вмешиваться в личную жизнь других лиц. Однако такие практики, как установка камер видеонаблюдения, государственных телефонных линий, взломы профилей активистов онлайн и публичное высмеивание их с помощью троллей, использование мужчин-шпионов для половых отношений и скрытой съёмки политических активисток, и, наконец, намеренное затягивание расследований доказывают вмешательство правительства в частную жизнь граждан и нарушение его негативных обязательств.

Другие утечки проходят по аналогичной схеме, даже если не все они повлекли обращение в ЕСПЧ. Личная информация или изображения попадают в сеть после актов неповиновения властям: либо вскоре после протестов, либо после определённых публикаций. Таким образом, власти не только пытаются наказать и заставить замолчать оппозицию, но и психологически сдерживают тех, кто стремится свободно выражать политические взгляды.

Даже если трудно или невозможно доказать прямую ответственность государственных органов за создание подобных материалов и их утечку, фактом остаётся обязанность правительства эффективно расследовать и преследовать такие случаи, чего оно неоднократно не делало.

Ситуация ухудшается 

В 2021 году ситуация стала ещё более тяжёлой. Зимой в течение всего одной недели в Telegram были распространены три разных секс-видео с оппозиционными деятелями и их родственниками. По-видимому, интимные видеозаписи в целом являются основным контентом таких каналов, использующих материалы подобного содержания в целях сохранения популярности.

Широко распространено мнение о том, что сотрудники полиции либо администрируют эти Telegram-каналы и Instagram-аккаунты, либо косвенно их контролируют. 

За исключением случаев с расследованием утечки интимных кадров, когда азербайджанские власти симулируют некомпетентность, правительство оказывается весьма подкованным в данном вопросе. Ведь ему удалось организовать армию троллей в Facebook, запретить ряд сайтов и ограничить доступ в интернет.

Если принять аргументы властей за чистую монету, то, похоже, единственное, чего не может сделать могущественное азербайджанское государство — так это расследовать деятельность Instagram и Telegram аккаунтов.

__________________________________________________________

Мнение, высказанное в этом материале, принадлежит его автору и может не совпадать с точкой зрения редакции OC Media. Выбор терминологии также остаётся за автором и может не соответствовать позиции редакции OC Media.