Двоевластие по-армянски: первый месяц Армении после революции

7 июня 2018
Кадр из одного из эфиров Никола Пашиняна (/Facebook)
Микаэль Золян — историк и политический аналитик из Еревана, Армения. Преподаватель Ереванского государственного лингвистического университета имени В. Я. Брюсова.

Месяц назад Бархатная революция в Армении положила конец примерно двум десятилетиям правления Республиканской партии. Правительство Никола Пашиняна вдохнуло в людей надежду, однако пока им нужно воплотить в жизнь свои обещания.

Последний бой республиканцев

Для всего мира армянская революция завершилась 8 мая, когда Никол Пашинян стал премьер-министром страны. На самом деле, внутриполитический процесс до сих пор находятся в достаточно напряженной и динамической стадии.

Лидеры протестного движения заняли посты в исполнительной власти, но их противники сохранили влияние на государственную систему: законодательную, судебную и местного самоуправления. К ним относятся такие ключевые позиции, как мэр Еревана, генеральный прокурор и ректоры большинства университетов.

Мирная и конституционная смена власти позволила представителям прежнего режима сохранить свои места в правительственных структурах. Однако более важной стала возможность сохранения неформальной патронажной сети, которую Республиканская партия выстраивала на протяжении многих лет. Поэтому ситуацию в Армении можно охарактеризовать как сожительство, или двоевластие.

Как показывает опыт прошлых революций, такое положение дел не может продолжаться долго. Видимо, республиканцы надеются, что новое неопытное правительство неизбежно потерпит неудачу, и они смогут триумфально вернуться.

В связи с низким уровнем поддержки республиканцев и продолжающимся ростом популярности Пашиняна, такой сценарий вряд ли представляется возможным. Тем не менее, у республиканцев есть достаточно ресурсов, чтобы усложнить положение новой власти. Кроме того, атмосфера всеобщей популярности и нереалистичных ожиданий не позволит правительству Пашиняна расширить круг сторонников, поэтому уровень поддержки в какой-то момент может упасть. Вопрос только в том — насколько?

Если такая ситуация продлится достаточно долго, реальными победителями могут оказаться оставшиеся политические силы, такие как Армянская революционная федерация и «Процветающая Армения» — на чью сторону перейдут сторонники Пашиняна. Тем не менее, на данный момент обе эти партии являются частью правящей коалиции, и пока неясно, в какой форме они будут участвовать в предстоящих выборах.

Досрочные выборы — одна из самых обсуждаемых тем в Армении. После того, как Пашинян был избран премьер-министром, стало ясно, что выборы нужно провести в ближайшем будущем — в течение нескольких месяцев. Однако уже сегодня стало очевидно, что на это потребуется больше времени.

Республиканцы отчаянно сопротивляются перспективе досрочных выборов, поскольку понимают, что это может обернутся для них катастрофой. Кроме того, большинство их депутатов, особенно те, кто, как сообщается, владеют крупным бизнесом, крайне заинтересованы в сохранении своего парламентского иммунитета. Поэтому Республиканская партия всеми силами будет откладывать выборы. Выбирая из двух зол меньшее, они, вероятно, проголосуют за утверждение программы кабинета министров Пашиняна, иначе им придется столкнуться с досрочными выборами.

В кресле лидера: первые шаги нового правительства

Хотя сторонники Пашиняна заинтересованы в скорейшем проведении выборов, теперь они, похоже, признали, что выборы не могут быть организованы раньше, чем через несколько месяцев.

Прежде всего, они неоднократно заявляли, что выборы должны состояться только после пересмотра избирательного кодекса, который в нынешнем виде полон лазеек и путей для фальсификации голосов. На реформирование кодекса уйдет определенное время, тем более, что парламентское большинство попытаться помешать этому процессу. Кроме того, отсрочка выборов может сыграть на руку Пашиняну, которому необходимо построить избирательную коалицию и местные партийные организации в регионах Армении.

До недавних событий его партия «Гражданский договор» была довольно малочисленной, также как и ее союзники по блоку «Елк» — партии «Просвещенная Армения» и «Республика». Несомненно, революция принесла Пашиняну тысячи преданных сторонников, но для того, чтобы партия смогла полноценно функционировать, их нужно организовать в определенную структуру.

Кроме предстоящих выборов, Пашиняну и его кабинету нужно сосредоточиться на повседневных задачах и достичь определенных результатов, чтобы хотя бы частично удовлетворить ожидания общества. Поскольку они не контролируют парламент, Пашинян пока воздерживается от законодательных инициатив, используя исполнительную власть для достижения видимых результатов.

Новый премьер-министр начал реализовывать обещание устранить монополию и коррупцию в экономике, что также было встречено ожесточенным сопротивлением. Служба национальной безопасности выявила серьезные нарушения у компаний, принадлежащих Самвелу Алексаняну — сахарному магнату и владельцу крупной сети супермаркетов. После этого несколько крупных сетей супермаркетов, которые использовали одну и ту же схему уклонения от уплаты налогов, повысили цены, заявив, что налоги для них тоже повысили. Пашинян назвал это саботажем и призвал население бойкотировать магазины, которые придерживаются такой практики. Супермаркеты отступили и вернули прежние цены.

Видимо, правительство Пашиняна также достигло пика в отношениях с русскими олигархами армянского происхождения: оно отказалось от крупной энергетической сделки с участием российского миллиардера Самвела Карапетяна. В любом случае, правительству стоит осторожно отнестись к этому вопросу, поскольку, с одной стороны, ему нужно одержать победу в этой борьбе, но в то же время, если оно зайдет слишком далеко, это может спровоцировать закрытие компаний и отток капитала.

Правительство Пашиняна критикуется как левыми, так и правыми. Некоторые его предложения не понравились популистам — например, отмена штрафов водителям машин и временное отключение радаров скорости. В других случаях, он критикуется своими более радикальными сторонниками за то, что не прикладывает достаточных усилий.

Особенно острая критика в его адрес поступает из-за политзаключенных, большинство из которых остаются в тюрьме даже после смены правительства. Пашинян пообещал освободить их всех, но подчеркнул, что это должно произойти в полном соответствии с законом. Он утверждает, что если бы он начал давить на суды по этому вопросу, то нынешнее правительство ничем отличалось бы от предыдущего.

Особенно сложным является дело группы «Сасна Црер», члены которой организовали вооруженное восстание летом 2016 года. Многие армяне считают их героями и политзаключенными. Тем не менее, есть и те, в том числе некоторые сторонники Пашиняна, кто воспринимает их как преступников, а их методы рассматривает как неприемлемые. Пашинян предложил, что вопрос с «Сасна Црер» должен решаться с помощью справедливого судебного разбирательства. Кроме того, должна состояться общественная дискуссия с участием всех заинтересованных сторон, в том числе родственников жертв этих событий. Другими словами, это примет форму правосудия переходного периода. С одной стороны, это действительно кажется оптимальным вариантом, с другой — это легче сказать, чем сделать. Вероятно, дело «Сасна Црер» останется одним из самых сложных и деликатных из тех, с которыми придется иметь дело новому правительству.

В то время, как некоторые противники бывшего премьер-министра Сержа Саргсяна все еще находятся в тюрьме, Республиканская партия начала говорить о «политических преследованиях» своих членов. Они сравнивают эту ситуацию со сталинскими репрессиями 1937 года, в связи с делом Давида Амбарцумяна, мэра Масиса, небольшого города близ Еревана. Во времена революции он был среди тех, кто атаковал протестующих, перекрывших улицу. По иронии судьбы, сейчас, когда мэр был задержан, его родственники, включая жену и мать, организовали свой собственный протест в Масисе и перекрыли улицу в знак протеста против «несправедливого задержания».

Пятьдесят парламентариев-республиканцев подписали письмо с призывом освободить Амбарцумяна и утверждали, что он не попытается избежать решения суда. Его освободил судья Татевик Григорян — тот же судья, который год назад приговорил лидера оппозиции Жирайра Сефиляна к 11 годам тюрьмы.

Времена меняются: реакция общества

Пашинян и его команда уже добились успеха в одном деле: они осущестили революцию в общении между правительством и обществом. Сам Пашинян положил начало традиции, которую поддержало большинство членов его команды — общение с населением через прямые эфиры в Facebook.

За первые недели премьерства Пашинян один или два раза делал прямые включения. Эти видео смотрели сотни тысяч пользователей. Его эфир с проспекта Баграмяна, 26 (бывшей резиденции Сержа Саргсяна) уже набрал 1,2 миллиона просмотров на Facebook. В другом популярном видео показан момент заселения семьи Пашинян в новый дом на правительственной даче. Армяне шутят, что это лучшее реалити-шоу — некоторые даже называют его «Семейство Пашинян», по аналогии с голливудской телепрограммой про семью Кардашян (Keeping Up with the Kardashians).

Прямые эфиры с Facebook — это часть общих изменений в политической культуре, через которые Армения прошла в течение нескольких недель. Еще три месяца назад политический дискурс в стране напоминал период советского застоя, и республиканцы восхваляли Сержа Саргсяна как единственного возможного лидера Армении. Их выступления были полны милитаристского и канцелярского языка, в то время как оппозиция предупреждала об опасности предстоящей «туркменизации» и «тоталитаризме», поскольку широкая общественность казалась апатичной и покорной.

Сегодня характер публичных дискуссий резко изменился. Даже республиканцы используют язык демократии, прав человека и воли народа. В стране сегодня беспрецедентный уровень общественной активности. Социальные сети, которые уже много лет играют в Армении роль платформы горячих дискуссий, взрываются от политических споров, открытых писем, требований и призывов к действию. Почти каждый день проводятся десятки дискуссий, встреч и семинаров, организованных правительством, НПО и представителями общества. Проводятся локальные протесты: студенты Ереванского государственного университета требуют отставки ректора; сторонники политзаключенных требуют их освобождения, и многое другое. Видимо, эта атмосфера передалась и Нагорному Карабаху, где 2 июня вспыхнули протесты после драки с участием сотрудников местной Службы национальной безопасности.

[Читайте на OC Media: В Нагорном Карабахе начались протесты после разборки с участием СНБ]

Дух перемен чувствуется по всей Армении. Однажды эта гиперактивность может привести к истощению и возвращению к апатии. Тем не менее, похоже, что сейчас армяне почувствовали, что могут сами контролировать судьбу своей страны. И независимо от перипетий послереволюционной политики, осознание возможностей и ответственности, которые приходят с демократией, вряд ли уже исчезнет.

*6 июня Республиканская партия утратила абсолютное большинство в парламенте после того, как ее покинули несколько депутатов. Тем не менее, ее представителей в Национальном собрании по-прежнему больше всего.