Капиталистическая образовательная реформа Грузии ведет к неравенству

7 февраля 2017

Бакар Берекашвили – преподаватель политологии Грузино-американского университета Тбилиси.

Система образования больше всего пострадала от нового капиталистического строя в Грузии, где неолиберализм функционирует как идеологическая монокультура для посткоммунистической страны.


Как и ожидалось, переход к капитализму стал одним из самых сложных задач для посткоммунистической Грузии. Неолиберальная идеология, самая радикальная форма капитализма, была выбрана элитой Грузии в качестве основной стратегии для перехода к рыночной экономике. К сожалению, эта стратегия привела к обнищанию, росту социального неравенства и доминированию индивидуального успеха над коллективным благополучием.  

Таким образом, неолиберальная трансформация Грузии создала два диаметрально противоположные социальные реалии: крайнюю нищету большинства и расширение возможностей и экстравагантности богатого сословия.

Неолиберализму присущи две драматические черты — неравенство и культурная гегемония. Грузинская система образовательная реформа прекрасно их иллюстрирует.

О неравенстве

Несмотря на то, что система образования в советской Грузии была строго централизована с мощным идеологическим контролем, она была более доступной и популярной, чем существующая. Ее призывом было: «Образование для всех!». Хотя в советское время, оно было не таким уж доступном, как обещала коммунистическая доктрина при наличии престижных школ, где учились только дети высокопоставленных членов партии. Тем не менее, рост уровня образования в то время указывает на успех среднего образования.

Посткоммунистическая трансформация же привели к болезненным изменениям. В частности, - к рождению полярно противоположного капитализма. Широко распространенная приватизация и разделение государственных субсидий для государственного образования создало общую катастрофу во всей системе. Владельцы крупного капитала нашли фантастическое решение и извлекли выгоду из сложившегося кризиса — приватизация образования, то есть создание частных школ.

В Грузии считалось, что частные школы, в отличие от государственных, дают лучшее образование благодаря дисциплине и преподавателям с ориентированной на рынок идеологией. Частные школы в Грузии (которые очень дорогие, особенно в Тбилиси) являются важными игроками рыночного капитализма: они выпускают учеников с навыками и квалификацией необходимыми для успешной профессиональной карьеры современного неолиберального порядка во всем мире.

Частные школы в стране также функционируют как важные социальные институты, вносящие значительный культурный капитал. Другими словами, частное образование является пространством для развития социальных отношений для студентов из богатых семей. Таким образом, в эпоху посткоммунистического капитализма, который охватил логику безжалостного индивидуализма и конкуренции, студенты, окончившие государственные школы, очень часто становятся жертвами дарвинизма и коммодификации жизни.

Исходя из нынешнего кризиса в системе государственного образования, преимущества и выгоды, которые дает капиталистический строй в Грузии доступны только студентам, которые могут позволить себе очень дорогие частные школы.

Следовательно, система образования стала распространенной формой ностальгии по советской системе для многих простых людей, что стало следствием резкого перехода и большим разочарованием в «чуде капитализма».

За последние 26 лет переходного периода, политические элиты были совершенно бесполезны в создании успешной системы образования в Грузии, которая была бы полезна всем. Кроме того, погнавшись за очарованием неолиберализма, они часто рассматривают приватизацию образования как абсолютно необходимый фактор успешной трансформации государства.

О культурной гегемонии

Мы должны понимать, что неолиберализм — это не только экономический проект, но и трансформация самого общества. Это означает, что идея или основная цель неолиберального государства заключается не только в сильном акценте на тиранию капитала, но и в контроле культурной и педагогической структуры для расширения идеологической власти.

Представители грузинской академической и культурной элиты, которые занимают важные должности в крупных государственных университетах, находятся во власти неолиберального прозелитизма. В этом контексте, академические дисциплины, такие как политология, экономика, социология и история сосредоточены на демонизации всех социальных и политических идей, кроме радикального либерализма или неолиберального догматизма.

Таким образом, большинство студентов как в частных, так и в государственных университетах страны готовятся к принятию социальной несправедливости и принципов обнищания как догмы, а равенство и социальная справедливость воспринимаются как утопические или даже девиантные идеи.

Еще более драматично и опасно то, что основная академическая элита Грузии использует университеты и частные СМИ для пропаганды ориентированных на рынок радикально либеральных и неолиберальных идей. Их язык не является академическим, но они используют диалект сообщества посткоммунистической неправительственной организации, которое выступает за идеологические дискурсы позднего капитализма.

В идеале задача системы образования — наряду с обеспечением хорошего образования – это внести вклад в критическое и интеллектуальное воспитание студентов. С другой стороны, под давлением нынешнего глобального неолиберального порядка, ее функцией является подавление критического и интеллектуального развития студентов, и таким образом, прививание необходимых навыков и знаний, соответствующих требованиям рынка. Эта тенденция антиинтеллектуализма и отрицания критического мышления сегодня повсюду, - в западных и незападных культурах, которые охватили дух либерального индивидуализма.

В связи с этим, Грузия, как представитель незападной культуры, которая пытается имитировать у себя западный капитализм, вероятно, является одним из лучших примеров деконструкции критической педагогики. Тем не менее, эта тенденция также предоставляет обществу возможность восстать против тирании антиполитического мышления, и, таким образом, помочь возродить критическую педагогику.