Когда государство инвестирует в трудовую эксплуатацию

21 февраля 2017
Рустави, 1 февраля (Татули Чубабрия)
Татули Чубабрия является координатором проектов по программе социальных прав при «Центре образования и мониторинга по правам человека» (EMC). У нее степень магистра по социальной политики и развитию. Она защищает социальные права рабочих, бездомных и людей с ограниченными возможностями в Грузии, а также занимается социальными протестами в ответ на соответствующие действия местного правительства.

В начале месяца, Общественный вещатель Грузии объявил о своей реорганизации из-за низких рейтингов, что приведет к сокращению штата. Об увольнениях также было объявлено в ряде других учреждений государственного сектора. Правительство же апатично настроено к жестоким обращениям и насильственным увольнениям в частном секторе.

Постоянно декларируя создание «благоприятной среды для бизнеса», грузинское правительство не видит никаких проблем в растущем уровне безработицы и в появлении на этом фоне благоприятных условий для трудовой эксплуатации. Но для людей, участвующих в демонстрациях, неприемлемо, что планы роста и развития происходит за счет сокращения работы в государственном секторе и ущемления прав трудящихся.

В 1989 году на государственный сектор приходилась львиная доля рабочих мест в Советском Союзе, в некоторых достигала более 90 процентов. Переход к рыночной экономике привел к радикальным изменениям в структуре занятости во всех постсоветских республиках. Однако в Грузии процент рабочей силы занятых в госструктурах продолжал падать еще долго после переходного периода – от 20 до 15 процентов в течение последнего десятилетия. Для того, чтобы избежать общественного недовольства, бывшая правящая власть часто акцентировала внимание на впечатляющих цифрах экономического роста, игнорируя факт, что этот быстрый рост не сопровождается сокращением уровня бедности или безработицы. Более того, из-за низкого уровня занятости в формальном секторе, сменявшие друг друга правительства пренебрегали тем фактом, что частный сектор является благоприятной средой для эксплуатации рабочих, предоставления неполного рабочего дня, низкой заработной платой, а также для опасных условий труда.

У членов ОЭСР (сообщество развитых стран) средний уровень занятости в государственном секторе составляет 21 процент, что гарантирует не только мощь и эффективность государственным институтам, но и позволяет власти смягчить эксцессы на рынках. Сокращение рабочих мест в государственном секторе – не самый убедительный план развития для протестующих, собравшихся перед зданием Общественного вещателя Грузии 9 февраля, так как он представлял собой коммодификацию еще одного общественного блага, одновременно с угрозой обеспечения безопасности работы.

Рустави, 3 февраля (Татули Чубабрия)

Люди, выходящие на демонстрации, осознавали, что правительство, политики, а иногда даже средства массовой информации, виноваты в этом. Виновны в ошибочном сопоставлении безработицы с экономическим ростом и благосостоянием, а также в навязывании выбора между ними. Хуже всего то, что правительство уклоняется от своей обязанности бороться с безработицей, с ухудшением уровня жизни рабочих, и вместо этого выбирает очень исключающий путь к экономическому развитию.

За последние несколько месяцев, государство уволил тысячи госслужащих. 30 января было объявлено, что только Министерство обороны освободило 2 250 сотрудников. За этим последовало известие о предполагаемом увольнении большого количества людей с Общественного вещателя Грузии. Пока по непроверенной информации, возможно последует освобождение с должностей некоторых из 13 000 сотрудников «Грузинских железных дорог». Суть заключается в том, что в попытке способствовать экономическому развитию, новые политические решения принимаются за счет сокращения государственного сектора. Это может достаточно пагубно обернуться для тех, кто считал, что правительство будет следовать своей стратегии «Грузия-2020», обеспечивающая всесторонний рост и развитие человеческого капитала.

В 2013–2015 годах, правительство внесло изменения в Трудовой кодекс и разработало программу по защите рабочих в стране. Например, вновь возникли инспекции по выявлению профессиональных нарушений, связанных со здоровьем и безопасностью на рабочих местах, после того, как они полностью были отменена в 2006 году предыдущей правящей властью. Был создан механизм посредничества трудовых споров, а также трехстороннего переговорного формата, который предоставляет площадку для диалога властям, работникам и работодателям. Появились организации независимых рабочих для защиты трудовые права в наиболее опасных секторах.

Тбилиси, 7 февраля (Татули Чубабрия)

Несмотря на то, что нынешнее правительство создало новые механизмы социального обеспечения, общая траектория развития не сильно изменилась. Государство по-прежнему придерживается неадекватных социальных гарантии и не прислушивается к массовым требованиям протестующих, которые начались еще в 2012 году.

В течение нескольких дней, новость о сокращении государственного сектора была актуальна параллельно с распространившимся в социальных сетях видео, в которых молодые сотрудники нескольких магазинов (сеть супермаркетов Fresco, сеть книжных магазинов Biblus) говорят о тяжелых условиях труда, низкой зарплате и несправедливом обращение работодателей. В ответ на это министр труда, здравоохранения и социальной защиты заявил, что это просто единичные случаи трудовых споров между работниками и работодателями, отрицая важность и необходимость вмешательства правительства.

Что еще хуже, чиновники никак не прокомментировали увольнение 350 сотрудников руставского комбината «Азот», даже когда 2 февраля, на следующий день после увольнения, протестующие рабочие, студенты и представители НПО вторглись в административное здание компании. В течение более чем 10 дней люди ежедневно митинговали на улицах Рустави и Тбилиси, требуя вмешательства государства.

Многие ссылаясь на политические баррикады, утверждают, что расширение полномочий и вмешательство государства будет способствовать расширению коррупции. Хотя они не осознают, что аргумент, приравнивающий регуляции к коррупции, носит политический характер. На самом деле, защита условий труда не обязательно должна происходит за счет государства.

Тбилиси, 7 февраля (Татули Чубабрия)

В советские времена профсоюзам не доверяли, их считали щупальцами партии. С тех пор, как промышленное производство упало, сельское хозяйство полностью захватили единичные предприниматели и мелкие фермеры, а сектор услуг не давал никаких перспектив объединения, профсоюзы ослабевали. Более того, ими настолько пренебрегают, что большинство промышленных предприятий до сих пор имеют «желтые профсоюзы», которые абсолютно нелояльны к интересам рабочих. Несмотря на слабость профсоюзов, для толпы протестующих стало ясно, что необходимо сохранять единое и организованное сопротивление против работодателей и становится более активными в своих требованиях.

С 2005 года, в стране активизировались предприятия в сфере транспортировок, промышленного производства и добыче природных ресурсов, а работа в сфере услуг становятся все более распространенными. И в то время как работодатели нарушают национальное законодательство, нападают на профсоюзы и используют репрессивные методы для подавления протестов, неактивная позиция правительства сильно настораживает. Если оно и дальше будет сокращать государственный сектор, то это создать еще более благоприятную почву для эксплуатации сотрудников, чем когда-либо прежде.

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас