Мнение | Хабиб Нурмагомедов — новый глава Дагестана?

6 декабря 2021
Иллюстрация: Мариам Никурадзе/OC Media.

Кремль даёт понять, что рассматривает звезду UFC Хабиба Нурмагомедова в качестве потенциального главы Дагестана. Однако такой расклад может привести к противостоянию между бывшим спортсменом и главой Чечни Рамзаном Кадыровым.

В сентябре, родившийся в Дагестане бывший чемпион UFC Хабиб Нурмагомедов встретился с первым заместителем главы администрации президента РФ. Нурмагомедов разместил фотографию, сделанную на встрече с Сергеем Кириенко, на своей странице в Instagram, но не прокомментировал причины и темы встречи.

Есть вероятность, что встреча касалась боевых искусств — в конце концов, Сергей Кириенко является обладателем 2 дана по айкидо. Но навряд ли спорт был единственной темой обсуждения, особенно, если учесть, что в сферу курирования Кириенко на своём посту входят выборы всех уровней в Российской Федерации. Вместо этого, как предполагают некоторые наблюдатели, Кремль, возможно, рассматривает Нурмагомедова в качестве будущего главы Дагестана, что с учётом имеющихся доказательств не выглядит полностью надуманной идеей. 

В конце 2020 года на пике своей популярности Хабиб Нурмагомедов завершил профессиональную карьеру в смешанных единоборствах. Решение он объяснил желанием провести больше времени с матерью, которая осталась одна после внезапной смерти его отца и тренера Абдулманапа  от осложнений COVID-19. 

Как ни странно, после решения повесить перчатки на гвоздь популярность Хабиба буквально взлетела. 

Если Кремль действительно делает ставку на Хабиба в качестве потенциального руководителя Дагестана, то именно этой популярностью Москва стремится воспользоваться, чтобы прекратить нынешний политический кризис в республике.

Меликов, который, по сути дела, прибыл из Москвы по приказу Путина осенью 2020 года, постоянно делает кадровые перестановки, что, похоже, является попыткой решить некоторые из эндемических проблем республики: государственная коррупция, преступность и бедность — одни из худших в Российской Федерации.

Однако нехватка знаний нового главы Дагестана о регионе, а также его неспособность делать что-либо, помимо того, как просто выполнять волю Кремля становятся всё более очевидными. Он с рвением занимается бюрократическими перестановками, но при этом никаких реальных изменений от этого не последовало. Тем временем возмущение и недовольство со стороны обычных дагестанцев продолжают расти.

Одним из указывающих на это фактором является повышенный интерес Кремля к молодому дагестанскому спортсмену. СМИ так и пестрили сообщениями о встрече Нурмагомедова с Путиным через несколько месяцев после объявления о его уходе из спорта. Это была уже их третья встреча. 

Очевидно, что в администрации президента России просто так не организовывают встречи тет-а-тет со спортсменами, только в случае, если будут обсуждаться важные вопросы. 

На посту главы республики Нурмагомедов был бы крайне полезен Кремлю в качестве лояльного руководителя местного значения. Так, четверо первых глав Дагестана с момента обретения независимости были родом из республики. В то же время последние два, в силу неразрешённого кризиса и недоверия со стороны Москвы, были этническими русскими из других регионов России, которых руководить республикой поставил лично Путин.

Вторая Чечня? 

Если Хабиб займёт этот пост, то, вероятно, ему будет предоставлена почти полная свобода действий — до тех пор, пока он остаётся преданным Путину. Остановив свой выбор на Нурмагомедове, Кремль попытается повторить успех Рамзана Кадырова, которому много лет назад были даны широкие полномочия по руководству Чечнёй на его собственное усмотрение — без оглядки на российское законодательство или права человека.

Несмотря на то, что многие российские силовики давно «точат зуб» на чеченского лидера, верность Кремлю удерживает Кадырова у власти. 

В кремлёвских кабинетах есть полная уверенность, что проект Кадырова это лучшее, что случалось в России за последние лет 20. Якобы он смог переломить ситуацию в самом очаге антироссийских настроений и «сделать» из чеченцев, которые отчаянно сопротивлялись сотни лет, преданных россиян. При этом жестокость, на которой держится режим Кадырова, лишь подчёркивает искренность подобной «верности» Кремлю и его представителям. 

По логике администрации президента, почему бы, в конце концов, не перенести опыт Чечни и на другую не особо благонадёжую республику, которая так же годами активно оказывала вооружённое сопротивление федеральному центру. 

Что касается многочисленных различий между двумя республиками, то в Москве кавказцев уже давно считают «на одно лицо», с отсталым и диким мышлением, где уважение вызывает только сила. 

Управлять республикой — нелёгкая задача. Главе Дагестана с реальным желанием изменить ситуацию к лучшему не позавидуешь — межклановая, межнациональная грызня и масштабная коррупция. 

Но если Нурмагомедову предложат, он вынужден будет согласиться. 

Ведь  бесспорно, Нурмагомедов окружён авторитетными для него лицами, у которых есть большой финансовый стимул, чтобы помочь ему сделать «правильный» выбор в пользу принятия должности. 

Самым большим препятствием для проекта Кремля по созданию второго Кадырова из бывшего бойца является сам Нурмагомедов. Будучи, по-видимому, искренним и набожным мусульманином, у него вполне может не появиться желания насаждать жестокую диктатуру, которую Кадыров создал в Чечне. 

Кадыров vs. Нурмагомедов

В мае в прямом эфире Instagram Рамзан Кадыров выступил с предложением провести бойцовский поединок между чемпионом американского UFC Нурмагомедовым и членом чеченского бойцовского клуба «Ахмат», основанного Кадыровым и названного в честь его покойного отца. Рамзан Кадыров назвал «минимальными» шансы на победу Нурмагомедова, если тот примет вызов. Глава Чечни объявил о своём согласии выделить любую сумму денег на этот бой. 

Многие комментаторы рассматривали новость только со спортивной точки зрения. Выдвигались мнения о целях Рамзана Кадырова популяризировать свою ассоциацию ACA в противовес UFC. 

Но время рыцарского поведения в спорте, видимо, давно прошло — спорт полностью слился с политикой и стал одним из его эффективных инструментов. Не исключение из этого правила и кадыровский режим.  

Высокий рейтинг популярности Нурмагомедова не только в Дагестане, но и по всей России, начинает напрягать чеченского лидера, который считал себя единоличным авторитетом на Кавказе. 

Не говоря уже о том, что политическая роль Нурмагомедова также оказала бы прямое воздействие на влияние Кадырова в Дагестане — в значительной степени из-за отсутствия там харизматических и популярных дагестанских политиков. 

Хабиб в свою очередь, став главой Дагестана, может не только вернуть доверие населения, но и обогнать чеченского лидера по популярности на всём Северном Кавказе. 

В отличие от Чечни, где власть и влияние Кадырова держатся на самом ужасном давлении и принуждении в мире, Нурмагомедов может заслужить уважение из-за истинной благочестивости и скромности — более того, он может предложить альтернативную модель правления. 

Вызов Кадырова в таком контексте можно рассматривать как попытку скомпрометировать Нурмагомедова. Именно по этой причине сам вызов был не совсем «спортивным» — Кадыров отметил, что во время соревнований Хабиб не поднимал ни российский, ни дагестанский флаги, и назвал его «проектом UFC».  

Однако Нурмагомедов на это не купился. 

На все оскорбительные заявления бывший боец ответил лишь спустя несколько дней и достаточно спокойно. 

«Я не считал, что на это стоит реагировать. Я решил пропустить это. Я тоже в жизни делал разные высказывания, и хорошие и плохие. Каждый человек имеет своё мнение, пусть оно будет», — сказал Хабиб.

Также он добавил, что не видит ничего оскорбительного в выражении «проект UFC».

«Я проект UFC и чемпион UFC», — заключил Нурмагомедов.

Мнение, высказанное в этом материале, принадлежит его автору и может не совпадать с точкой зрения редакции OC Media.