Мнение | Конфликт церкви и государства во время пандемии — угроза для всех нас

3 апреля 2020
Фото: gov.ge, patriarchate.ge.

Отказ Грузинской православной церкви пересмотреть ряд ритуалов, которые угрожают стать векторами для COVID-19, — это эскалация затяжного конфликта между церковью и государством, — конфликта, который должен быть приостановлен ради страны.

Молодая женщина осторожно вытерла икону сухой салфеткой и приподняла свою маленькую дочь, чтобы та поцеловала икону. Медицинская маска на лице ребёнка мешала, поэтому женщина поспешно сняла её с дочери. Это было на воскресной службе в крупнейшем в Грузии тбилисском соборе Самеба.

Послушник вытирал икону тканью из микрофибры, когда верующие подходили и один за другим целовали её. Это было явно новое и незнакомое для него задание, скорее всего, назначенное ему в спешке. Он совсем не пользовался баллончиком с аэрозолем, который был у него в руке.

Богослужение во времена нового коронавируса запечатлели на видео.

Я снова и снова пересматривала эти кадры, распространившиеся в интернете 22 марта, пытаясь понять, как что-то подобное могло происходить.

В странах, поражённых новым вирусом, который уже унёс десятки тысяч жизней, по всему миру церкви приостановили службы или перешли на удалённое богослужение после того, как вокруг мест отправления культа появились зоны повышенного риска распространения заболевания.

Я напоминаю себе, что церкви — это идеальное место для обращения к той самой надежде, которая нужна всем в такие времена страха и неуверенности.

В этой ситуации неудивительно, что грузины стекаются в молитвенные дома, пока в их стране продолжает распространяться коронавирусная инфекция.

В этот день верующие приняли Святое причастие в традиционной православной манере: священник кладёт кусочек пропитанного вином хлеба — тело и кровь Иисуса — в рот каждого верующего. На всех употребляются одна ложка и одна чашка.

Священник причащает молодую девушку в Троицком соборе Самеба 29 марта. Фото: Мариам Никурадзе / OC Media.

Это не то, что вы хотели бы видеть во время пандемии.

Многие православные страны столкнулись с этой проблемой. Варфоломей I, Патриарх Константинопольский, духовный глава Восточной православной церкви, приказал церквям «временно прекратить службы», а греческая православная церковь приостановила «службы и таинства на неопределённое время».

Священный Синод грузинской Церкви признал пандемию, но заявил, что Церковь не будет сомневаться в идее Святого причастия или нарушать свою традицию причащать общей ложкой; Синод заявил, что рассматривать этот ритуал как средство распространения инфекции «абсолютно недопустимо».

Это заявление было обнадеживающим для многих верующих, но для грузинского правительства оно было равносильно публичному вызову на дуэль.

Противостояние

Правительство приняло вызов Церкви, и на следующий день объявило чрезвычайное положение, на месяц запретив собрания в 10 и более человек.

31 марта эти меры ужесточились — были запрещены собрания трёх и более человек.

Это, очевидно, было разработано для предотвращения церковных служб во время самых важных праздников сезона: Благовещения, Вербного воскресенья и Пасхи, которые выпадают 7 апреля, 12 апреля и 19 апреля соответственно.

Когда дело дошло до предотвращения распространения коронавируса в Грузии, правительство страны уже продемонстрировало сильную волю. Были установлены штрафы для тех, кто нарушает правила изоляции, и поступали многочисленные сообщения о том, что полиция выслеживала тех, кто пытался выйти из изоляции или карантина, и забирала их силой.

Но Церковь твердо стояла на своём.

Епископ Герасим из Зугдиди признал, что, хотя они будут учитывать новые обстоятельства, вызванные запретом на собрания, «церковь не закроется».

Меры по «социальному дистанцированию» во время причастия 29 марта в Троицком соборе в Тбилиси. Фото: Мариам Никурадзе / OC Media.

Отец Шалва из района Ваке в Тбилиси сказал, что он скорее «пойдет в тюрьму», чем останется дома на Пасху. Затем он сравнил эту ситуацию с антирелигиозными кампаниями в СССР.

Идея того, что Церковь подверглась нападению, породила напряжение в обществе. Даже нечастые прихожане, как и некоторые из членов моей семьи, использовали это как возможность доказать свою преданность Иисусу Христу, приняв Святое причастие.

Со своей стороны правительство казалось ошеломлённым и дезориентированным бескомпромиссностью Церкви.

На вопрос о церковном богослужении во время чрезвычайного положения премьер-министр Гиорги Гахариа ответил, что запрет распространяется на «всех и всё», а глава парламента Арчил Талаквадзе заявил, что этот запрет не распространяется на религиозные собрания. Правительство разделилось. Как и общество.

Я удивилась, увидев резкий раскол во мнениях среди моих друзей, — даже тех, у кого медицинское образование.

Социальные медиа стали полем битвы, и люди начали удалять из друзей тех, кто не соглашался с ними, поскольку оба лагеря видели в несогласных с ними крайнюю невежественность, либо считая их «необразованными» и «отсталыми», либо, напротив, «ослеплёнными либеральной пропагандой».

Холодная война

Вскоре Церковь стала смелее, объявив, что запрет на посещение церковных служб является «непростительным» и «преступлением перед Богом».

Премьер-министр не стал сразу комментировать резкую реплику Церкви, и в результате многие посчитали это поражением его и правительства. Как один из моих друзей написал в Facebook: «Церковь сравняла счёт, 1:1! Теперь надежда Гахариа на овертайм».

В период падающей популярности борьба с пандемией, по-видимому, — это самое успешное из того, что правящая партия «Грузинская мечта» сделала за многие годы, если не вообще за всё время своего правления, — правительству аплодируют как дома, так и за рубежом.

В год выборов пандемия COVID-19 дала партии крайне необходимый стимул.

Но Церковь угрожает всё для них разрушить.

Старая вражда

Несколько лет назад архиепископ Бодбе Иакоб на характерном для него уличном языке заявил, что «если Гахариа начнёт двигаться вверх, мы свергнем его… Если он станет [премьер-министром], у правительства будут серьезные проблемы с Церковью».

Грузинская церковь, которая любит ссылаться на славное прошлое, обещает совсем иное, но не менее славное будущее, чем нынешнее правительство Грузии. Хотя нынешние власти намечают европейское и атлантическое направление Грузии в сторону НАТО и Европейского союза, Церковь считает это «безбожным» курсом, который подрывает её власть и легитимность.

Правительство считает Церковь соперником за лояльность граждан Грузии, и у них есть на это основания. Церковь постоянно лидирует в опросах как институт с самыми высокими рейтингами одобрения в стране.

В результате любое правительство, желающее остаться у власти, во время выборов должно искать поддержку Церкви. В то же время Церкви также необходимо правительство — она частично финансируется из бюджета страны и в значительной степени освобождена от налогообложения.

Прекращение огня

Кажется странным, что Церковь должна таким образом реагировать на COVID-19, когда на карту поставлено благосостояние и сама жизнь верующих.

Тем не менее, некоторые в Церкви могут рассматривать это как золотой момент, чтобы Церковь продемонстрировала свою силу. Возможно, некоторые также видят в этом возможность восстановить репутацию Церкви, испорченную прошлой осенью, когда епископ публично обвинил Патриарха в «содомии».

Но ещё не поздно что-то изменить — если в конфликте между церковью и государством будет принято решение о прекращении огня, возможно, удастся избежать катастрофы.

Поскольку Церковь и правительство в среду поклялись вести переговоры, обе стороны знают, что им нужно друг от друга.

Между тем общественность должна настаивать на том, чтобы это действительно случилось. Верующие должны призвать Церковь к компромиссу. Они могут и должны показать, что Церковь является авторитетом по религиозным вопросам, но не до такой степени, чтобы ставить под угрозу жизнь людей.

Иностранные православные священнослужители также должны сыграть свою роль, консультируя своих грузинских коллег. Константинопольский Патриарх Варфоломей — уважаемый авторитет, и он должен принять этот вызов.

Восточные православные церкви в целом продемонстрировали некоторое нежелание идти на компромисс в ответ на пандемию, но они всё же предпринимают позитивные шаги. Даже в России после разговоров об использовании одноразовых ложек для причастия Патриарх призвал верующих «не выходить из дома!».

Эта пандемия выдвинула доселе скрытый конфликт между грузинской Церковью и правительством Грузии на первый план и в центр. Правительство делает всё возможное, чтобы бороться со смертоносной болезнью, которая сейчас угрожает общественности.

Но сейчас, в такое жизненно важное и опасное время, я не хочу видеть, что наша Церковь как будто становится на сторону вируса.

Все высказанные мнения и терминология выбраны самим автором и могут не отражать точку зрения редакции OC Media.

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас