Мнение | Конкурентная политика вернулась в Нагорный Карабах

27 августа 2019

Тигран Григорян — политолог и один из лидеров оппозиционной «Партии национального возрождения» Нагорного Карабаха.

Бархатная революция вызвала политическую встряску в Нагорном Карабахе, и выборы 2020 года могут означать конец для старого режима республики.

После провозглашения независимости в 1991 году Нагорный Карабах прошел долгий и ухабистый политический путь.

В 1990-х годах военное ведомство, сыгравшее решающую роль в войне за независимость, удерживало реальную власть в стране и практически контролировало весь процесс принятия решений. Политическая система республики была слабо институционализирована и слабо развита.

Тем не менее, влияние Армении на внутреннюю политику Нагорного Карабаха было относительно ограниченным. Более того, военная элита Нагорного Карабаха была фактором, с которым приходилось считаться в политической жизни Армении. Их роль в отставке в 1998 году первого постсоветского президента Армении Левона Тер-Петросяна получила широкое признание.

Управление из Еревана

Однако с начала 2000-х годов правящая элита Армении, основные лица которой начали свою политическую карьеру в Нагорном Карабахе, взяла власть в свои руки и постепенно уменьшила роль и влияние военно-политического блока Нагорного Карабаха. Ереван приложил все усилия, чтобы подорвать все демократические процессы в Нагорном Карабахе и еще больше ограничить автономию его политической элиты.

Этот процесс достиг своего апогея в 2007 году, когда армянская элита последовала популярной постсоветской тенденции, выдвинув руководителя Службы национальной безопасности Нагорного Карабаха Бако Саакяна в качестве своего кандидата на пост следующего президента республики.

Саакян, человек скромных талантов и посредственных способностей, воспользовался поддержкой правящего режима Армении и с легкостью выиграл президентские выборы 2007 года. После чего он стал простой марионеткой нового президента Армении Сержа Саргсяна в Нагорном Карабахе и ликвидировал последние остатки подлинной политической конкуренции в стране.

На протяжении более десяти лет Саакян был оплотом режима Саргсяна и предоставлял помощь своему покровителю всякий раз, когда это было необходимо. За время своего президентства Нагорный Карабах стал послушным агентом Армении. В обмен на свою непоколебимую лояльность Саакян получил свободу действий во внутренней политике Нагорного Карабаха и был обеспечен всеми необходимыми ресурсами для поддержания абсолютного политического господства в стране.

В этих условиях политическая система Карабаха превратилась в красивую витрину для небольшой, но мощной неформальной группы, которая монополизировала процесс принятия решений в стране.

На протяжении более десяти лет внутренняя политика Нагорного Карабаха была чрезвычайно предсказуемой, скучной и бесконкурентной. Потеряв свою автономию, почти все политические деятели стали просто выполнять приказы, поступающие из администрации президента. В результате общественный интерес к политической жизни страны уменьшился, и подавляющее большинство населения перестало интересоваться политикой.

Революция

Бархатная революция в Армении полностью изменила политический ландшафт в Нагорном Карабахе. Правящая элита Карабаха оказалась совершенно сбитой с толку в условиях резких политических изменений в Армении. Политическая иерархия, существовавшая десятилетиями, рухнула в одночасье и создала вакуум власти. Процесс принятия решений в республике был парализован, по крайней мере, на некоторое время.

Протесты и демонстрации стали новой повседневностью в стране, пережившей длительный период гражданской и политической стагнации. Со времени революции, в Арцахе [Нагорном Карабахе] прошло более 20 демонстраций с различными требованиями. Новые политические партии начали появляться как грибы после дождя.

Лидеры формально правящих партий постепенно пришли к пониманию, что они наконец могут принимать независимые решения без чьей-либо санкции или одобрения. Конкурентная политика вернулась в Нагорный Карабах.

Теперь у нас сложилась ситуация, когда впервые в истории республики правящая элита раскололась на несколько лагерей с разными повестками дня, вынужденных конкурировать за поддержку электората правящего режима.

Предвыборная борьба

Хотя президентские и парламентские выборы состоятся в марте 2020 года, основные политические деятели республики уже начали свои кампании. Появился ряд потенциальных кандидатов в президенты, которые регулярно проводят митинги в разных частях страны, пытаясь усилить свои местные партийные ячейки, набирать новых членов и представить свое видение будущего.

Тот факт, что президентские и парламентские выборы состоятся в один и тот же день, послужил стимулом для всех партий, намеревающихся баллотироваться в парламент, выставить своего кандидата в президенты, поскольку для этого не потребуются дополнительные денежные средства.

В правящей и оппозиционной элитах есть несколько лагерей, которые пытаются использовать различные нарративы для политической выгоды. Лагерь силовиков, в состав которого входят отставные генералы и другие чиновники, работающие в органах безопасности, пытается использовать нарратив о «стране на осадном положении».

Они активно запугивают население и время от времени предупреждают об опасности новой войны и пытаются представить себя единственной силой, способной защитить родину.

Виталий Баласанян, герой войны и бывший глава Совета безопасности Нагорного Карабаха — кандидат от этой неформальной группы. Однако генералы не имеют сильной политической поддержки населения и им будет нелегко привлечь сторонников в конкурентном демократическом процессе.

Олигархический лагерь — вторая основная группа в правящей элите. Уже более десяти лет члены этой группы используют свои привилегированные позиции для обогащения и контроля над экономикой страны. В отличие от первой группы, они достаточно институционализированы. Они объединены в крупнейшую политическую партию Нагорного Карабаха — «Партию свободной родины».

Олигархи уже используют свои огромные финансовые ресурсы, накопленные за эти годы, для привлечения сторонников, предоставляя им ссуды под низкие проценты и другие льготы. Эту партию возглавляет бывший премьер-министр Араик Арутюнян. Он уже объявил о своем решении баллотироваться в президенты в 2020 году. Арутюнян и его однопартийцы обещают народу Нагорного Карабаха экономическое развитие, крупные инвестиции и процветание. Ирония здесь в том, что они же могут стать и самым большим препятствием для достижения этих целей.

Две другие формально правящие партии — «Демократическая партия Арцаха» и «Армянская революционная федерация» («Дашнакцутюн») также, скорее всего, выставят кандидатов на пост президента. Тем не менее, их шансы на успех без использования административного ресурса невелики, а борьба внутри правящего режима очень затруднит доступ к этому ресурсу. Каждой из них будет трудно получить результат, сравнимый с результатом последних парламентских выборов.

Послереволюционная либерализация в Нагорном Карабахе создала огромное пространство для политической оппозиции в стране. Многие люди, которые не желали заниматься политикой до Бархатной революции, сейчас становятся политически активными.

Подавляющее большинство партий, созданных после перемен в Армении, находятся в оппозиции к правящему режиму Нагорного Карабаха. Но проблема с этими новыми силами заключается в отсутствии у них политических знаний и опыта. Они часто наивны в своих действиях и понимании политических вопросов, поэтому почти все они используют популистские лозунги для привлечения новых сторонников.

Самвел Бабаян, командир оборонительной армией Нагорного Карабаха во время войны, является наиболее заметной фигурой в новой оппозиции. Он пользуется значительной поддержкой населения и рассматривается многими как сильный человек, способный победить правящую элиту и улучшить условия жизни простых людей.

Однако последние 10 лет он не жил в Нагорном Карабахе и не является его гражданином, что означает, что, по конституции страны, ему нельзя баллотироваться на пост президента. Бабаян выступил с инициативой изменения конституции, но у него мало шансов на успех.

Самой крупной оппозиционной партией в Нагорном Карабахе является «Партия национального возрождения», членом которой я являюсь. Она была создана в 2013 году, объединяя активистов, которые были против правящего режима. До Бархатной революции она была единственной оппозиционной партией в республике.

«Партия национального возрождения» будет участвовать как в парламентских, так и в президентских выборах используя антикоррупционную и демократическую платформу. Наша партия выступает за децентрализацию власти, отделение бизнеса от политической власти, сокращение государственного вмешательства, экономическую либерализацию и другие рыночные реформы. Партия стремится стать главной альтернативой правящему режиму и не допустить его победу в 2020 году.

Учитывая все обстоятельства, почти наверняка во время президентских выборов 2020 года будет назначен второй тур голосования. Если появится сильная оппозиционная сила, способная консолидировать сегмент общества, жаждущий перемен, у нее будет очень хороший шанс победить кандидатов от правящей элиты.

Если одному из лагерей правящего режима удастся прийти к власти, Арцаху придется пережить еще один период застоя. Однако сейчас уже ясно одно — благодаря политической либерализации, вызванной Бархатной революцией в Армении, в 2020 году в Нагорном Карабахе будут проведены самые конкурентные выборы в истории страны.

Все высказанные мнения, терминология и географические названия выбраны самим автором и могут не отражать точку зрения редакции OC Media.