Мнение | ЛБТ-женщины Северного Кавказа — вдвойне бесправны

17 мая 2018

Екатерина Петрова, психолог и ЛГБТ-правозащитник. Родилась в Нальчике, Кабардино-Балкария. Вела несколько проектов в «Российской ЛГБТ-сети».

Сегодня Международный день борьбы с гомофобией, трансфобией и бифобией. Сегодня представители ЛГБТ становятся видимыми. О некоторых из этих людей, принадлежащих сразу к нескольким невидимым группам, вы, вероятно, не слышали и не видели — сегодня ЛБТ-женщины Северного Кавказа нуждаются в большей видимости

Женщины. Северокавказские женщины. Негетеросексуальные и трансгендерные кавказские женщины. С точки зрения общества, их не существует. По некоторым законам, их не должно существовать. И эти законы свято соблюдаются. Как любые другие «проблемные» северокавказские женщины, лесбиянки, бисексуалки и трансгендерные женщины никак не представлены в региональном, общероссийском и международном информационном пространстве.

В целом, по мнению общества, права женщин на Северном Кавказе — это не то, на что стоит тратить время, силы и деньги. Считается, что женщина тут — собственность мужчины и ей самой это нравится. Оказать ей помощь опасно — покушение на свою «собственность» кавказские мужчины не простят никогда. Не простят, прежде всего, ей самой. Если подобное случится и это получит огласку, семье просто не позволят спустить дело на тормозах.

Известны случаи, когда уже сбежавших девушек возвращали обратно в республику с помощью уверений родственников, что с ними все будет в порядке. Но, если история уже стала известна вне семьи, то давление будет оказано и снаружи, в том числе, со стороны правоохранительных органов.

В докладе «Российской ЛГБТ-сети» описан другой случай: в июне прошлого года R.S. внезапно умерла после неудачной попытки побега из семьи. Официальная причина смерти выглядит сомнительно и вызывает вопросы.

Такие истории, как та, что произошла с R.S., как правило, называют «убийством чести», но эта устойчивая фраза как бы оправдывает убийство тем, что оно совершено ради какой-то благой цели. Непонятно, в чем состоит честь в убийстве человека, особенно женщины, которая и так находится в зависимом положении и ей некуда деваться.

Иногда громкие дела по таким убийствам доходят до суда, но и это не помогает добиться справедливости. Например, адвокат, защищающий отца, убившего дочь за то, что она не носила платок и получала подарки от мужчин, говорит, что «обычаи и традиции нельзя подавлять с помощью уголовного кодекса».

Вдвойне бесправны

В 2015 году Фонд имени Генриха Бёлля опубликовал исследование о положении женщин на Северном Кавказе. Его результаты показали, что в регионе широко распространено домашнее насилие, женщины ограничены в передвижении и не имеют доступа к семейному бюджету. Эта информация, к сожалению, не нова и давно никого не шокирует.

Вдвойне бесправны ЛБТ-женщины (лесбиянки, бисексуалки и трансгендеры). В известных мне историях побегов девушек из кавказских республик основными препятствиями были отсутствие финансов и свободы передвижения. Если мужчины могут попросить друзей о денежной помощи или адаптации в других регионах, у девушек такой возможностей нет. В разделенном по гендерному признаку обществе женщины дружат с женщинами, у которых, так же, как у них, мало ресурсов. В отличие от мужчин, они не могут уехать по работе или учебе в другой регион. Выезжать из дома незамужней женщине запрещено везде, за исключением немногих прогрессивных семей.

Некоторые правозащитники считают, что лесбиянкам и бисексуальным женщинам живется легче, чем геям — в том числе, в северокавказских республиках. Тот, кто понимает, как действует пересечение дискриминаций, догадается, что все наоборот. Проблемы людей, относящихся одновременно к нескольким уязвимым группам, гораздо более «невидимы». Это создает впечатление, что проблем нет. Речь о тех, кто относится к трем группам: 1. они негетеросексуальны; 2. они женщины; 3. они принадлежат к культуре, где права женщин ограничены и где при несоответствии шаблону «правильной девушки» ее жизни грозит опасность.

«Невидимость» конкретных ЛБТ-женщин в Северокавказском регионе — вопрос их выживания. Правозащитное сообщество, оказывающее помощь, бережно относится к защите личной информации женщин. Это вызывает уважение и, безусловно, радует. Тем не менее, я считаю, озвучивание и обсуждение этой проблемы необходимо.

В течение 2017 года в СМИ практически не поднимались проблемы северокавказских ЛБТ-женщин, в том числе из соображений безопасности. Тем не менее, это не помешало чеченским властям устроить облавы на женщин в конце 2017 — начале 2018 годов, сообщает «Российская ЛГБТ-сеть».

Женщинам, чтобы более открыто говорить о своих проблемах, нужно верить, что это кого-то интересует. Нужно, чтобы кто-то понимал: ты действительно существуешь вот с таким набором идентичностей, казалось бы, противоречащих друг другу.

Если принять, что статистически около 5 процентов людей относятся к ЛГБТ, то в одной только Чечне это уже 70 тысяч человек, а есть и другие республики. Соответственно, женщин среди них — около половины.

Международные и российские правозащитники говорят, что на Северном Кавказе ситуация с правами человека — критическая. Однако консервативная часть северокавказского общества с ними не согласна и считает по-другому. Консерваторов возмущают новые тенденции: появился доступ к информации, женщины стали чаще устраиваться на работу, стали более независимыми, чаще инициируют разводы и отказываются во второй раз вступать в брак, даже слышен дискурс о существовании в регионе ЛГБТ. Это маргинальные для Северного Кавказа темы, но о них потихоньку стали говорить вслух. Такая ситуация не сильно отличается от подобных случаев в мире: пока проблема не озвучена, ее «не существует». И это «несуществование» поддерживается, в том числе, теми, кто оказывает помощь. Пока дело обстоит таким образом, мы вряд ли сможем изменить ситуацию.

Перспективы развития ситуации

Успешная работа по эвакуации в другие страны — несомненно, благородное и правильное дело, но надо двигаться и дальше. Многие из эвакуированных говорят, что ни за что не уехали бы, если бы ситуация не угрожала их жизни.

Считаю, что на преследования представителей ЛГБТ должно отреагировать российское общество, особенно ЛГБТ-сообщество. Надо выстраивать систему помощи ЛБТ-женщинам с учетом специфики их ситуации. Для этого сначала необходимо изучить проблему глубже, чем на уровне стереотипного мышления, по которому «женщины на Кавказе традиционно играют второстепенную роль». Необходимо участие и самих женщин — надо говорить о том, как устроена жизнь в регионе, рассказывать, как ситуация выглядит изнутри, показывать проблемы и опасности и обсуждать пути решения.

Опыт выживания ЛБТ-женщин Кавказа, на мой взгляд, бесценен. Это опыт осознания и принятия себя, когда для того, чтобы быть собой, надо идти на риск и изобретать собственные техники безопасности. Уверена, когда девушки и женщины с таким опытом присоединятся к движению за права ЛГБТ-людей, мы сделаем огромный шаг вперед. Но предсказать, когда это случится, сложно.

Ситуация с правами человека в России меняется. Давления со стороны власти все больше, но противодействие давлению тоже растет. Подходы этого противодействия разные, постоянно находятся новые формы, и это начинает работать. Расширение подхода к проблемам ЛГБТ на Кавказе обогатит практику всего российского ЛГБТ-движения и поможет выстроить новые системы помощи в других регионах.

Буду рада получить обратную связь от женщин, проживающих в кавказских республиках или других регионах в семьях с сильными кавказскими традициями. Истории и рассказы помогут сформировать видение о том, в какую сторону двигаться тем, кто хочет помогать. Если вы готовы поделиться, пишите мне на почту: [email protected].

Все высказанные мнения и терминология выбраны самим автором и могут не отражать точку зрения редакции OC Media.