Мнение | Последует ли Грузия за Польшей на пути к ультраправой революции?

Грузинские демонстранты-гомофобы, пытающиеся прорваться через полицейскую линию к протестующим против насилия, на заднем плане — лидер польских консерваторов Ярослав Качиньский. Иллюстрация: Доминик К. Цагара / OC Media.

Многие в Грузии поспешили обвинить Россию во вмешательстве в произошедшие на этой неделе гомофобные инциденты с насилием в Тбилиси. Однако польский опыт отката от демократии представляет собой более надёжную базу для понимания того, что ждёт Грузию в ближайшем будущем.

Священник находящейся в около 50 км от Тбилиси церкви Эртацминда тут же загорелся энтузиазмом, узнав, что я поляк.

Он рассказал, что ему импонирует президент Польши Анджей Дуда за то, что тот объявил брак союзом между мужчиной и женщиной, а также за его борьбу против «ЛГБТ-повестки». По его словам, Европа ещё не до конца потеряна, пока есть такие политики, как Дуда. Из множества тем, которые он мог бы обсудить со мной, священник решил продолжить гомофобную демагогию. При этом он ни разу не упомянул Россию.

5 июля тысячи людей собрались в центре Тбилиси в знак протеста против запланированного квир-прайда. Демонстрация вскоре обернулась преследованием журналистов и тех, кого толпа приняла за квиров из-за серёг, татуировок или яркой одежды.

Агитировала протестующих Грузинская православная церковь, а наряды полиции, отправленные на улицы для защиты правопорядка, стояли практически без действия, в то время как яростная толпа избивала журналистов. Всего более 50 сотрудников СМИ пострадали в тех событиях. Протестующие обвинили все СМИ, кроме ультраправых, в причастности к распространению «гей-пропаганды».

Нападение на группу журналистов у Храма Кашвети на проспекте Руставели. Фото: Мариам Никурадзе/OC Media

Грузинские либералы быстро связали недавние беспорядки с проблемой постоянных попыток России сбить Грузию с прозападного курса. Однако, когда я был там, перед зданием парламента, я не видел русских — я видел лишь грузин всех возрастов, размахивающих грузинскими флагами, одетых в чоху, исполняющих традиционные грузинские танцы, молящихся и поющих песни на грузинском.

Они напоминали мне Россию настолько же, насколько Польшу Качиньского, Венгрию Орбана, Бразилию Болсонару, или США в период президентства Трампа.

Если в соцсетях проследить за дискуссией молодого поколения грузинских ультраправых, то выяснится, что они равняются на Запад — точно так же, как и грузинские либералы, которые размахивали радужными знамёнами и флагами Европы напротив парламента на следующий день после гомофобного погрома.

Новые ультраправые внимательно следят за актуальными спорами о «белом геноциде», «культурном марксизме» или о «гендерной идеологии и ЛГБТ». Они неистово ненавидят протесты Black Lives Matter («Жизни чёрных важны») на другом конце Земли. Русская православная церковь оказывает влияние на Грузинскую православную церковь, но при этом идеологические тренды, подстёгивающие грузинских консерваторов, имеют общемировой характер. Что бы Россия ни пыталась предложить «на экспорт» является лишь частью всемирной антилиберальной революции.

Суверенные демократии

Польские консерваторы с их комплексом Спасителя хотели бы возглавить такую революцию. Польша также представляет собой отличный пример того, что для борьбы против «европейских ценностей» необязательно участие России.

Польша является одной из самых русофобских стран на планете. В отличие от Грузии, где правительство и оппозиция постоянно обвиняют друг друга в сотрудничестве с Россией, в Польше такие обвинения — это редкость, поскольку тяжело даже представить, что в стране может существовать серьёзная пророссийская пятая колонна. Антироссийские настроения особенно сильны среди находящихся у власти консервативных политиков. В отличие от Грузии, поляки не слушают русскую музыку и не смотрят российские фильмы. Многие туристы жалуются, что если спросить дорогу у прохожих на русском, то поляки демонстративно развернутся и уйдут.

И всё же польское консервативное правительство фактически способствует продвижению внешнеполитических приоритетов России. В частности, ослаблению Евросоюза изнутри, подрыву западных структур безопасности, разрушению принципа верховенства закона, дискредитации идей демократии и прав человека под видом защиты «суверенитета» и «семейных ценностей». Кроме того, в числе подобных тенденций превращение СМИ в орудие для преследования политических целей и развенчание идеала универсальных истин, а также создание внутренней нестабильности путём усиления поляризации общества. 

Согласно Всемирному индексу свободы прессы за 2021 год, представленному организацией «Репортёры без границ», Польша, будучи образцом страны в фазе демократического перехода, настолько сильно опустилась в рейтинге, что её опередили Грузия с Арменией. Вашингтонская НПО Freedom House ранее сообщала, что недавний откат от демократии в Польше стал самым беспрецедентным в истории отслеживания демократических показателей.

Примечательно, что посольство Польши в Тбилиси оказалось в числе четырёх западных дипмиссий в Грузии, которые не стали осуждать произошедшие 5 июля акты насилия в отношении представителей квир-сообщества и журналистов (в их числе были представительства Ватикана, Румынии и нейтральной Швейцарии; даже Венгрия подписала заявление). И это при том, что гражданин Польши в ходе тех событий получил ножевое ранение. По сравнению с Грузией общество в Польше менее склонно к принятию насилия, но молчание польских дипломатов в отношении этих двух групп говорит о многом. Помимо этого, существует позиция, согласно которой никто не должен вмешиваться во внутренние дела других стран. Путинская суверенная демократия?

Ситуация в Польше показала возможность пересечения местных тенденций с приоритетами внешней политики РФ при этом без прямой взаимосвязи между ними. Концептуализация грузинского ультраправого движения исключительно сквозь призму российского вмешательства приведёт к ошибочным выводам, которые не позволят должным образом определить суть проблемы и способы её решения.

Польский сценарий

Расцвет нелиберальных режимов в Центральной и Восточной Европе (и не только) обладает одним общим знаменателем — схожей с религиозностью верой в экономический либерализм и недостаточность перераспределения материальных благ. Либеральная политика заложила основы возникновения социальной прослойки из бесправных и не имеющих власти людей, политическому потенциалу которых лишь предстоит раскрыться.

Премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий (слева), лидер «Права и справедливости» Ярослав Качиньский (в центре) и премьер-министр Венгрии Виктор Орбан (справа). Официальное фото.

Польские консерваторы смогли сделать именно это, агитируя своих избирателей дискуссией о жестоком и несправедливом переходе к капитализму и обещаниями достижения экономического равенства. Они включили внутренних и внешних врагов (Германию, ЕС, «гей-лобби» и СМИ) в свою идеологию и позволили Католической церкви задать тон социальной политики. 

Тем не менее Польша никогда не была в таком же бедственном и неравноправном положении, в котором сейчас находится Грузия. Грузинские либералы продолжают недооценивать наличие масштабного экономического кризиса и каждый раз с удивлением реагировать, когда происходит вспышка гнева представителей незащищённой части населения.  Гендерные вопросы занимают центральное место в агитации консервативных сил, однако, я не думаю, что права квиров сами по себе могут заставить людей вести себя подобно бешеным зверям, которых выпустили из клетки на улицу, чтобы утолить жажду крови.

Двухпартийная система Грузии, лишённая полноценного идеологического разделения при наличии, в большинстве своём, не имеющих значения малых партий и партий-сателлитов, уже давно потеряла доверие в глазах общества.

В Польше правящая партия «Право и справедливость» снова победила на выборах, предложив ультраконсервативную повестку вкупе с социальной политикой. Как только в Грузии появится харизматичный лидер, такая новая сила в его лице ураганом пронесётся через грузинскую политику, обещая базовую экономическую безопасность и защиту «традиционных ценностей». Тогда Грузия присоединится к Польше на пути к антилиберальной революции.

Гомофобные протестующие в Грузии дважды за неделю сорвали флаг Европы со здания парламента. Это важное событие, предвещающее потрясения для политического Олимпа Грузии. В скором времени произошедшее станет преследовать свободолюбивых и демократически настроенных грузин, которых на самом деле намного меньше, чем нам кажется.