Мнение | Принятие нашего прошлого — единственный путь, по которому мы можем двигаться вперед

30 января 2019

Джавид Ага — блогер из Анкары и обозреватель социальных сетей, специализирующийся на Армении и Азербайджане, чьи работы были опубликованы в Интернете, в том числе BBC. Он является редактором азербайджанской художественной и культурной платформы VarYox.

В Азербайджане, как и в Армении, память о жертвах преступлений прошлого часто принимает односторонний характер. Несмотря на попытки искажать и политизировать такие события по националистическим мотивам, для продвижения вперед необходим более сострадательный подход и память о том, что, прежде всего, невинные жертвы всегда священны.

На прошлой неделе Азербайджан оплакивал своих мучеников, павших во время советского насилия, совершенного 29 лет назад в столице страны Баку. На телеканалах транслировались патриотические фильмы (по иронии судьбы, в основном, они были сняты в советское время), радио замолчало, а на фотографиях профилей в социальных сетях появились красные и черные цвета.

Черный Январь — это злодеяние, которое очень часто вспоминают в наше время, но никогда не упоминается участие армян в нем — ни армянские солдаты, ни армянские жертвы. Как Баку превратился из самого космополитического города Южного Кавказа в «город без армян»?

«Фальшивые новости»

Несмотря на то, что, по словам британского журналиста Томаса де Ваала, в его книге «Черный сад», число погибших в результате погромов в Баку насчитывает около 90 человек, это событие редко освещается в азербайджанской историографии. Хотя реакцию на сумгаитский погром можно видеть как в правительственных, так и в неправительственных публикациях, позиция азербайджанцев в отношении событий в Баку довольно неясная и в значительной степени омрачена другими событиями Черного января.

Например, историк и профессор Карим Шукуров назвал принудительное выселение армян из Сумгайыта и Баку необходимым шагом для предотвращения существования «пятой колонны» в будущем. Он предлагает, чтобы мы проанализировали эти события в контексте войны в Нагорном Карабахе, а не рассматривали их как несвязанные массовые убийства.

С другой стороны, Панах Гусейн и Этибар Мамедов, бывшие члены движения «Народный фронт» (организация-предшественник партии Народного фронта Азербайджана), предположили, что погром был заговором, запланированным советским КГБ. По данным Министерства иностранных дел Азербайджана, жертвами армянской войны в 1990 году были те, кто не выполнил требования сепаратистов — то есть, это были «лояльные армяне».

Являются ли все эти утверждения ложью или теориями заговора? Или это факты? Если нет полного раскрытия архивов, не историки никогда не узнают об этом. В эпоху «фальшивых новостей» и «пост-правды» легко манипулировать людьми случайными утверждениями. Люди просто не знают, кому верить.

Какнасчетизм и национализм

Итак, что мешает нам вспомнить невинных жертв? Одним из ответов, безусловно, является какнасчетизм. Люди склонны видеть справедливость в первую очередь на своей стороне; только после того, как пройдут обиды, они смогут подумать и о другой стороне.

Проблема с этой позицией заключается в том, что они хотят быть судьями себя в своем собственном суде. Мне нравится называть это уроборосом комплекса жертвы. В памяти таких людей нет места азербайджанским мирным жителям, убитым в городе Ходжалы, не потому что они используются в политических аргументах сегодняшними политиками.

Один из сторонников Азербайджана в Twitter однажды ответил на мой пост: «Почему я должен помнить жертв Армении, с какой целью? Они помнят наши жертвы?» Справедливо, но кто-то должен начать процесс.

В воспоминаниях есть что-то хорошее — невинные жертвы всегда священны, независимо от того, как они умерли или кто их убил. Все рохинья, уйгуры, езиды, боснийцы, армяне и азербайджанцы отмечают дни памяти, которые теоретически должны помочь им (и нам) задуматься о будущем.

К сожалению, есть и минусы. Сегодня, в эпоху национализма и воровства, эти дни часто помогают реваншистским политикам. Даже дни памяти больше не являются всеобъемлющими.

Вы видите, в чем проблема? Даже если вы честно пытаетесь вспомнить всех жертв трагедии и защитить меньшинство, есть большая вероятность, что вы станете инструментом пропаганды и будете демонизированы обществом.

Путь к миру не без препятствий, и важно, чтобы мы признали самое большое — иррациональный национализм.

Достаточно взглянуть на тысячи турок, которые скандировали «Мы все армяне» после шокирующего убийства армянского турецкого журналиста Гранта Динка в 2007 году. Над этими мужчинами и женщинами издевались националистические турки, их действия   расценивались в качестве «доказательства признания» в Геноциде армян армянами-националистами. Вместо того, чтобы быть политизированными, действия этих турок должны были рассматриваться как свидетельство сострадания.

Когда вы националист, смерть миллионов — это просто статистика, а статистика идет рука об руку с пропагандой. Националисты не испытывают сострадания, как однажды заявил немецкий философ Макс Штирнер, — у них «платный вид эгоизма». К сожалению, всегда будут враги мира, и это то, что мы должны учитывать при попытке добиться перемен.

В ожидании встречного шага

Вслед за обнадеживающими новостями о том, что лидеры Армении и Азербайджана признают необходимость подготовки своего населения к миру, представляется целесообразным начать позитивный диалог между двумя странами, помня все обиды. Ведь ни жертвы Ходжалы, ни Баку не заслуживали того, через что они прошли.

Трудно ли принять эту концепцию обсуждения? Обе нации заявляют о своей благородности и прощении, и теперь у них есть хороший шанс доказать это.

На Южном Кавказе уже есть очень хорошие проекты, которые объединяют людей таким путем, которого нет нигде в мире — в проектах миротворчества, таких как Chai Khana, таких как Чай Хана и различные мероприятия НПО (слава Богу за Тбилиси!), участвуют обычные люди.

Социальные сети — еще один хороший инструмент, который помогает обычным людям обходить границы и общаться друг с другом, независимо от позиции их правительства. На Южном Кавказе очень важно, откуда ты родом. Дело не в том, где вы родились, а в том, откуда ваши родители.  Нас (и вас) окружают азербайджанцы-карабахцы, которые никогда не видели Карабаха, еразы (азербайджанцы из Еревана), которые никогда не были в Армении, и бакинцы, которые на самом деле являются армянами.

Социальные сети позволили таким людям, как я, общаться с людьми из Армении, бывшими бакинцами, армянскими турками и всеми остальными. Должны ли мы бороться вечно, пока не умрет последний из нас, или у нас будет возможность поговорить друг с другом?

Это всего лишь несколько способов участия гражданского общества в продвижении вперед. Настало время и правительствам активизировать свою деятельность.

Это было достигнуто 100 лет тому назад. Спустя месяцы после мартовских событий (когда тысячи азербайджанцев были убиты большевистскими и армянскими дашнакскими силами в результате события, которое официально запомнилось как геноцид в Азербайджане) и сентябрьских событий (когда тысячи армян были убиты азербайджанскими и османскими силами), Армения и Азербайджан оба признали друг друга независимыми республиками — у них даже «день рождения» в один и тот же день.

После обретения независимости в азербайджанском парламенте было 11 армян, а в армянском — шесть азербайджанцев. Представьте себе, что ваш предполагаемый «враг» получил место в вашем парламенте всего через несколько месяцев после двух ужасных убийств. Совершенно немыслимо, чтобы это могло произойти в нынешние, так называемые, «просвещенные» времена.

Теперь пришло время долго смотреть на наше прошлое — не на то, как мы убивали друг друга, а на то, как мы ладили даже после всех этих обид.

Все высказанные мнения и терминология выбраны самим автором и могут не отражать точку зрения редакции OC Media.

 

Бескомпромиссная, независимая журналистика

Скажем честно, ситуация со СМИ на Кавказе безрадостная. Каждый день нас обвиняют в том, что мы «служим врагу», кем бы он ни был. Наших журналистов преследовали, арестовывали, избивали, им приходилось менять место жительства. Но мы стойко держимся. Для нас это любимая работа. К сожалению, OC Media не может держаться на одной только любви, — журналистика стоит дорого, а финансирование ограничено. Наша единственная миссия — служить интересам всех народов региона. Поддержите нас сегодня и присоединитесь к нам в борьбе за лучший Кавказ.

Поддержать нас