Мнение | Протест и хороший президент: косметические изменения в косметической стране

20 февраля 2019

Арзу Гейбулла — независимый писатель родом из Азербайджана. В настоящее время базируется в Стамбуле.

После протестов и требований семей погибших в войне в Нагорном Карабахе президент Азербайджана Ильхам Алиев согласился выплатить им обещанную компенсацию. Однако такое резкое изменение позиции правительства и другие небольшие общественные уступки являются лишь косметическими изменениями в стране, полной несправедливости.

Потребовалось почти четыре месяца протестов и прошений к президенту Ильхаму Алиеву, чтобы он наконец встретился с «матерями шахидов» и внес изменения в указ, который он подписал после того, как обеспечил себе четвертый президентский срок на выборах в апреле 2018 год

[Читать на OC Media: Алиев был переизбран на четвертый срок, несмотря на «серьезные нарушения»]

Указ предусматривал единовременные компенсационные выплаты в размере 11 000 манат (6 500 долл. США) семьям погибших или пропавших без вести до 2 августа 1997 года во время войны в Нагорном Карабахе. По указу, компенсация должна была быть выплачена примерно 10 000 семей.

После того, как в октябре 2018 года начались выплаты, некоторые семьи сообщили, что им было отказано в выплате на основании того, что они уже получили компенсацию на момент смерти члена их семьи.

Разочарованные, эти семьи решили заявить о своих правах на qan pulu («деньги за кровь»), протестуя перед правительственными зданиями.

Нехватка доказательств

Тем не менее, доказательства осуществления этих выплат отсутствовали, поскольку, по словам семей и должностных лиц, документы были давно уничтожены. Согласно закону об архивах в Азербайджане, банкам разрешено хранить банковские квитанции до пяти лет, после чего они уничтожаются.

В результате вопрос, который задавали многие семьи, был следующим: если документы уничтожены, как власти узнали, какая из семей получила компенсацию, а какая — нет? Кто решает, какие имена попали в список?

Также, когда им порекомендовали искать правовую защиту в судах, это выглядело как трудная задача — на принятие решения не только потребовались бы годы, но даже если бы они подали иски, в отсутствие архивов, без каких-либо записей и доказательств на руках, вероятность того, что суды приняли бы решение в пользу семей, была равна нулю.

Эти семьи сталкивались с огромным унижением все годы своей многолетней борьбы. В ходе большинства прошений, женщины плакали, часто заново переживая потерю.

«Они оскорбляют наши честь и достоинство», — сказала дочь, потерявшая отца на войне, когда ей было всего три года.

«Мы не нищие. И наши любимые не жертвовали своей жизнью, чтобы мы могли на них заработать. Все, чего мы хотим, — это то, что по праву принадлежит нам», — говорит человек, который потерял своего брата, офицера полиции, который во время войны оставил семью.

Другая женщина говорит, отчаявшись: «Если они не могут заплатить, и если они положили деньги в карман, то верните мне тогда моего отца».

Знали ли они, что потребуются месяцы отстаивания своих прав, месяцы унижения со стороны депутатов и других должностных лиц и месяцы перенаправления из одного правительственного учреждения в другое, прежде чем их отчаянные прошения будут услышаны самим президентом.

Ответ правительства

Депутат Хади Раджабли сказал женщинам, которые протестовали у парламента, «не пачкать» репутацию президента и его добрые намерения, но это не успокоило протестующих.

«Мы ничего не пачкаем», — кричали женщины, — «это [делают] государственные служащие».

Раджабли, как и другие депутаты, которые общались с семьями, мало что мог им сказать, — разве что то, что указ не входит в их мандат, и пообещать поднять этот вопрос в парламенте.

Однако в ближайшие месяцы ничего не изменилось. Комиссия, созданная спикером парламента Огтаем Асадовым в октябре, практически не продвинулась в предполагаемых расследованиях этого вопроса. Тем не менее, со временем кое-кто услышал.

28 января президент Алиев обратился к этим семьям и их представителям и поприветствовал их в Президентском дворце вместе со своей женой, вице-президентом Мехрибан Алиевой.

В своем выступлении Алиев рассказал о заботе, которую власти оказывали тем, кто пострадал в результате конфликта. Неудивительно, что он упомянул это после того, как был избран на досрочных выборах на очередной президентский срок. Несмотря на то, что он мог бы подписать указ по любому другому вопросу, он решил сосредоточиться на государственной поддержке семьям шахидов, что, по его словам, свидетельствует о его ответственности и заботе об этих семьях.

«Я подумал, что первый указ, который я подпишу [после переизбрания], должен касаться семей, члены которых были убиты во время войны. Согласно этому указу, около 10 000 семей получат единовременную компенсацию в размере 11 000 манат. Я хотел бы еще раз повторить, что, хотя я не сравниваю Азербайджан с какой-либо другой страной, несомненно, что Азербайджан лидирует в этом отношении».

Алиев добавил, что для удовлетворения запросов семей, которые изначально не были включены в список, будет внесена поправка, по которой будут добавлены 2725 новых имени, потому что, по его словам, Азербайджан — это страна, в которой всегда главенствует закон и справедливость, особенно когда дело касается социальной справедливости.

«Те, кто получил компенсацию в 90-х годах, не должны быть в списке. Это то, чего требует закон. С другой стороны, мы должны справедливо решать все проблемы и подходить к ним с точки зрения социальной справедливости. Принимая это во внимание, я подписал новый указ. В новый список включены семьи, которые уже получили единовременную компенсацию, а также члены семей сотрудников Министерства внутренних дел [полиции]. Их число превышает 460 человек», — пояснил президент.

Лишь президент может нам помочь

Удивительным является то, что наблюдая за событиями последних нескольких месяцев, можно было видеть доверие, которое эти семьи чувствовали к президенту в этом вопросе. Каждый раз, когда члены семей собирались перед правительственными зданиями, они просили встречи именно с президентом для того, чтобы другие выполняли свою работу правильно. Виноватыми всегда были чиновники, — в коррупции или в нежелании им помогать. Президент будет знать, как поступить, — это общепринятое мнение.

Возможно, он и знает. А возможно, это страх перед беспорядками заставляет власти, в том числе президента, быть более бдительными.

В феврале Алиев подписал несколько указов. Один из них повысил прожиточный минимум с 130 манат (75 долларов США) до 180 манат (105 долларов США). По другому указу были увеличены стипендии государственного университета на 15-20 %, начиная с марта 2019 года.

13 февраля президент впервые дал интервью местным СМИ в беседе с журналистом Миршахином Агаевым.

Агаев, журналист и основатель некогда самого популярного вещателя в Азербайджане, Службы новостей Азербайджана (ANS), в прошлом был известен своей беспристрастной репортажной деятельностью, но сложная политическая обстановка в Азербайджане поставила его перед трудными выбором.

В отчаянном 2016 году Агаев зашел так далеко, что написал письмо покойному президенту Гейдару Алиеву в поисках защиты ANS после того, как Национальный совет по телерадиовещанию решил отозвать свою лицензию. Агаев, потеряв одну платформу, создал другую — Real TV. 13 февраля Президент Ильхам Алиев давал интервью Real TV.

Интервью президента Ильхама Алиева телеканалу вызвало большой интерес у других азербайджанских журналистов, многие из которых посчитали, что оно выглядело, как постановочное. Некоторые поделились вопросами, которые они бы задали, если бы им дали возможность взять интервью у президента.

После успешной демонстрации в январе азербайджанская оппозиция намерена продолжить призывать к равенству и справедливости на митинге, назначенном на 23 февраля. По данным оппозиции, в митинге приняли участие около 7000 мирных демонстрантов, которые требовали освобождения политзаключенных, в том числе блогера Мехмана Гусейнова, которому в декабре 2018 года были предъявлены новые обвинения, впоследствии снятые под международным и местным давлением.

[Читать на OC Media: Обвинения против Гусейнова сняты после митинга в Баку, собравшего тысячи людей]

Но в стране, где внешний вид играет ключевую роль, эти изменения являются ничем иным, как косметическими изменениями. Минимальная заработная плата остается низкой — и едва ли достаточной для базового обеспечения. Повышение стипендии в лучшем случае покрывает транспортные расходы, особенно если учитывать расходы на аренду жилья. А представители оппозиции постоянно подвергаются преследованиям, допросам в полиции, административным задержаниям и преследованию по поддельным обвинениям.

19 февраля прокурор потребовал лишения свободы на срок в 23 года и 6 месяцев для пяти членов азербайджанской оппозиционной партии «Народный фронт».

Все высказанные мнения и терминология выбраны самим автором и могут не отражать точку зрения редакции OC Media.